Книга: Лишний на земле лишних
Назад: Глава 10 День визитов
Дальше: Глава 12 Нелегал

Глава 11
Гости. И снова гости

Прилетел ко мне, как выяснилось, целый герцог. Или просто лорд? Или вообще никто? У англичан очень запутанная система титулов. Есть герцоги, графы, бароны, а также маркизы, виконты и баронеты, но дети герцога герцогами не являются. Им делается только старший сын после смерти папаши. Остальные, вроде как, простолюдины. Не совсем обычные, джентльмены, но «джентльмен» и «дворянин» понятия все-таки совершенно разные. Дворянин — это «сэр», то есть рыцарь. Но это — личный титул, жалуется королем и не наследуется. Хотя, баронеты, кажется, автоматически «сэрами» делаются. Но только они одни. В общем, путаница.
Мой гость был племянником герцога Норфолка — Джон Бофор, прямой потомок королей-Плантагенетов. В общем, буду звать его «лордом» в знак уважения к предкам. В конце концов, русскому путаться в их титулах — это нормально.
Совсем еще молодой человек, не старше меня, а руку протягивает так, будто ждет, что я ее целовать буду. Так вот, я ее, вообще, пожимать не стал, только на пакеты с продуктами с кривой улыбкой покосился. Не бросать же мне их на землю, в самом деле? Вождь не поймет. Он с моего плеча никак слезать не собирается, понравилось сверху на всех смотреть, наверное.
Так что только намекнул на поклон, чтобы обезьяна сильно не беспокоить:
— Очень приятно. Николай Некрасов. Но вы это и так знаете. А вместе со мной — предводитель местных хануманов. Кстати, они здесь со времен Ушедших живут, — и дальше уже обезьяну: — Вождь, к нам высокий гость из Ордена прибыл, поприветствуй его.
А сам ментально его науськиваю, как на отшельника. Вождь и не подвел, выдав любимый клич:
— Я — главный! Все самки мои! Бойся меня!
Ну, и что-то эмоциональное добавил уже на обезьяньем наречье.
Я тоже включился в ментальное общение:
— Это не я. Это он сам. Все здешние обезьяны — бхаасы, то есть мыслеречью владеют. Словарь у них только маленький и специфический, как и мысли. Обезьяны, все-таки. — И без перехода уже обычным языком: — Так что же мы на пороге стоим, прошу в дом!
Пропустив лорда вперед, поставил пакеты снаружи рядом с порогом.
— Вождь, зови своих. Еда приехала, — и попытался снять его с плеча.
Не хочет. Вцепился. Пришлось самому мысленно заорать на всю округу:
— Еда! Налетай, пока не разобрали!
Молодцы эти обезьяны. Только что никого и видно не было, а тут, раз — и целая толпа. К пакетам. Тут вождь сам быстро с меня спрыгнул и стал порядок наводить. Хотя, похоже, успел глянуть на меня осуждающе. Что это он? Понравилось в переговорах участвовать?
Поднял глаза и увидел, что от вертолета идут еще двое. Один, видимо, пилот, а второй — мой знакомый Томми Аткинс. Якобы охранник, а по жизни — безопасник из Ордена. И не рядовой. Изобразил (я) радостную улыбку, как будто всю жизнь мечтал его тут увидеть и пригласил проходить. Он-то с самого начала сиял всеми тридцатью двумя зубами. Профессионал.
С такими же сияющими улыбками мы и прошли в гостиную. У меня там, помимо воды в холодильнике, еще и кофе-машина стояла. Так что мог гостям хоть что-то предложить.
Сделал им кофе и выдал мороженое из НЗ. Его тут самому готовить приходится. Но мороженицы продаются, а технологии кумушки научили. Надо будет потом восполнить запас.
Наконец, расселись.
— Рад вас, наконец, увидеть снова! — Начал почему-то Аткинс. А я-то лорда главным считал. Или они так договорились?: — Вы тогда так неожиданно исчезли…
Он что, прикалывается?
— А то вы не знаете. Не своей волей был выкинут за границу территории РА с обещанием огня на поражение при попытке вернуться.
— Но это же вам не помешало оказаться совсем с другой стороны территории РА.
— Знаете, Томми, вы так говорите, как будто имеете ко мне претензии. А я, между прочим, на работе в Ордене не состою, зарплаты никакой не получаю и ничего, кроме неприятных процедур от профессора Дорна, при контактах с вами не обрел. Я не говорю про защиту, не обязаны, но хотя бы информацией о здешних порядках и нравах могли бы поделиться. Не думаю, что с вашей стороны был злой умысел, но грузовичок у меня отобрали, зарегистрировав его на мою бывшую девушку именно потому, что был я на момент въезда в Новороссийск не в его кабине, а в броневике вместе с вашими сотрудниками. Так что, если вам есть, что сказать, давайте без наездов.
Безопасник обиженно поджал губы, демонстрируя, что он не привык к такому обращению. Играет, наверное. Не верю я в то, что он эмоциями владеть не умеет. Кстати, а что с ними в действительности? Я включил «ощущение эмоций». Однако! Раздражение, действительно есть. Не нравлюсь я господину Аткису. Впрочем, он мне тоже не слишком нравится. И гэбистам я, в принципе, не доверяю. А вот лорд, похоже, развлекается. От преподнесенного Вождем сюрприза он, похоже, полностью отошел, и теперь ему интересно, что же будет дальше. Мне тоже. Правда, Бофор еще и думает при этом довольно напряженно. Подождем, что он там надумает.
Молодой лорд мои ожидания оправдал и вмешался в нашу пикировку:
— Вы здесь очень неплохо и без нашей помощи обосновались, как я вижу. У вас замечательный дом в поздне-колониальном стиле. Я вам даже завидую. А почему слуг нет? — Неожиданно закончил он свои комплименты.
Я даже немного растерялся.
— Как-то привык своими силами обходиться…
— Пережитки коммунизма? Это вы зря. И от дома впечатление смазывается, и местных жителей, которые были бы счастливы пойти в услужение к белому саибу, лишаете возможности улучшить свой уровень жизни. Думаю, вы это себе вполне можете позволить.
— Ну, я не думаю, что останусь здесь жить всю жизнь. Дом, скорее, вынужденная трата, здесь просто иначе жить негде. В крайнем случае, его и бросить можно будет. Со слугами же здесь сложнее. Фирм, которые могут обеспечить разовые услуги горничной, кухарки и т. п., здесь нет. Набрать постоянных? Но тогда, как еще античные философы учили, это уже не слуги, а домочадцы. Выгнать их на улицу, у меня рука не поднимется. Проще не заводить. Обслужить себя мне не трудно. Всегда так жил.
— Вот я и говорю, пережитки коммунизма. Но — ваше дело. Но какая такая нужда заставила вас здесь столь серьезно обосновываться? Только не говорите мне, что это ради изучения обезьян. Думаю, вы с ними за неделю, максимум за две разобрались. Не думаю, что они вам очень много о культуре Ушедших рассказать могут, сами говорите, что мозги у них под умные беседы не заточены. Не в цирке же вы с ними выступать собираетесь?
— Ну, слово «упсур» они знают.
— Как-то по-особенному на него реагируют?
— Да, еды требуют.
— То есть вы уверены, что где-то рядом есть неизвестная нам база Ушедших. Это не вопрос, как вы поняли. Думаю, вы ее даже уже нашли. Поздравляю. Это, кстати, прокол Ордена, что у нас ни одного штатного археолога не было. Как-то никто не подумал, что профессионал, вроде вас, сможет читать рельеф местности лучше геодезистов. На предмет поиска памятников древней культуры, я имею в виду. Не думаю, что в полезных ископаемых вы столь же хорошо разбираетесь.
Н-да. Этот лорд — не дурак. По крайней мере, два и два сложить может. А я так и не научился наводить тень на плетень. Сам себя в дурацкое положение ставлю. Потому, что не могу определиться с выбором поведения. Вроде, когда сюда ехал, как раз и надеялся найти что-нибудь стоящее, оставшееся от Ушедших, завоевать себе тем самым право вступить в Орден и дальше жить себе счастливо, занимаясь любимым делом и не испытывая при этом материальных затруднений. Нашел. Целую базу Ушедших. Но почему-то мне совершенно расхотелось вступать в Орден. Не нравится мне проводимая им политика. И люди из него, с которыми мне довелось встретиться, мне не понравились. Нет, работать мне и более неприятными людьми доводилось, но вот в качестве своих друзей я никого из них не представляю. Каждый свою игру ведет и старается решить свои проблемы за счет других. Не стесняясь «передергивать» карты. Что-то в них во всех «шулерское», что ли, присутствует. Не люблю таких. И отдавать им базу мне почему-то жалко, хотя, по установленным ими же законам, я обязан это сделать. Они тут хозяева.
К сожалению, альтернатив тоже не просматривается. Индия мне все-таки чужда по культуре и традициям. А Баба-Сатьи — тот еще жук. Хоть и делает вид, что сам где-то в Атмане пребывает, земное его очень даже интересует. Подметки на ходу срезать норовит, жаден, недоговороспособен и авторитарен не в меру. «Замечательная» характеристика «святого» человека. Я немного нервно хмыкнул. Надеюсь, не заметили.
Не думаю, что в других колониях ко мне лучше отнесутся, если даже в РА меня сочли не «субектом» а «обектом». За своего не приняли. Ограбили и выкинули. То, что я тоже русский, никаких плюсов в их глазах мне не добавило. Хотя у русских дух землячества коммунистами почти сто лет старательно вытравливался. Под предлогом борьбы с «великодержавным шовинизмом». До такой степени вытравили, что страна развалилась.
Ладно, это все — философия, которая, вообще-то лженаука.
Получается, Орден для меня наименьшее из зол, как это ни противно. И, вроде, тамошнее начальство во мне заинтересовано, вон, целый лорд на переговоры приехал. Что же, появилась возможность определиться. До сих пор ни до чего конкретного у нас не доходило. Разве что профессор Дорн был очень конкретен, не к ночи будь помянут. Стептон туманными посулами ограничился, Аткинс меня пытался уговорить добровольно «под ружье» идти чуть ли не рядовым солдатом. Это у них, что, такая манера начинать торговлю, поделив реальную цену на сто? Обычно я, после такого начала, с подобными «негоциантами» всякие дела прекращаю, но тут, похоже, деваться некуда. Придется перетерпеть. Все равно, на не устраивающие меня условия не соглашусь.
Ладно, определился. Три глубоких вздоха, и переговоры продолжаются.
— Уважаемый мистер Плантагенет! Вы очень прозорливы. Полезных ископаемых я тут не нашел. Да и не искал. Но, прежде чем обсуждать мои успехи или неудачи в изучении культуры Ушедших, мне бы хотелось определиться в наших взаимоотношениях. Вот вы в качестве кого ко мне сейчас приехали?
Бофор неожиданно задумался. А я, честно сказать, перестал понимать, что происходит. Совершенно не ожидал такой реакции. О чем думать? Вопрос был почти риторический. Либо у него есть полномочия заключить со мной контракт, либо нет. Если нет, то и говорить особо не о чем. Но каким образом у лорда и у одного из топ-менеджеров Ордена в Запорталье может не хватать полномочий, мне непонятно. Гонять такого на предварительные переговоры — как-то нерентабельно.
Наконец, вместо ответа последовал вопрос:
— Если я скажу «просто познакомиться с вами», это вас не устроит? — К счастью, лорд все-таки не был одесситом, и сам же на него ответил: — Понимаю, не устроит. В общем-то, вы правы. Это только одна из целей.
Опять небольшая пауза.
— Вы позволите быть с вами откровенным?
Вопрос риторический. Не думаю, что кто-нибудь когда-нибудь отвечал «нет».
— Я, конечно, могу ошибаться, — Бофор, как будто нащупывал слова: — Но у меня сложилось впечатление, что вы, в принципе, готовы сотрудничать с Орденом, но сохраняя при этом определенную свободу. То есть заниматься не только тем, что вам прикажут, но и тем, к чему у вас лежит душа. Я прав?
— Вы очень четко сформулировали мою позицию. Я ее несколько раз доводил до сведения и господина Стептона, и присутствующего здесь господина Аткинса, и даже, к счастью, отсутствующего здесь господина Дорна. И мне всегда казалось, что в изучении культуры Ушедших Орден должен быть заинтересован не меньше меня. Иначе использование полученного наследия будет крайне неэффективным.
— Полностью разделяю вашу точку зрения. Но, к сожалению, с этим согласны не все в нашем руководстве. Думаю, для вас не секрет, что большинство финансистов, если видят, как получить большую, очень большую, прибыль за один ход, считать варианты даже на два хода вперед не считают нужным. В настоящее же время, финансовый эффект от ваших научных исследований в обозримом будущем не соизмерим с доходами, которые могут быть получены при использовании вас, как целителя.
— Гонорары врачей, конечно, достаточно велики, но не чудовищны. Например, я могу за три дня вырастить новый зуб вместо удаленного. Наверное несколько миллионов за год такой стоматолог заработать может. Не думаю, что подобная сумма может «делать погоду» в масштабах целого мира. А изучение культуры Ушедших может привести к новому научно-технологическому прорыву (не хочу использовать слово «революция», оно мне нравится не больше, чем вам). К тому же явно не один я стал упсуром, раз все переселенцы проходят через испытание артефактом.
— Пожалуй, я открою вам страшную тайну Ордена. До вас было всего пять упсуров, вы — шестой. Из них стали сотрудниками Ордена только четверо, пятый — китаец, и наши косоглазые друзья его где-то очень хорошо прячут. Двое уже не справились с освоением некоторых заклинаний, а попыток на каждое, как вы знаете, только три. Лучше всех дела обстоят у Менахема Будхаля, но он, освоив пятидесятое заклинание «полное исцеление» почему-то застрял. Следующее ему с первого раза очень трудным показалось, и две оставшиеся попытки он боится тратить. А еще одного вы уже обошли, хоть он и инициировался почти на год раньше вас. Так что не надо себя недооценивать. Как, кстати ваши успехи?
Неожиданно. И спасибо Бофору, который не стал темнить. Вот Аткинс его откровениями явно недоволен. Не по роже, по эмоциям чувствуется. А с лордом, похоже, можно иметь дело. Надеюсь, я не ошибаюсь.
— На сегодняшний момент выучил тридцать три заклинания, тридцать четвертая бусина только сегодня засветилась, еще не успел с ней поработать. Тут покой и сосредоточенность нужны. Пропусков пока нет. Затруднений тоже пока не было.
— Вот видите! Все козыри у вас.
— И?
— В настоящее время самым главным от Ордена в Запорталье является вице-Магистр Натан Дрейк. К сожалению, именно его я имел в виду, когда говорил о недостаточной гибкости руководства. Заставить его поменять мнение может только недовольство со стороны Магистерского Совета.
— Или Магистра?
— Открою еще одну тайну. Магистра в Ордене нет. Есть вакансия, по поводу заполнения которой члены Совета так и не смогли договориться. Возможно, и не смогут.
— Так что вы предлагаете?
— Не спешите заключать контракт. Ничего сверх ранее сказанного ни Дрейк, ни его представитель Стептон вам в ближайшие несколько месяцев не предложат. А чем больше заклинаний вы выучите, тем крепче будет ваша позиция. Возвращение молодости, точнее — заклинание «расцвет сил» — как раз последнее, шестьдесят четвертое. Освоите его, и все спонсоры Ордена будут ваши. Тут уж Совет и слова сказать поперек не посмеет. А пока — лучше вообще избегайте переговоров. Нового ничего не услышите, только нервы вам мотать будут.
Задавать вопрос, почему сотрудник Ордена подбивает меня не соглашаться на предложения Ордена, я не стал. Ясно, что у них какие-то внутренние терки. Конкретно у Дрейка с Бофором или, скорее, кого-то из членов Совета, с которым он связан. К сожалению, в простом сохранении статус-кво я не заинтересован.
— Спасибо за добрый совет и участие. Наверное, поступить так будет правильно. Но хотелось бы уточнить две вещи. Во-первых, на какие условия я смогу все-таки рассчитывать, когда проблема с господином Дрейком будет вами решена? — Я замолчал.
— А во-вторых?
— Сначала хотелось бы услышать ответ на первый вопрос.
Бофор на несколько мгновений задумался, потом улыбнулся:
— Давайте договоримся так. На вас, как я понял, некоторый отпечаток наложили идеалы коммунизма. Вот давайте от этого и исходить. Как там сказано? От каждого по способностям, каждому по потребностям? Вот так и будете жить при личном коммунизме. И в потребностях вас никто ограничивать не будет.
— Это, конечно, замечательно, но какую-то твердую сумму дохода, не зависящую от запросов, тоже хотелось бы иметь. Не всегда приятно просить денег на мороженное, знаете ли.
— Хорошо. Открытый счет, на котором всегда будет не меньше десяти миллионов. Устроит?
— Более чем…
Лорд победно улыбнулся:
— Второй вопрос?
— Текущее состояние моего счета. Пока что я только тратил деньги. Свои деньги. И, получается, никаких поступлений от Ордена меня не ждет, пока я не выучу все заклинания. Даже если темпы не снизятся, и мне никто не будет мешать, это еще месяца два-три. Но, возможно, и дольше. Например, полгода. В общем, не люблю говорить о деньгах, но сейчас у меня остался только один миллион, который в ближайшее время мне придется начать тратить. Знаете, это психологически неприятно. Очень хотел оставить его в качестве резерва, но подкузьмила история с бывшей девушкой и РА. В общем, какие-то деньги на текущие расходы, которые позволили бы мне прожить это время, не трогая этот миллион, мне бы хотелось получить.
И, кроме того, проверить серьезность ваших намерений. А то миллионы на словах стоят много меньше тысяч на счете.
Бофор посмотрел на своего спутника:
— Аткинс, у вас же есть фонд на оперативные расходы. Какую сумму вы можете потратить без согласования с начальством и не раскрывая статью расхода перед Советом? Вроде «оперативных расходов»?
Судя по эмоциям, безопасник внутренне вступил в борьбу с самим собой. Но все-таки решился:
— Тысяч пятьдесят-шестьдесят, но отчет потом, все равно, сочинять придется.
— Вы уж постарайтесь. Николас, устроит вас такая сумма?
Пятьдесят тысяч? Серьезная у Аткинса контора, если в ней на оперативные расходы подобную сумму списать могут.
— Если не случится никаких непредвиденных трат, то вполне.
— Тогда дней через пять в отделении банка в Ути на вас будет открыт вклад. Быстрее не получится. Сами знаете, электронные переводы тут не работают. Денежные переводы с той же скоростью, что и обычные письма ходят.
— Спасибо, буду ждать. А пока, раз уж мы обо всем договорились, вам чего-нибудь не очень сложного подлечить не надо? Могу «малое исцеление», «малое восстановление» или хотя бы «силу жизни» наложить. Точнее, сыграть.
— Лучше не сейчас, а когда хотя бы «полное исцеление» освоите. А «сила жизни» сейчас разве что пилоту пригодиться может. Мы, вроде, совсем не устали. Меня гораздо больше база Ушедших интересует. Что там? И как бы это посмотреть?
Разбежались! Деньги и договор только обещаны, а я им экскурсию устраивай?! Но и врать смысла не вижу. Захотят найти, найдут.
— База прямо здесь. Вход, можно сказать из моего дома, потому я его здесь и построил. Но есть проблема. Не пускает внутрь неинициированных. Просто в невидимую стену упираешься. И давление ментальное сильное. А в «прихожей» обезьяны живут. Эта база, скорее всего, центр подготовки упсуров. Что-то вроде спортивного комплекса. Меня сначала только на одну полосу препятствий пустили, после тридцать второго заклинания — на другую. А часть территории, вообще, только для суров, как предупреждает появляющаяся надпись.
— То есть вы здесь еще и тренируетесь?
— Естественно.
— Помогает?
— Не уверен. Новые бусины начинают светиться примерно через те же интервалы, что и раньше, то есть через три-пять дней. Выучивать я их успеваю за те же сроки. Но, возможно, темпы сохраняются именно благодаря упражнениям в комплексе.
— Расскажите подробнее.
— Все свои наблюдения я подробнейшим образом записываю. Как только оформите меня штатным археологом, дам снять копию. А пока, извините. Это моя интеллектуальная собственность. Но если вы пришлете ко мне коллегу упсура, препятствовать его тренировкам не буду, даже покажу, где известные мне комплексы находятся. Только предупреждаю, что полосы препятствий довольно тяжелые. Не просто трудно пройти, еще и от всякого летающего острого и твердого уворачиваться надо. Так что предварительно лучше подтянуть физическую форму.
— Все так опасно?
— Не знаю. Ни разу не подставлялся, но проверять не хочется. Конечно, может быть падающая каменная плита весом в пару тонн и остановится, если ты из под нее выскочить не успеешь, но падает она быстро и бьет по полу так, что все вокруг содрогается.
— Очень интересно. Прямо-таки замечательно. Вы меня безумно заинтриговали. Но вас я тоже понимаю. Придется подождать.
— Да, не сочтите меркантильным, а премия за находку мне какая-нибудь полагается?
— Вам мало десяти миллионов? «Неразменных», как в сказке? Давайте дождемся, пока вы все заклинания выучите. Уверен, что с помощью комплекса вы справитесь. И довольно скоро. А присылать к вам я никого не буду, не беспокойтесь. Не надо, чтобы вам учиться мешали. Зато потом сразу все вопросы решим.
Что же, пожалуй, мы все обговорили. Вроде, никаких повышенных обязательств я на себя не принял, но лучше заканчивать, пока меня ни на что не уболтали.
Я ментально потянулся в сторону входа в дом:
— Вождь! Ты как, своих накормил? Тогда иди сюда порядок наводить!
* * *
Проводив (выпроводив?) гостей, я, немного передохнув, отправился в комплекс Ушедших покорять новую полосу препятствий. Не скажу, что прошел ее быстрее, чем в первый раз, но опять без потерь. Впрочем, без находок тоже обошелся. Ни новых артефактов, ни утерянных вещей больше не обнаружил. Новая бусина тоже не засветилась. Даже обидно. Зря, что ли, мучился?
Вернувшись, помывшись и передохнув, стал учить ранее открывшееся заклинание. «Ощущение течения жизни». Название длинное и бестолковое. Просто еще одно диагностическое заклинание. Видимо, их надо парой использовать. Номер тридцать три «взгляд внутрь» позволяет почувствовать, что там у человека внутри, а новое заклинание номер тридцать четыре позволяет почувствовать, а все ли с данным органом (или какой иной составной частью человека) в порядке. Если раньше бляшку, камень, опухоль или еще какую неполадку можно было просто «увидеть», то теперь я чувствовал, где эту неполадку (неполадки) надо искать. А при определении состава крови так без этого заклинания и вовсе не обойтись. Не считать же, в самом деле, количество тромбоцитов на единицу объема?
Полезные заклинания. На животных тоже действуют. Собственно, я опять все на своих обезьянах пробовал. Но практики нужно явно больше. К тому же хануманы здоровы прямо-таки до неприличия. Видимо наследственность у них шикарная. Ушедшие постарались?
У себя тоже никаких особых гадостей не обнаружил. Симбиот? Не знаю. Помню, у меня на Земле в носу врачи полип находили. Уговаривали удалить, но я не спешил. Искал его, искал. Не нашел. Наверное, сам прошел. Даже не знаю, радоваться или огорчаться, что новые знания на себе проверить не смог.
Через день снова прошел полосу препятствий. Теперь засветилась тридцать пятая бусина — «полный аурный щит». Ура! Наконец хоть что-то, нормальную защиту напоминающее, появилось. В компьютерных играх все маги в полупрозрачном «яйце» бегают, а у меня до сих пор только небольшой щит в распоряжении был. Зато теперь — полная круговая оборона. И сверху, и снизу тоже. Вроде как внешний слой ауры уплотняется, только я этого не вижу. Но чувствую. В результате, ходить не мешает, но если в меня что-нибудь быстро полетит, должно завязнуть. А изнутри все свободно пролетает.
Впрочем, точно не уверен. Никто в меня не стрелял, ничего не кидал и даже ничем стукнуть не пытался. Некого попросить было. Все что смог, сам камешек вверх подбросить и попытаться его рукой поймать. Поймал, но перед самой рукой камень резко затормозил, практически повис в воздухе. Хватать его пришлось. Голову тоже подставлял. Не убило. Но и камень не поймал, он, вроде, сам с меня скатился, а я ничего не почувствовал.
В общем, заклинание мне понравилось. Надо его тренировать до полного автоматизма.
За следующие несколько дней успел еще два раза сходить в свой тренировочный комплекс и выучить «среднее исцеление» (отлично!) и еще одно диагностическое заклинание «ощущение состава». Дополнение к двум предыдущим. Теперь можно отклонения в составе тканей почувствовать. Например, избыток или недостаток в костях кальция.
Если бы я в этих вопросах еще и разбирался. Все-таки придется медицинское образование получать. Не в университете, так хотя бы учебники достать и изучить надо будет. И найти действующих врачей для получения консультаций. Вот устаканюсь с Орденом, придется их озадачить.
Тем временем прошел срок, в течение которого Аткинс обещал деньги перевести. Надо бы в Ути съездить, получить их.
Поехал. Не на мотоцикле, а такси нанял. В смысле какого-то местного, подрабатывавшего провозом паломников из Ути к ашраму и обратно. Собственно, тут целая служба такая была и, подозреваю, истинным ее владельцем был Баба-Сатьи. Брали за услуги, по местным понятиям, дорого, но зато машины были с кондиционерами. И нанятый мною водитель не пел! Я это специально оговорил при найме.
Выехал не особо рано. Сам не хотел спешить, чай не на работу, а тут еще водитель, в соответствии с нормами местной аккуратности появился не в десять, а в двенадцать. Решил отнестись к этому философски. Не буду назад спешить, переночую в городке, по рынку пройдусь. В конце концов, развеяться тоже не помешает.
Дорога? Обыкновенно. Я уже к местной езде привык. А поскольку не сам был за рулем, так и вовсе не устал. Хотя всю дорогу повторял выученные заклинания. Особенно последние.
В отделении банка тоже все прошло без проблем. Предъявил паспорт, он же «ай-ди», и пожалуйста - «На ваше имя поступил денежный перевод». Шестьдесят тысяч, Томми расщедрился по верхней границе объявленного. Тем лучше. Все взял местными купюрами. Пачка довольно пухлой получилась, но за счет того, что десять тысяч ч попросил выдать относительно мелкими купюрами. Не крупнее сотни. И пятьдесят тысячных купюр. Все, миллион в чеках цел, и финансовый вопрос на долгое (надеюсь!) время решен. Теперь можно в гостиницу.
Шел пешком, благо расстояния тут небольшие. Городок маленький, а деловой центр (администрация, банк, почта, медцентр, храм и т. п., включая гостиницу) так и вовсе в пределы одного квартала уложился.
Перед гостиницей было оживление. Стоянка забита машинами, люди в камуфляже частично суетятся, частично кучкуются и курят, что-то оживленно обсуждая. Похоже очередной караван в русские колонии прибыл и, суда по одежде и манерам приехавших им людей — в РА.
Не повезло. Что-то я часто в городе одновременно с караваном появляюсь. Надо будет график их прибытия на ресепшене уточнить, чтобы в дальнейшем постараться избежать этих встреч. Шумно, суета вокруг лишняя, да и не даются мне что-то нормальные контакты с подобным народом. У меня, как раз никаких предубеждений нет, а вот они сами во мне за версту чужого чуют. Не знаю, как это у них получается. Постараюсь не привлекать к себе внимания.
Похоже, в этот раз возбужденное состояние приехавших людей имеет под собой основание. Некоторые машины явно под пулями побывали и приобрели изрядное количество совершенно ненужных отверстий. Бой они, что ли, вели? С кем? И есть ли потери?
Наверное, есть. Раненные, судя по пулевым отверстиям, точно были. Да судя по ним, там и без трупов не обошлось! Предложить помощь? Чревато. Есть у меня подозрение, что благодарности не дождусь, а неприятности огребу — запросто. Например, могут попытаться с собой прихватить. Впрочем, посмотрю по обстоятельствам. Может, не все такие сволочи, как мне раньше попадались?
Впрочем, если подвернется момент, когда на ресепшене будет пусто, спрошу у дежурного. Удовлетворю любопытство и совесть успокою.
В холе у ресепшена особого столпотворения не было. Видимо, уже успели заселиться. В основном, задержавшиеся по дороге в ресторан. То ли ждали отставших, то ли языками друг за друга зацепились.
А вот у регистрации шел вялый скандал. Дежурная девушка выговаривала какому-то молодому человеку. Тот что-то пытался доказать, но как-то безнадежно. Вид у него, надо сказать был неважнецкий. Одежда драная, сам, судя по всему, весь избит. Еле стоит на ногах. А одет, кстати, в цивильное. В прошлом, сейчас это больше на тряпки похоже было. Регистраторша явно пытается его выгнать, но охрану пока не зовет, только морально воздействует. И периодически отвлекается на других клиентов. Тем улыбка, а парню — вопрос типа «Вы еще здесь?!».
За мельтешащими людьми не сразу заметил, что у ног парня, прислонясь к стойке сидит девушка. И если парень не в себе, до девушка совсем плоха. Да она в крови! И кое как перевязана. Причем рана на груди, и кровь еще продолжает сочиться. То-то такая бледная. Как еще сознания не потеряла? Похоже, они здесь сами по себе. Камуфляжные иногда на них взгляды кидали, но помощи никто не предлагал. Отворачивались. Правда, желающие помочь регистраторше их выкинуть, тоже не находились.
Тем временем я подошел к стойке. С этой регистраторшей я уже пересекался, так что приветствовала она меня, как давнего знакомого. Кинув сердитый взгляд на молодого человека.
Спросил, в чем проблема. Девушка неожиданно охотно ответила:
— Да вот, эти ребята небольшой группой ехали и на бандитов напоролись. Правда следом большой конвой шел, вот и довез их досюда. Но денег у них нет, состояние скверное. Им бы к Бабе-Сатьи, у него при ашраме больница бесплатная, но как им туда добраться? Я их даже переночевать пустить бесплатно не могу, у нас строго.
И смотрит на меня. Выжидательно. Интересно, она на прибывших с конвоем так же смотрела, или во мне доброго тюфяка вычислила? Впрочем, ребят, действительно жалко. Девушка, так и вовсе до больницы Бабы-Сатьи может и не доехать. Да и парню помощь нужна. Попробовать, что ли? Хотел практику — получи.
— Хорошо, двухкомнатные номера у вас есть? Я у вас до завтра остановиться хочу, заодно могу и за этими пострадавшими приглядеть. — И зачем-то добавил: — Баба-Сатьи учит помогать нуждающимся.
Не знаю, правильно ли я себя повел, но номер мне девушка сразу же дала. И даже предложила охранника позвать, помочь поднять девушку. Та как-то слабо прошептала:
— Я сама…
Добавил ей «силы жизни» и помог встать. Парню тоже сил подлил, а то он кинулся помогать, но чуть сам не упал.
Номер был на втором этаже, но мы дошли. Девушка даже своими ногами. Может, не все так плохо? По дороге оба бормотали что-то благодарное и жалостное. Я не слушал.
Дошли. Номер, действительно, двухкомнатный. В одной большая кровать, в другой — диван. Регистраторша мне, выходит, не трех-четырехместный номер дала, а, как минимум, полулюкс. Чтобы дороже. Бизнес, однако. Мне что, на диване теперь спать? За повышенную плату? Ладно, ругаться, все равно, уже не пойду.
Класть девушку на кровать не стал, усадил в кресло.
— Сиди спокойно, постараюсь помочь. Только не дергайся! И повязку пока не надо снимать.
Похоже, оба дошли уже до такой стадии, что им было все равно. Ни вопросов, ни возражений не последовало, а я стал играть заклинания диагностики. Все три мне известных по очереди.
Что мы имеет? Много мелких повреждений и одну серьезную рану в груди. Пулевую? Не может быть! Она бы уже мертвой была. По крайней мере, своими ногами точно не могла бы идти. Героев, которые схлопотав пулю в грудь, сами встают, а потом еще и всех врагов убивают, только в ковбойских боевиках показывают. В реальной жизни они, если и очнутся, то только в госпитале.
А девушке, похоже, повезло. Или не повезло? Я не специалист, но, похоже, пулю она рикошетом словила. У меня сосед и приятель детства пошел в армию служить. Потом о своем ранении рассказывал. Там командир части заимел «приятную» привычку молодых лейтенантов по ночам гонять посты проверять. Вот так и шел он однажды с парой солдат сопровождения, а часовому непонятно что привиделось. В принципе, таким автомат доверять нельзя, но наши призывные комиссии на мелочи внимания не обращают. Была там рядом бетонная стена, и увидел солдатик-часовой на ней тени идущего с проверкой наряда. Какое на часового затмение нашло, товарищ не знал, но тот заорал и дал очередь по теням. То есть по забору. И, конечно, так «удачно» что две пули рикошетом в моего приятеля попали. Ту, что в плечо, ему в госпитале без проблем извлекли, она всего на пару пальцев в тело вошла и ничего серьезного не повредила, хотя заживало довольно долго. А вот вторая ему щеку по касательной изуродовала. Мало того, что сантиметров пять-шесть кожи ободрала, так она еще там все и прижечь успела. Пули, оказывается, еще и горячие, куда там утюгу. В общем, неприятный шрам у него на всю жизнь остался.
Вот у девушки, если я правильно понял, тот же случай. Пуля (здоровая, кстати, дура, сантиметра два длиной) попала в нее, видимо, плашмя, сломала ребро и застряла, не добравшись до легкого. Что называется, легко отделалась. Но без медицинской помощи, сами собой такие раны не заживают. Крови много потеряла и продолжает терять, да и грязь, наверняка попала.
Пулю надо извлечь. Вопрос — как? Можно, конечно, просто в ране поковыряться, благо не так глубоко она застряла, но, во-первых, я не умею, а во-вторых, маг я или не маг?
Наложил ей местную анестезию «ослаблением чувств». Затем — «третья рука» и мысленно вцепился в пулю и стал ее вытаскивать. Жутко сложно оказалось держать концентрацию. Ведь я еще и «взгляд внутрь» продолжал наигрывать. Даже не знаю, как это у меня получилось четыре мелодии одновременно играть? Хотя, это я прибедняюсь. Все заклинания, кроме «третьей руки» можно в фоновом режиме играть. Тут, главное, их запустить, а потом, похоже, симбиот уже без меня справляется. Вот если бы девушка шевелилась, и их подстраивать приходилось, тогда — не знаю. А так проблемы только с манипуляциями пули были. И то небольшие, если честно. Канал (отверстие в теле от пули, кажется «каналом» называют?) пуля, попавшая плашмя, здоровый проковыряла. Целую рваную рану. Так что запнулся только на повязке. Я же ее снимать не стал. Но, когда сообразил, в чем дело, просто ее немного отжал, а пулю вниз, за пределы раны сдвинул.
Кровь, правда еще сильнее пошла, но тут уже проще было. Сразу «среднее исцеление» на девушку направил. На рану, но и на весь организм ее подействовало. Заклинание-то комплексное.
Потом «третьей рукой» сломанное ребро собрал и на место вправил. «Малым восстановлением» залечил. Поврежденные сосуды под «малым восстановлением» сами восстановились. Только это заклинание раз десять накладывать пришлось. Даже «канал» им весь залечил, даже шрама почти не осталось. Думаю, через несколько дней окончательно рассосется.
Потом более мелкими повреждениями занялся. Каменной крошкой ее почему-то посекло. Это было уже просто, но долго. Каждый кусочек камня по одному «третьей рукой» извлекал, а повреждение «малым исцелением» и «малым восстановлением» ликвидировал. «Исцеление» использовал для дезинфекции. Оно точно этим свойством обладает, а про «восстановление» — не знаю. Но так надежнее.
Было еще несколько ссадин, тоже их подлечил. Провозился долго, не меньше часа. Вид, наверное, был странным. Девушка в полубессознательном состоянии сидит в кресле, и я над ней навис и ничего не делаю. Просто стою, иногда руками в воздухе какие-то движения делаю. Но они, кстати, совсем не были нужны. Непроизвольно получалось, когда я мысленно пулю или очередной осколок камня вытаскивал. В конце концов даже парень не выдержал:
— Вы что делаете? Настю хотя бы перевязать надо. Иначе до больницы не доедет.
— Все я делаю. Подожди. Не мешай.
А потом его просто на кровати усыпил. Чтобы не мешался. Им самим позже займусь.
С девушкой лечение завершил. Подкачал ей сил. Вроде, цела, только кровопотеря большая. А как восстановить без переливания — не знаю. Стал в фоновом режиме ей «стимулирование регенерации» играть. Больше, вроде ничего сделать не могу.
После добавления «силы жизни» и моего сообщения, что я с ней закончил, пациентка зашевелилась. Недоуменно посмотрела на оставшиеся на месте повязки. Пропитанные кровью.
— Все с тобой в порядке. Залечил я твои раны. Как, потом расскажу. У тебя силы помыться найдутся? Тогда дуй в ванну.
Вручил ей махровый халат из гостиничного комплекта. Вот же! Номер полулюкс, полотенец — куча и халата два приложено. А мне?! Эти пострадавшим отдать придется, их одежда только на выброс. Или плюнуть и не мыться до возвращения домой? Пожалуй, так и придется сделать. Вот жеж. Не зря говорят, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Впрочем, это не наказание, а мелкая неприятность.
Девушка, пошатываясь, пошла в ванну, а я занялся парнем.
Его каменной крошкой тоже посекло, а еще — куча травм от избиения. Гематомы, треснули три ребра и кость правого предплечья. К тому же «ощущение течения жизни» неполадки во многих внутренних органах. Отбили?
Впрочем, с помощью «третьей руки», среднего и малого «исцеления», «восстановления» и «силы жизни» я с ним справился даже быстрее, чем с девушкой. Та за это время вымыться успела, села рядом и смотрела в недоумении, как я ничего не делаю, только напряженно на парня смотрю. Только спросила:
— Со мной так же было? — И после паузы: — А вы кто?
Ответил только после того, как закончил:
— Николай Некрасов. Можно на «ты», возраст у нас, вроде, близкий. А кто я? Вы, когда сюда собирались, слухи про чудеса здешней медицины слышали? Так вот одним из чудес, оставленных нам Ушедшими, стало то, что некоторые люди превращаются здесь в магов-целителей. С одним из них вам и повезло встретиться. Я пока только учусь, но на ваши раны моих знаний уже хватило. Только об этом не надо распространяться. Так и о том, что я — целительский подмастерье, на языке Ушедших — упсур. Меня подведете, и сами неприятности огрести можете.
— Неприятностей у нас и так хватает, — согласился проснувшийся и немного пришедший в себя парень: — Настя, ты как?
— Целая. Даже удивительно. Только слабость осталась.
— Большая кровопотеря, — это уже я: — Отдых и хорошая еда, и через несколько дней все пройдет.
Ребята снова поскучнели. Ладно. Отправил парня (как выяснилось, Виктора) в ванну, заказал еду в номер. Идти в ресторан мне не хотелось. Там, наверняка, все забито возбужденными караванщиками, как бы на неприятности не нарваться.
Еду принесли. Большую часть оставил пациентам, а со своей порцией перебрался в соседнюю комнату. Пусть отдыхают. Им это сейчас важнее всего. Они пытались возразить, но быстро вырубились. Не уверен, что поесть успели. Мне даже их в сон погружать не пришлось.
Сам я поел и все-таки вымылся. За неимением халата, завернулся в полотенце. Потом сидел в «своей» комнате, повторял заклинания и разбирал полученный опыт лечения. Для сна диван оказался вполне терпимым местом, просто отвык уже от такого. Впрочем, отдохнул удовлетворительно.
Ребята утром вскочили, неожиданно, рано. Ненамного позже меня. И устроили толкотню в санузле. Видимо то, что я даже во сне оставил играть мелодию «стимулирование регенерации», направленную в их сторону, сказалось. Как я понял, обмен веществ это заклинание тоже стимулирует.
Со здоровьем у них оказалось все в порядке, что меня очень обрадовало. Приятно сознавать, что мой первый опыт лечения (целительства!) прошел удачно. Проведенная диагностика неполадок в их организмах не выявила. Разве, некоторое истощение. С которым, они, кстати, боролись, за обе щеки уплетая оставшуюся с вечера еду. На меня при этом смотрели почему-то виновато. И в эмоциях — целый шторм.
Я же завтракать пошел в ресторан. Оказался набит с утра пораньше, Видимо, караванщики перед отъездом заправлялись.
Сижу недалеко от входа, ем спокойно свой омлет с гренками, лениво посматриваю на других жующих в зале. Вдруг споткнулся взглядом о знакомое лицо. Не самое приятное. Тот самый молодой лейтенант, который меня обещал расстрелять при попытке вернуться на территорию РА. Здесь, конечно, Индия, но желания подойти и спросить про Галю и бравого майора, не помню, как его звали, не возникло. То есть любопытство шевельнулось, но я его подавил. Не мое это дело. Машину бы вернуть не отказался, но не с лейтенантиком же это обсуждать. С ним, вообще, разговора, скорее всего, не получится. Только на грубость нарвусь.
Сидел этот пограничник за большим столом с полудюжиной, видимо, сослуживцев. В основном, старше его, но офицером он был единственным. В общем, ну их. Быстро доел и тихо вернулся в номер. Еще заметит и сам отношения выяснять полезет…
Зато в номере с откровениями полезли мои пациенты. Сначала стали про меня выспрашивать, и как на мага-целителя выучиться можно. Пришлось их огорчить:
— Выучиться можно только, если тебя артефакт Ушедших выберет и инициализирует. Вы после портала в странную каменную конструкцию руки и голову совали? Естественно. Все через это проходят. Только все проходят без последствий, а мне, вот, повезло. Чем-то я артефакту понравился. О чем омне и сообщил. Теперь осваиваю целительство.
От вопросов «Как?», «Каким образом?» и т. п., я ушел. Сослался на запрет стороны Ордена.
— Так вы в Ордене работаете? — позавидовали ребята, сразу снова перейдя на «вы». Не стал их разубеждать. Зачем? Проще промолчать.
Тогда они выдали мне свою историю. Достаточно банальную.
Оба оказались из одного провинциального городка. Поехали «завоевывать столицу» и поступили в московские вузы. Выучились. Она теперь — дипломированный архитектор, он — ассенизатор. В смысле, каналстрой, очистительные сооружения и все такое. Но пары себе среди москвичей с жильем не нашли, а поженились между собой. Утверждают, что и не искали. Хм. Работу нашли, не совсем по специальности, но как-то устроились. Родители им помогли наскрести первый пай на ипотеку. Дальше светлая полоса закончилась.
Работу потеряли оба почти одновременно. Сволочной банк не стал ждать с просрочкой платежей, а просто их выселил. На что имел полное право. Ипотечные договоры составляются так, что первые лет десять-пятнадцать только проценты за долг платишь за все года вперед, и только потом начинаешь рассчитываться с основным долгом и, соответственно, приобретать права на какой-то процент квартиры. А до тех пор квартира полностью принадлежит банку.
В общем, денег нет, работы нет, жилье отобрали. Возвращаться побитыми к родителям? Те не слишком рады будут, да и ребята гордые попались. В общем, «одолжили» у предков еще денег и решили сорваться в Запорталье. Там все интенсивно строится, их специальности должны быть востребованы.
Купили подержанную «Ниву», набор вещей в дорогу и поехали. Из оружия Виктор уже перед порталом какой-то пистолет купил с парой обойм. Он в них, как и я, не разбирается, брал, что подешевле.
Поехали в сторону русских колоний сами. Или прибивались к кому-нибудь, если платить не надо было. За конвой от Порто-Франко с них, по их мнению, слишком много запросили. Или не слишком, но у них с деньгами ограничено.
Так и ехали. Без особых приключений, пока уже на границе Персии и Индии на каких-то душманов не нарвались. Были ли это и впрямь душманы или кто другой, уже без разницы. Радовались, что удалось прицепиться к небольшому каравану из пяти машин, во главе которого шел даже кто-то с легкой броней и пулеметом. Только этот броневичок сразу подорвался, да так, что всю дорогу вперед перегородил. А сзади их другой, уже бандитский, отсек.
Хотели с дороги свернуть, но канава там слишком глубокой даже для «Нивы» оказалась. Они выскочили и побежали в сторону. В них не стреляли, хотя остальных в караване быстро из пулемета добили. Видимо, хотели Настю целой захватить. Внешность у нее самая обыкновенная, но для душманов, возможно, любая белая женщина какую-то ценность представляет.
В общем, несколько человек за ними побежали. А впереди какое-то нагромождение камней оказалось. Думали попробовать в них спрятаться, но тут кто-то из душманов дал по этим камням очередь. Не жалея патронов. Осколки камней в них так и полетели. Но тут Настя упала. Виктор подскочил помочь, а у нее грудь пулей пробита и кровь толчками выходит.
Тут и бандиты подбежали. Он за пистолет, наконец, схватился, но даже выстрелить не успел. Не пристрелили его сразу только потому, что озлобились из-за попадания в девушку. Стали пинать ногами и ругаться.
Но тут от шоссе снова стрельба зазвучала, и душманы обратно рванули. Однако обыскать и все их деньги забрать, не забыли. Последний, уже убегая, спохватился и выстрелил по Виктору, но не попал. Возвращаться и добивать не стал.
Парень свою футболку разорвал, как смог, перевязал жену, чтобы кровь не так сильно шла. За это время все закончилась. Колонна, шедшая в РА сопровождалась профессионалами и приличными БМП, они с бандитов быстро на ноль помножили.
А вот дальше началось интересное. Спасатели с ними даже аптечкой поделились, помогли до машин добраться и до Ути довезли. А вот их «Ниву» и все вещи себе забрали. Мол, не их это уже. Сами все бандитам уступили, и теперь это все — законный лут охраны каравана. Законы тут такие. Нечего было со слабым караваном ехать.
От последней истории меня внутренне перекосило. У меня грузовичок «законно» отжали, потому что его при везде в РА не на меня, а на Галю зарегистрировали. И все мои прошлые документы против их записи ничего не стоят. Так и с ребятами. Их ограбили, бандитов на месте преступление порешили, но свои вещи назад уже получить нельзя. Они уже были бандитов, а теперь — «благородных» охранников каравана. Иначе зачем бы им было в чужие разборки встревать?
Ведь доводилось читать еще на Земле о подобном в разных там книжках о героях, которых называют «сильными личностями». Для них такое поведение — норма. Но то, что это будет нормой и здесь, меня очень неприятно удивило. Сюда бы тех, кто этими героями восхищался. Или они думают, что сами бы всех тут одной левой укладывали? Нет, их бы тут грабили, все, кому не лень.
В общем, под впечатлением от этого разговора, отдал я ребятам полученные от орденцев пятьдесят красивых бумажек по тысяче местных долларов каждая. Может, удастся им тут свою жизнь наладить. А я, в общем-то, не последнее отдаю. Десять тысяч на текущие расходы остались. В Индии — совсем немаленькие деньги. Плюс резервный миллион нетронутый. В крайнем случае, продам что-нибудь из найденного. Кстати, надо будет прошерстить обезьян на предмет их находок в комплексе.
Совершив сие, надеюсь, доброе дело, сразу уехал к себе обратно домой. Даже на рынок не стал заходить. Ребят не смущать, лейтенанту с прочими камуфляжниками глаза не мозолить. И самому подальше от этих проблем убраться.
Все. Проехали!
* * *
Не знаю, от сделанного доброго дела, переживаний или просто время пришло, но засветилась на моем браслете еще одна бусина. В дороге я ее, понятно, трогать не стал, а вот дома сел на крыльце и стал изучать.
Заклинание «извлечение материала». Эх, поздновато появилось. Наверное, с его помощью можно было бы из этой Насти пулю вывести. Как металл. Безо всякого манипулировния «третьей рукой».
Интересное заклинание оказалось. С его помощью любой живой организм можно заставить не просто впитать из окружающей среды любое химическое соединение, но и локализовать его в любом месте по желанию мага. Формулу знать не надо, надо просто почувствовать, что именно ты хочешь. Хоть желудочный сок, хоть мышьяк, если человек им отравился. Для растений так и вовсе интересные возможности возникают. Известно, что если в почве содержатся какие-нибудь минералы или металлы, они в небольших дозах окажутся в растении. Например, если в почве есть золото, будет оно и в растущих на этой почве деревьях. В крохотных пропорциях. С помощью этого заклинания можно этот процесс поглощения растением золота увеличить. А затем, тем же заклинанием, но уже другим желанием — переместить все золото из растения в одно место. Типа, сделать один листик чисто золотым. В результате, имеем дерево-старатель.
К сожалению, потребуется постоянное присутствие мага и полный контроль за процессом. Много так не добудешь. Но, возможно, в будущем научусь выводить растения, которые будут такое делать постоянно и самостоятельно.
Наверное, это заклинание нужно все-таки не само по себе, а в паре с другим, которое я пока не знаю. Ведь это — возможность быстро получить необходимые вещества и микроэлементы для лечения. Осталось их организму передать. А вот соответствующей «капельницы» я пока не знаю. Но чувствую, что скоро и это заклинание появится.
Сидел я себе, сидел, никого не трогал, выучил новые заклинания, повторял старые. И вдруг ощутил к себе нездоровое внимание. Наверное, с развитием симбиота, моя чувствительность тоже повышается. На Земля я чужие взгляды почти не замечал, а тут захотелось мне очень в дом убраться. Но я его подавил, выпустил «полный аурный щит» и стал прощупывать окрестность взглядом и «ощущением эмоций».
Тут раздался хлопок не очень дальнего выстрела, и мне под ноги упало что-то странное. Небольшой дротик? Нет, шприц! Которыми из ружей стреляют, когда животных хотят усыпить. Я в какой-то телепередаче видел, заинтересовался, потом по Интернету поискал. Так что какое-то представление имел. И кто же это на меня охоту затеял?!
Баба-Сатьи? Нет, исключается. Захотел бы, его люди ко мне прямо бы пришли, и никуда бы я не делся. Значит, какая-то иная сила. А раз так…
Я заиграл «ментальное общение» и заорал через него диким голосом, старясь накрыть охрану у ворот ашрама и паломников, кому как достанется:
— Нападение на ашрам! Снайпер на скалах! Вооруженные люди идут на штурм!
Никаких людей я не видел, где там снайпер, мог только приблизительно догадываться, но понадеялся, что фанатики сами разберутся.
В этот момент раздался еще один хлопок, и новый шприц упал рядом со мной. Не знаю, как против пуль, а против таких дротиков моего щита оказалось достаточно. Теперь я покачнулся и завалился внутрь дома, симулируя попадание. Из дверей только кроссовки торчать остались. А сам быстро вытащил из кармана свой маленький револьвер. Надеюсь, не понадобится. Но давать себя похищать я был не намерен.
Впрочем, мой ментальный вопль не пропал втуне. На второй хлопок обратили внимание, и с той стороны ашрама отдельные крики паломников быстро перешли в сплошной рев разъяренной толпы. Зазвучали выстрелы.
Интерлюдия 6. Это провал.
Леонид Антипов попытался принять позу поудобнее и расслабиться. УАЗик — очень неплохая машина, когда надо ездить по скверным дорогам, только к особо комфортным ее не отнесешь. Но на броневике до обиталища этого индийского святого даже он не рискнул ехать. Пришлось завернуть в Новороссийск и поменять транспорт.
Впрочем, с точки зрения функциональности новая машина даже лучше. Это — девятиместный вариант, у него, помимо прапорщика Фролова, еще пять бойцов. Итого семеро. Место, куда упаковать мага, еще найдется.
Но дорога из Ути до ашрама Антипова, все равно, утомила. Не столько сама дорога, сколько местные водители. Сигналят, орут, высовываются из машин чуть не до пояса, руками машут. Нет, чтобы какие-нибудь четкие сигналы подавать, ведь есть же специальная система сигналов водителя рукой. Но эти черномазые ими просто машут, как ветряные мельницы. Орут тоже на какой-то исковерканной смеси языков. Ничего не понятно. Зато прут так, как будто считают, что у встречного водителя не машина, а самолет. Руль на себя, и перелетел. Одна надежда на собственную реакцию.
Ладно, доехали. Но руководить операцией уже Фролова отправил, а сам в машине остался. Отдохнуть надо. Вполне возможно, что уезжать придется максимально быстро, и для этого он должен быть в форме.
И, если быть честным перед самим собой, не было у лейтенанта ни малейшего желания участвовать в захвате мага. Даже не так, желание как раз было, он бы и количество зубов у этого Некрасова с удовольствием бы сократил, но было и какое-то неясное опасение. Во-первых, сам этот маг — величина неизвестная. Тогда, помнится, Егоров ему морду набил безо всяких проблем. Но тот и не пытался магичить при этом. Или пытался, но не сумел. А вдруг сейчас сумеет? Во-вторых, территория чужая. Так-то в местной Индии порядка нет, полицейских надо с фонарями искать, но именно в этом месте — особый случай. Этот местный святой, свою безопасность блюдет не хуже Верховного. И если что не так пойдет, за него все местные впишутся. Проводить силовую операцию прямо у него под носом? Рискованно. К тому же, наверняка, сам на этого мага лапу наложить хочет.
А ведь могло все пройти гораздо проще. Вот зачем он спиной к дверям в ресторане гостиницы в Ути тогда сел? Послушать, как за соседним столом знакомые охранники из прибывшего каравана подвигами хвастаются? Парням-то этим, конечно, повезло. Взяли бандитов на горячем и врасплох, вот и сами нехило поднялись. Зато, в результате, не повезло ему, Антипову.
Искали они, искали этого мага, и случайно с ним в одной гостинице оказались. Только сам Антипов, единственный, кто этого Некрасова вживую видел, мага как раз и не заметил, хотя он в том же ресторане завтракал. И уже только потом один из бойцов сообразил, что был тут кто-то похожий на фотографию разыскиваемого. Проверили на ресепшене — точно, он. Николай Некрасов собственной персоной. Был да недавно уехал. На такси к ашраму святого отшельника. Что тут будешь делать? Одно хорошо, что никуда дальше не сбежал. С этого урода станется. Как будто нарочно издевается. Ищешь его в Питере, Московии, а он здесь обустраивается. Мимо всех постов незамеченным проскочил.
План захвата был довольно прост. Мага требовалось застать врасплох и усыпить. После чего подхватить тушку, под видом помощи загрузить в машину и быстро слинять. Только вот не диверсанты они, и подготовились плохо. Надо было сначала разведку провести, а они сразу всем отрядом явились. И сразу напоролись на внимание местной охраны.
Только зарулили на парковку, как к машине подошел самого заурядного вида молодой человек. С поправкой на местную одежду — типичный студент младших курсов. Он так и представился, как обучающийся в ашраме. Только вот глаза у юноши были неожиданно цепкие, и вопросы он задавал неприятно жестко. Как будто здесь не культовый центр, а режимное предприятие. «Кто такие?», «Зачем здесь?», «Почему с оружием?», «Когда уедете?».
Лейтенанта очень подмывало послать наглого школяра, не его это собачье дело, но поднимать скандал было не в его интересах. Положение спас Фролов. Добродушно улыбаясь и отчаянно коверкая английские слова, он понес какую-то пургу о том, что их группа ждет караван в Ути, а пока есть свободное время, решила приобщиться к «высокому».
— Но караван в Ути уже пришел, — юноша оказался хорошо информированным.
— Нужного нам транспорта в нем не оказалось, ждем следующий.
— Он не раньше, чем через две недели. Так что вам лучше вернуться в Новороссийск, и подождать там.
— А как же приобщиться к святости Бабы-Сатьи?
Молодому человеку явно хотелось их отсюда развернуть, но повода он не нашел. Поэтому предупредил, что к народу гуру выйдет через два часа, до этого времени они могут посетить храм медитаций в ашраме. Но жестко рекомендовал с оружием по поселку не разгуливать, а ночевать вернуться в Ути.
Ну вот. И что ему подозрительного показалось в их группе? Даже машина не бронированная. К ним что, простые оружные парни с экскурсиями совсем не приезжают?
Однако, посмотрев внимательнее на бродивших по террасе паломников, Антипов вынужден был признать, нет, не приезжают. В камуфляже и с оружием была единственная его группа. И смотрелись ребята… серьезно. Как на боевой операции. Так ведь они, действительно на боевой операции. Лейтенант с чувством выругался.
Следующей неприятностью оказалось то, что свой дом нехороший маг построил непосредственно рядом с ашрамом, но с противоположной стороны. То есть идти к нему придется через резиденцию местного гуру. Туда — ничего страшного, а вот обратно, с задержанным, как бы с боем пробиваться не пришлось.
Даже посоветовался с Фроловым, не стоит ли ашрам объехать и подобраться к нужному дому на машине? Но энтузиазма предложения не вызвало. Во-первых, дикий крюк. Назад в Ути, оттуда в Хапур и только их Хапура — в горы к поселку богатых почитателей отшельника, в самый его конец. По здешним дорогам они туда только завтра попадут. А так — метров двести и ручеек по мостику перейти. Во-вторых, въезд в поселок, где жил Некрасов, был оборудован солидными воротами с охраной. И ворота эти были закрыты. Открывали их только, чтобы впустить или выпустить машину, и назвать движение транспорта через них интенсивным, было никак нельзя. На таран же такие ворота небронированной машиной не возьмешь.
— Ничего, и так справимся, — подытожил обсуждение прапорщик: — Бачурин его снотворным дротиком усыпит и, если что, из снайперки с глушителем нас прикроет. Вон там, над домом лесенка к какой-то беседке вырублена, а внутри никого нет. Отличная точка, весь поселок, как на ладони. А мы сейчас в молельный дом зайдем, а выйдем уже через другую калитку. Она со стороны ручья даже не охраняется. Хватаем тело, берем под руки и назад.
Назвать такую операцию хорошо проработанной было нельзя. Чистый экспромт на авось. Но может сработать. Уходить с шумом не хотелось бы, но у входа в ашрам всего пара охранников, в крайнем случае — прорваться будет несложно. Разве что у снайпера могут быть проблемы. Так что лучше ему, после выстрела дротиком, сразу прятать оружие и поспешать вниз. А не маяться дурью, прикрывая бойцов от двух охранников.
Поправки командира в план прапорщику не очень понравились, но спорить он не стал. Тем более, что рядом с их машиной задержался уже другой школяр и, похоже, с намереньем послушать их разговор. Так что все дружно загомонили, что всю жизнь мечтали послушать в молельном доме записи того, как Баба-Сатьи поет мантры.
Чтобы не выделяться, Антипов вошел на территорию ашрама вместе с остальными бойцами. Предварительно автоматы были демонстративно сложены на заднем сидении. Об этом они тоже успели договориться. У каждого подмышкой была еще кобура скрытого ношения, практически, незаметная под кителем. А то, что они в полной форме в местном теплом климате, так это служба у них такая…
У Бачурина еще холщевая сумка через плечо висела с накатанным на нее портретом Бабы-Сатьи. С военной формой совершенно не сочеталась, но так больше шансов, что никто в ней разобранного ружья не заметит.
В общем, начальный этап операции прошел по плану и без эксцессов. Стрелок успешно добрался и расположился в беседке, остальные переждали необходимое время в храме медитаций, где было мало народа, зато был кондиционер. Единственную неприятность доставляло само пение гуру. Если не монтаж, то легкие у него гигантские. Тянуть без перерыва звук (нечто среднее между мычанием и гудением носом) на одной ноте по пять минут, это вызывает уважение. А у прапорщика еще и зуб заныл, так как запись была качественной, со всеми обертонами.
— Зачем он так гудит? — Шепотом поинтересовался один из бойцов.
— Со Светом сливается, трансформатор изображает, — недовольно пробурчал Фролов: — Ладно, пошли уже!
Все вышли наружу, после чего Антипов вернулся на водительское кресло машины, а остальные как бы замешкались, на самом деле, ожидая выстрела Бачурина. Хлопок от выстрела дротиком-шприцем достаточно тих, если не вслушиваться специально, можно и не заметить. Погранцы, понятно, вслушивались все, включая лейтенанта.
А вот дальше все пошло в разнос. Бачурин с первого раза, видимо, не попал и стал стрелять повторно. И это — лучший снайпер службы! На первый взгляд, первый тихий выстрел особого внимания не привлек, но тут вдруг всех, включая группу захвата, буквально «пробило» осознанием, что на гуру кто-то нападает.
— Какой му…, - начал было прапорщик, и тут до него дошло, что под «нападающими» имеют в виду их: — Все к машине! Срочно!
И тут из беседки над резиденцией гуру тихо хлопнул второй выстрел, который уже услышали и заметили его источник, кажется, все. Что тут началось…
Желание идти хватать мага у прапорщика с командой не возникло. Может, под шумок, это и удалось бы сделать, но как его потом назад тащить? В ворота ашрама валит сплошным потоком разъяренная толпа, и конца и края ей не видно. Нет там выхода, только вход. В доме мага попробовать отсидеться? Нет, уже и туда не добежать.
— Назад! В храм! — Сориентировался Фролов. Влетел внутрь и с шумом грохнулся на колени перед одним из многочисленных портретов Бабы-Сатьи, которыми тут были украшены все стены. Может, пронесет?
Если пронесло, то ненадолго. Толпа ломанула мимо храма медитаций и резиденции дома Бабы-Сатьи к горе, к беседке. Беспорядочной плотной массой, которой плевать на все, такую пулеметом не остановишь, не то, что табельным ПММ с его двенадцатью патронами.
— Бачурину уже не помочь, — констатировал очевидное Фролов: — в ворота лучше не соваться. Попробуем через забор правее, за кустами.
Стараясь не обращать внимание на выстрелы и вопли со стороны горы, пограничники, пригибаясь и прикрываясь редкими деревьями, долетели до ограды и единым махом ее форсировали. К сожалению, возбужденного и бестолково мечущегося народа на площади перед огороженной территорией ашрама хватало, и их появление не осталось незамеченным. Правда, наиболее активные было внутри, так что шанс прорваться был. Только куда? Машины с Антиповым на стоянке не было.
— Хватаем любую! — все-таки прапорщик был достаточно опытен и голову ни при каких обстоятельствах не терял.
Увидев, что в каком-то довольно большом джипе индийского производства кто-то сидит, Фролов рванул к нему. Бойцы за ним. Открыть дверцу и выкинуть шофера — дело одной секунды. Сесть внутрь — еще одной. Толпа, тем временем, из замешательства вышла и вопя что-то агрессивное, кинулась к ним.
Проклятье! В замке зажигания нет ключа. Где?! Неужели шофер успел вытащить?!
Матерясь сквозь зубы прапорщик выдрал из замка зажигания проводки. Не паниковать! Тут все просто, как в советских машинах. Эти два соединить, эти два на секунду закоротить, запуская стартер.
Машина заревела, но никак не желала заводиться. Ну же, ну! Толпа уже беснуется вокруг, по машине стучат, ее хватают. Вырываться на стартере?
Тут их буквально подняли в воздух вместе с машиной и понесли к обрыву.
— Стреляйте!
Но было поздно. Машину перевернули на бок. Еще толчок, и она вместе с символическим ограждением срывается вниз.
Как машина падала, Антипов не видел. Он в это время, сломя голову, несся вниз по серпантину. Не останавливаясь на разъездах, а, временами, реально зависая двумя колесами за пределами полотна. Но — съехал. И теперь смотрел на останки упавшей сверху машины метрах в двухстах от дороги на Ути. От удара даже машина развалилась. Сломанными куклами вывалились несколько тел в камуфляже. Наверное, окровавленных, но отсюда плохо видно.
Чувствуя себя крайне мерзко, лейтенант поехал дальше. Помощи он оказать не сможет, и, почти наверняка, живых там нет. Невозможно выжить при таком падении. А вот показывать разъяренным фанатикам, что кто-то, из якобы покушавшихся на их гуру, ушел живым и целым, чревато. Если сверху не подстрелят, могут и погоню организовать.
Особенно мучил вопрос, мог ли он дождаться бойцов, которые каким-то чудом все-таки прорвались на автостоянку и даже машину захватить успели? Он же ждал, как казалось, до последнего. Пока кто-то не вспомнил об их подозрительной группе и машине на стоянке. Так что стартовал он только тогда, когда увидел приближающуюся толпу. Не играть же ему в кошки-мышки с ними, в самом деле?
Но, погано получилось. Хуже не придумаешь. Задание провалено, бойцы погибли. Как ему теперь в Новороссийск возвращаться? Хоть прямо к Егорову поезжай, пока самого туда же не сослали. Может, командир хоть что-то придумает?
Назад: Глава 10 День визитов
Дальше: Глава 12 Нелегал