Книга: Лишний на земле лишних
Назад: Глава 2. Три спокойных дня
Дальше: Глава 4 В Порто-Франко

Глава 3. Путь в Порто-Франко

Выехали мы, в результате, не рано. Уже за полдень. Заснули накануне поздно, ближе к трем. Не скажу, что секс был бурный, у нас все проходит как-то по-домашнему, но удовольствие доставляет обоим. И как-то не могли друг от друга оторваться, заводя по новой. В общем, целых четыре раза у нас «это» случилось. Для меня — рекорд. Сам удивился.
В результате Галя продрыхла до одиннадцати, потом душ и основательный завтрак. Собрали вещи, сдали ключ и провели последнюю проверку, все ли взяли, уже в машине. В продуктовом магазине взяли себе немного всякого разного в дорогу, чтобы можно было прямо в кабине на ходу использовать. Так-то запас не портящихся продуктов у нас в жилом отсеке большой.
Бак с водой (для бытовых нужд), канистра керосина для плиты и ламп (специально взял, чтобы от аккумулятора не зависеть) были заполнены еще на Земле. Топливные баки и запасные канистры — тоже. Проехать нам пришлось от магазина до портала и от портала до гостиницы меньше пяти километров, заправляться нет смысла. Масло, фильтры и прочие расходники для ТО грузовичка — в техническом отсеке. Вроде, полный комплект. Можно ехать.
То, что выехали мы не рано, имело свои плюсы. Намеченные пятьсот километров до оборудованной стоянки всяко должны до темна успеть проехать, а вот то, что до нас уже многие успели стартовать — хорошо. Пусть нам дорогу расчищают. А то вчерашнее изгнание буянов меня немного беспокоило. Не хотелось бы с ними проблемы поиметь. Грузовичок у нас, конечно, бронированный, да только боец из меня аховый.
За руль сел сам, а Гале вручил здоровенный бинокль. Не столько, чтобы опасности выглядывала, а чтобы у нее хоть какое-то занятие в дороге было, кроме разговоров со мной. Пятьсот километров на нашем транспорте — это часов пять-шесть езды без остановок. Дорога до Порто-Франко, как говорили орденцы, поддерживается в хорошем состоянии. Но гнать больше сотни — солярки не напасешься.
На КПП проверка оказалась довольно долгой. Проверили паспорта и отметки в них, но основное время заняла проверка целостности пломб на оружии. Не знаю, какие кары нам грозили, если бы я потерял полученный еще на земле бланк со списком, и если бы какая-нибудь из пломб была повреждена. Скорее всего, ничего бы не было, разве отметку в паспорте поставили бы, понижающую рейтинг. Но проверяли тщательно. Не только целостность пломб на ящиках (пломбы они при этом срывали), но и соответствие их содержимого списку. Единственный плюс, смогли спокойно наши ружья на стойке в кабине закрепить, как и было предусмотрено конструкцией. Оружие из технического отсека тоже пришлось предъявлять, и печати с него содрали, хотя я даже просил этого не делать. Наверняка в Порто-Франко опять все запечатывать придется. Но нет, «Не положено!». Ящики с гранатами и прочим боеприпасом тоже вскрыли.
Наконец, глава охраны признал, что все в порядке, сделал отметки в паспорта и отпустил. Листок со списком оружия себе оставил. Хорошо, я в гостинице догадался с него несколько копий снять. Чувствую, они нам еще пригодятся.
Вежливо спросил, много ли народа успело выехать перед нами? Охранник как-то слишком пристально на меня посмотрел, но ответил. Около тридцати машин (точную цифру не назвал), из тех, кто прибыл с нами в один день, мы — последние. В двух машинах — янки, группа французов — на десяти, одна машина — немцы, русских, помимо нас, было восемь машин, остальные — китайцы.
— Вот видишь, — вдруг забеспокоилась Галя: — надо было с нашими скооперироваться.
— А ты уверена, что это «наши»? — Выразил я сомнения: — Впрочем, на стоянке мы их, скорее всего, догоним. Если захочешь, познакомишься. Но, вообще-то нас с тобой еще твой папа предупреждал, что торопиться с кем-либо знакомиться здесь не стоит, а спину подставлять, вообще, никому нельзя.
Ну, все, ворота открылись. Только морока с отъездом на этом не закончилась. Открылись внутренние ворота, и нас впустили в «отстойник». Потом они закрылись, и о нас минут на пять все как будто забыли. Только после этого открыли внешние ворота, и я смог вырулить «на волю». Поморгал охранникам габаритами на прощанье, хотя хотелось вместо этого проорать что-нибудь матом. Вот для чего весь этот цирк с воротами? Они, конечно, слегка бронированные, но, думаю, даже мой грузовичок с его усиленным бампером их на таран спокойно прошиб. Потом разогнался в отстойнике и прошиб вторые. То есть эти ворота, как и большинство замков и запрещающих надписей, только для законопослушных граждан. Которым от этого куча неудобств. Нет, я понимаю, двое ворот, это более надежная защита, чем одни. Но зачем нас было столько времени в «отстойнике» держать? Мы же на выезд стояли и все проверки документов уже прошли. Регламент? Никогда не понимал эти армейские порядки.
Впрочем, буду честен, не только армейские. Это, скорее, чиновники граждан к покорности приучают. Вот, скажите, от каких террористов защищает дикий контроль со сниманием обуви и изъятием всех бутылочек с жидкостью при посадке на самолет? Только от психов-одиночек, которые, в принципе, должны без проблем на фейс-контроле вылавливаться. Организованные террористы весь контроль без своих бомб и оружия без проблем передадут, а потом получат все это от сообщников. Особо наглые прямо в том же зале через барьерчик передадут. Более основательные — своего человека на работу в аэропорт устроят. Да мало ли как! Куча способов. Зато все граждане тратят лишнее время и претерпевают различные унижения. Которые сами же оплачивают, так как стоимость этой «услуги» наверняка вошла в их билет.
Буду надеяться, что дальше бюрократии будет меньше. По крайней мере документы на машину с нас ни разу не потребовали.
Потом была дорога. Не особо широкая, так, «полуторорядка», но совершенно пустая. Полотно, действительно, в приличном состоянии, не грунтовка — асфальт. Расчищена довольно широкая обочина, видно, что за дорогой ухаживают. Впрочем, неудивительно. Это — единственная дорога из старого мира в новый. Отнести припортальный городок к Земле лишних можно только условно. Через него в нее попадают, но только транзитом. К тому же он, как и все прочие поселения Ордена — не для обычных людей, постоянно там могут проживать только его контрактники. Так что в реальности Запорталье начинается с Порто-Франко.
Формально, это действительно, вольный город, управляемый собственным выборным муниципалитетом. Он (муниципалитет) и решает, стоит ли тебе дать гражданство городка (если попросишь), или тебя сразу гнать надо. Но, обычно, на три месяца может задержаться любой. Дольше — специальное разрешение муниципалитета получать надо.
В реальности же у города две особенности. Во-первых, он под негласным патронажем Ордена, имеющего в нем не только большое представительство, но и сильный военный отряд. Что неудивительно. Именно из Порто-Франко расходятся дороги во все другие территории Запорталья. Крупнейший транспортный узел и экономический центр, беспорядки в котором больно ударят по всем переселенцам. И по Ордену. Вот он и бдит.
Вторая особенность — как-то так получилось, что заправляют в городе немцы, составляющие тут большинство населения. А муниципалитет так и поголовно из них состоит. При этом в городе, действительно (если не врут), демократия. Не пустил Орден в него реально сильных олигархов. Не нужна ему конкуренция. В общем, интересно будет посмотреть.
Пока же по сторонам был довольно однообразный пейзаж. В ближнем окружении — ровная степь, покрытая высокой, но суховатой травой, в которую причудливыми узорами вплетены густые кустарники и редкие деревья. Соотношение травы и кустов примерно десять к одному по площади, но иногда и довольно большие заросли попадаются. Холмы, покрытые аналогичной растительностью, отступают от дороги не меньше, чем на полкилометра.
Дорога, кстати, не идеально прямая, видимо, при ее прокладке рельеф и почва учитывались. В общем, едем.
Первое время Галя регулярно подносила к глазам бинокль и привлекала мое внимание к очередному чему-нибудь интересному.
Пейзаж, практически не менялся, а вот животные и птицы — попадались. На птиц особо не поглазеешь, скорость у нас приличная, а кто там парит в небе, не разберешь. Скорее всего, орлы какие-то. Высматривают добычу внизу. Галя подтвердила. Сказала, что на беркутов похожи, но, честно говоря, не помню, как они выглядят, хотя в зоопарке точно видел. Я, вообще, среди орлов только грифов выделить сумею. Но это и любой ребенок может.
Периодически на глаза попадались довольно крупные животные. Несколько раз недалеко дороги паслись какие-то крупные копытные, отдаленно напоминающие коров. Только очень больших и полосатых. Не как тигры, полосы были коричневыми и шли поперек спины, сужаясь по бокам. Остальная шкура имела зеленоватый оттенок. Они поворачивали морды в нашу сторону, давая полюбоваться на громадные рога, которым позавидовал бы любой древний тур. Но рядом с этими великанами он бы только за теленка сошел. Желания поохотиться не возникло.
Раз вдалеке проскакали кто-то вроде косулей. Наверное, тоже крупных, так как были они реально далеко, а рассмотрел я их достаточно хорошо безо всякого бинокля.
Были и более мелкие животные, но разглядеть их в высокой траве мне толком не удалось. Как раз по колебанию травы и догадывался, что там кто-то идет. Галя утверждала, что видела кого-то, вроде кабанов. А также не то зайцев, не то кенгуру.
Хищники попались н глаза тоже только раз. Я о них в справочнике опасных животных статью читал. Местные гиены. Действительно похожи, но опять же много крупнее. И гривы, как у львов. Вот эти стаей шли. Я как-то с удовлетворением констатировал, что наш грузовичок им не догнать.
Когда любование окрестными видами нам наскучило, животные стали повторяться, и по образцу каждого их них Галя успела сфотографировать, мы переключились на обычный разговор. Обсудили впечатления от припортального поселка Ордена, сравнили собственные представления о Порте-Франко и пофантазировали о планах на будущее. Неплохо поговорили. Собственно, развлечений в дороге не так и много, по сторонам смотреть, разговаривать, да музыку слушать. В нашем случае один из нас может и в жилой отсек перейти, но пока нам общения между собой было достаточно. Даже на отвлеченные темы перейти не успели, больше себя и свои перспективы обсуждали.
Часа через три ненадолго остановились. Естественные надобности справить. Я выскочил помочиться на обочину, а Галя предпочла юркнуть в кунг к биотуалету. Степь со всех сторон была плоской, просматривать далеко, и она сказала, что не хочет заниматься этим на всеобщем обозрении. То, что наша машина, куда ни кинь взгляд, здесь единственная, а для засады место самое неподходящее, ее мнения не изменило. И, как оказалось, она была права. Никакие гиены из травы на меня не выскочили. Да там и спрятаться разве что заяц только и мог, а вот местные слепни меня атаковали сразу. Отмахивался от них одной рукой, но пока делал свое дело, какая-то сволочь меня прямо сквозь рубашку укусила. Больно. Когда вернулся в кабину, пришлось из аптечки местную мазь достать. Как нам обещали, как раз от укусов такой гадости помогает. Галя мне больное место помазала, сказав, что красное пятно на месте укуса уже с половину ее ладони. Но больше, кажется, не растет. Кстати, боль и зуд стали на глазах отступать. Хорошая мазь.
Все равно, следующий час я вспоминал «гудение», показанное мне бусиной. На следующей остановке надо будет проверить, помогает, или нет. Впрочем, следующая остановка у нас уже на оборудованной стоянке должна быть. Мы до нее, судя по спидометру, уже больше половины пути проехали.
Однако, непредвиденная остановка все-таки случилась. Неожиданно я заметил, что по дороге нам навстречу бежит человек. И размахивает руками, явно пытаясь привлечь наше внимание. До него еще было довольно далеко, метров пятьсот, но я остановился.
— Галь, не видишь, что с ним? И что нам делать, как думаешь?
Она немного помолчала, разглядывая его в бинокль. Мужик все так же бежал к нам, но получалось это у него не слишком быстро. Похоже, дыхалку сбил.
— Знаешь, а это один из тех американцев, что за нами в очереди на регистрацию стояли.
— У артефакта?
— У девушки-регистратора.
Точно, даже без бинокля мужик показался мне знакомым. Явно у него что-то случилось. Проехать мимо или помочь?
— Галь, ты не могла бы меня за рулем сменить. А я тогда в пулеметную башенку загляну. Просто мимо проехать, как-то не по-людски будет. А против пулемета права не качают.
В общем, так и сделали. Галя девочка некапризная, воспитание в военной семье сказывается. И машину водит неплохо. Сейчас она меня, правда, о края люка приложила, так как грузовичок у нее стартовал рывком, но это от волнения и с непривычки. Правда, подстелить мне под ноги специально для этих целей купленный половичок не забыла. Ибо нечего сидение берцами пачкать.
Я не очень уверенно взялся за ручки пулемета. Проверил, как заправлена лента. Вроде, все нормально. Не стрельнуть бы ненароком раньше времени…
Галя, тем временем, притормозила перед мужиком.
— Помогите!.. Латинские ублюдки!.. Напали!.. Скорее!.. Жена… Дочка… — Мужик задыхался и говорил по-английски, выдавливая из себя слова по одному. Но при этом достаточно эмоционально.
На вид ему было лет тридцать пять-сорок. Брюшко есть, но отнюдь не хлюпик. Оружия не видно.
— Что там с вашей семьей?! — Закричала Галя, высовываясь из окна.
— Убивают. Пока, наверное, насилуют. Жена, дочка…
— Кока! Надо помочь! — решительно взвыла Галя.
Нет, на засаду это не похоже. Конечно странно, что здоровый мужик бросил семью и кинулся один убегать. Но, вроде как за помощью. Я бы так, наверное не смог, но ситуации это не меняет.
— Ладно, садитесь, — я вернулся в кабину и открыл дверцу. Кстати, «вы» я ему говорил не потому, что дистанцию держал, а потому, что мы по-английски говорили.
Мужик, задыхаясь, тем не менее, резво вскочил внутрь. И тут меня одна идея посетила:
— Вы из пулемета стрелять умеете?
— Любой техасец умеет!
— Тогда залезай, — я указал ему на башенку: — Галь, поведешь, или местами поменяемся? Хотя, зачем время терять? Жми, давай.
Почему не пересел за руль? Все-таки я не полностью доверял этому янки. А так, как мне казалось, мы сразу массу проблем решаем. Если это все-таки подстава, позиция у него с головой и руками вне крыши кабины крайне неудобная для нападения на нас. Пулемет против нас мужик, все равно, использовать не сможет. Галю еще может попытаться взять в заложники, со мной это будет сложнее. Прежде чем открыть ему дверцу я вынул из крепления за спиной пару «Узи», протянув один из них Гале. А теперь придвинулся поближе к его ногам, если что, сильно меня лягнуть он не сможет. В то время как мне по нему промахнуться из «Узи» будет очень сложно.
Если же все так и есть, как он сказал, не думаю, что он окажется худшим стрелком из пулемета, чем я. Хуже трудно придумать. А держится он уверенно.
Это я и попытался объяснить Гале (естественно по-русски и не повышая голос), в то время как грузовичок под ее управлением, набирая скорость, двинулся по шоссе дальше. А еще через минуту дорога чуть повернула и впереди стала видна машина с прицепом и копошащиеся вокруг нее люди.
— Готовьтесь! — Зачем-то крикнул я мужику. Но тот и сам знал, что делать.
Первую короткую очередь он аккуратно положил вдоль шоссе буквально впритык к своей машине, стоявшей с раскрытыми дверцами. Дверцам, похоже, тоже досталось, но двое из напавших сползли на землю. Еще очередь по группке из трех людей, похоже, менявших колесо у прицепа. Опять попал! И пятидесятый калибр — страшная сила. Что-то буквально полетело из них во все стороны.
Глянул на Галю. Вот о том, что зрелище от стрельбы из пулемета будет настолько впечатляющем, я не подумал. Она как? Сознание не теряет?
Нет, молодец. Остановила машину метров за десять до прицепа. Я отодвинулся к ней от нашего янки. Или техасца? Они, вроде, себя янки не считают?
Боже, о каких глупостях я сейчас думаю! Но выскакивать наружу тоже смысла нет, тем более, что и по нашему корпусу звякнуло несколько попаданий. Так что только приобнял Галю и сообщил ей, какая она молодец.
Тем временем прозвучало еще несколько очередей из нашего пулемета. Сначала куда-то за джип, потом уже по кустам, ибо бандиты, похоже кинулись удирать. Потом несколько одиночных выстрелов. Контрольные?
Я повернулся и вытащил из-за сидения бронежилеты. Один дал Гале, второй стал одевать:
— Я пойду, посмотрю, а ты, на всякий случай, прикройся.
Проскочил мимо ног мужика. Логичнее было бы оставить его за пулеметом меня прикрывать, но… Во-первых, он сам рвется проверить, что с его семьей. А во-вторых, если вспомнить о паранойе, то от нашего пулемета бронежилет не спасет. Не похоже, но вдруг ему придет в голову восполнить собственные убытки за наш счет? Не верю я в такой вариант, но лучше вместе пойдем. И оружие какое-нибудь ему лучше все-таки дать. Лучше показать, что мы в одной команде. Все равно, на улице быстро что-нибудь подберет. Или в своем джипе. Наверняка у него все было.
Показал ему рукой на «Сайгу» и свой «Узи»:
— Вам с каким удобнее?
— Можно?
На мой кивок он быстро выдернул «Сайгу» и со словами «О, Калаш!» выскочил из машины вслед за мной.
Техасец оказался реальным снайпером. Не в том смысле, что каждому противнику в сердце или голову попал, как раз нет. Но при таком калибре раненный помрет от шока, по моему, и при попадании в пятку. По крайней мере, любая рана в корпус смертельна. Нет, его мастерство проявилось в том, что своих женщин он умудрился не задеть, хотя одного из бандитов пристрелил реально на собственной жене. Девочку-то, похоже, раком пялили. Жуть. Но ведь живы остались!
Проход по кустам вокруг живых не выявил, хотя в одного я даже стрельнул, так как показалось, что он шевельнулся. Думаю, показалось. Итого, восемь трупов.
Галя в машине не усидела и, подхватив аптечку, кинулась к девочке и ее матери. Последняя была на удивление спокойна и даже сказала мужу:
— Молодец, все правильно сделал, — после чего они неловко обнялись. Дочка тоже к ним прижалась.
Ужасно, конечно, но девочка хотя бы не выглядит совсем малолеткой. Я бы ей лет пятнадцать-шестнадцать дал. Хотя, девочки-южанки часто выглядят старше своих лет. Очень захотелось кого-нибудь из бандитов лично пристрелить. Но я только быстро отошел к нашему грузовичку и запер его. Еще не хватало, чтобы какой-нибудь бандит выполз из кустов и добрался до нашего пулемета. О чем я и сообщил американцам.
В общем, Грегори (так, оказывается, зовут мужика) пошел еще раз прочесывать кусты и стаскивать тупы на обочину, Лизу-Энн и Эльзу-Марию Галя увела в наш жилой отсек для оказания медицинской помощи, а я с биноклем стал осматривать окрестности из пулеметной башенки. Ведь не пешком же бандиты сюда добрались. Где-то их транспорт должен быть спрятан. И ведь увидел! Точно, фургон какой-то или автобус за островком кустарника и несколькими деревьями прячется. Было бы на деревьях листьев побольше, не заметил бы. Только далеко. Не меньше пары километров до него. Что делать?
Крикнул Грегори о находке. Он подошел, тоже посмотрел. Варианта, по идее, три. Сразу ясно, что идти туда пешком — не вариант. Во-первых, просто по бушу ходить пешком опасно для здоровья. Особенно новичкам, вроде нас. И если там кто-нибудь из бандитов остался, то он нас просто без помех перестреляет. Остается: Вариант один — вытащить мотоцикл и съездить на нем. Все-таки какая-никакая броня на нем есть. И пулемет. Так что с бандитами, если они там есть, должны справиться. Грегори было загорелся, но минусы этого варианта в том, что мы оставим женщин одних на дороге. Пусть и в бронированной машине. Но вдруг другие бандиты подъедут? По дороге это можно быстро сделать. Другой минус — застреваем мы здесь надолго. До вечера уже не так долго осталось, а надо еще транспорт Грегори в порядок привести (или к нашему грузовичку подцепить) и, желательно, до оборудованной стоянки добраться. Тогда вариант два — плюнуть на автобус, как можно быстро привести себя в порядок и уехать. Вариант три отличается только тем, что перед отъездом по автобусу можно пострелять. Из пулемета, снайперки или даже гранатомета. Хотя нет, из гранатомета не дострелить. Все равно, есть подозрение, что пройдет именно последний вариант.
Машина у Грегори оказался целый Хаммер имени Шварценеггера, самый дорогой вариант Hummer H1 Alpha. Наш грузовичок втрое дороже, но и их семья в Техасе явно не бедствовала. Потомственные фермеры. Куча родни и все в том же бизнесе. Но последние полсотни лет сельское хозяйство в США делалось все менее престижным. Вот они и решили попробовать в Запределье. Так что их семья, можно сказать, разведчики. Увидят перспективы, начнут разворачиваться всерьез. А пока даже своих любимых коров с собой не взяли.
А с засадой получилось для них неожиданно. Лопнуло колесо на прицепе, в качестве которого у них небольшой жилой модуль. Как выяснилось потом, бандиты на дорогу специально гнутых гвоздей накидали. Только Хаммеру они по барабану (как и нашему грузовичку, кстати), а вот прицеп слабоват оказался. Заметили, остановились. Пошел менять колесо и тут мимо какая-то птица пролетела, аж ветром обдало, и в траву спикировала. Крупная, вроде индюка, только летает хорошо. Не выдержал, выхватил из машины дробовик и пальнул по ней. И даже попал. Но не убил, а крыло подранил. Птица бегом прочь. И как будто специально, вдоль дороги. Вглубь буша он бы наверное ее преследовать не стал. А так побежал. В азарте даже патроны прихватить не успел. Из второго ствола добил, но успел отбежать уже довольно далеко. А тут из кустов с другой стороны дороги выскочили бандиты.
Почему побежал не к семье, а прочь? Так чем бы он там помог? Даже ружье зарядить нечем, кобура с пистолетом на сидении осталась. Вот он и побежал в надежде подмогу встретить. И ведь встретил.
Ладно, обойдусь без комментариев. Разный у нас менталитет. И, получается, прав мужик оказался. Правда, думаю, не встреть мы его, сами бы у машины задержались. Наверное. Но его бы бандиты уже точно убить успели. Это женщин можно насиловать, а сорокалетний мужик бандитам без надобности. И мы могли мимо проскочить. Получается во всем он прав, но неприятное чувство остается. Впрочем, после Порто-Франко наши пути, скорее всего, разойдутся, так что — плевать.
К моему удивлению, мама с дочкой довольно быстро пришли в себя. Машина тоже оказалась почти цела, бандиты ее явно себе забрать собирались. И даже колесо на прицепе поменять успели. Даже вещи не растащили, хоть и переворошили. В общем, пострадавшее семейство со сборами и приведением себя в порядок управились довольно быстро. Где-то за час, включая сбор трофеев. Мы с Галей ни на что не претендовали, тем более, что у бандитов ничего ценного не было. Но фермеры, включая дочку, сосредоточенно собрали стволы и все, что сочли заслуживающим внимания. Сбор «ай-ди» и подачу заявления властям я тоже на них перекинул. В конце концов, это они — пострадавшие. А вот в перетаскивании трупов и укладывании их вдоль дороги я Грегори помог. Потом тщательно вымылся (до пояса) а жилом отсеке. И рубашку сменил.
Да, за брошенным дробовиком и подстреленной птицей Грегори тоже успел сходить. Удивился, что птицу за это время никто не тронул. Не такая уж здесь активная фауна, как нас пугали. Птицу он нам предлагать не стал, сразу в машину закинул. Может, потом, когда приготовят, пригласит попробовать?
Перед отъездом пустил все семейство по очереди в нашу башенку, стрельнуть по автобусу из пулемета. Отметиться захотели все трое. Возможно, даже попали. Но когда лента закончилась, я сказал «хватит». Поставил новую и поехали дальше. Теперь уже двумя машинами.
Обсудили с Галей новых знакомых. Она была со мной согласна, что думают америкосы не по-нашему. Но Лизу-Энн и Эльзу-Марию очень жалко, особенно девочку. Лет ей оказалось только четырнадцать. Пообещал Гале, что никогда ее одну на растерзание бандитам не оставлю. И без автомата даже под кустики не пойду.
И тут вспомнил. Мы столько времени провели вне машины, а нас никто не кусал. Прислушался к себе. Однако! Я, оказывается, так все это время и продолжал «гудеть». В автоматический режим перешел? Здорово! И ведь за бусину всего два раза брался. Глянул на браслет. Так и есть! Серая бусина так и продолжает светиться, но кроме нее светится еще и другая, светло-зеленого цвета. Но трогать ее пока не стал. Сделаю это на стоянке.
До стоянки мы добрались уже в темноте. Осень, темнеет рано, в девять вечера уже ночь. Ночь в буше много темнее ночи в городе. Но, то ли из-за того, что светили обе луны, то ли из-за костра, разведенного с краю площадки, но видно было достаточно четко. По крайней мере, мне. Галя выглянула наружу и сказала, что «темень — глаз выколи». Утрировала, думаю.
«Наши» техасцы припарковались рядом, так что заметил, что к ним кто-то подошел. Зачем-то вышел посмотреть. Оказалось, другие американцы. Точнее, один американец, его семья наружу вылезать не стала.
— О, Грегори! Лиза-Энн! Привет, Эльза-Мария! Рад, что вы нас догнали! — Приглушать голоса у американцев, по-видимому, не принято, так что я не подслушивал, просто сел на ступеньках подышать свежим вечерним воздухом.
— Марготта тоже очень беспокоилась, вот и выпихнула меня к вам на съедение местным москитам. Жуть, а не москиты! Вурдалаки какие-то!
— Да? И где они? — влезла девочка.
— Да вот же! Странно… И вправду, нет. А когда за водой ходил, меня чуть не съели. Да вы видите, весь в волдырях.
Прислушался к себе. «Гудю»? «Гудю»! Хотя, скорее, «пищу», заклинание (бафф), которое ассоциируется у меня со звуком, «звучит» на довольно высокой ноте. Интересно, какой у него радиус действия? Хватило на всю площадку или нет? Сам не проверишь, а спрашивать не пойду. Разве что разговоры чужие подслушать удастся.
— Так как же вы отбились?
Ни хрена себе, американцы. Я думал, что они просто не стали останавливаться, когда товарищи прокололись. Оказалось, остановились. Но назад сразу не сдали. Увидели лезущих из придорожных кустов бандитов, и сразу же уехали.
Все это я уже из последующего разговора понял. Понял, правда и то, что с техасцами они раньше знакомы не были, сами из Делавэра, просто о дороге к порталу познакомились.
Говорили американцы, как я уже отметил, громко, и привлекли к себе внимание остальных обитателей площадки. Так что с разных сторон стали подходить по одному, стараясь послушать новости. В результате наша машина оказалась в центре всеобщего внимания, так как Грегори привел своих знакомых поближе и даже фонариком подсветил нашу башенку с пулеметом во время рассказа.
От Гали это не осталось незамеченным, и теперь она сидела на ступеньках рядом со мной. Женщины, все-таки, любят быть в центре внимания. Многие. Галя к числу таких относится, хотя, вроде, девочка скромная.
Видя, что ходить никто не собирается, а Галя понемногу вовлекается в беседу, достал, зажег и повесил над дверью керосиновый фонарь. Там для лампы специально кронштейн выступает. В результате, хвастаясь трофеями, стволы и «ай-ди» бандитов Грегори притащил сюда же.
Сам я в обсуждениях участия не принимал, предоставив это делать Гале. Что-то не было настроения разговоры вести. Вместо этого попытался оценить размер и планировку лагеря. Хотя, какого лагеря? Каждый сам по себе. Или, небольшими компаниями.
Самая большая группа китайцы. Держатся особняком, и они единственные, кто развел костер. От них один человек подошел — послушать, но держится тихо, рта не раскрывает. «Французы» все, как на подбор, оказались неграми и арабами. Этих подошло довольно много, но американцы их демонстративно игнорировали, общаясь только с Галей и подошедшими немцами. Так что мусульмане галдели о чем-то между собой, но особо не лезли. И на том спасибо. «Русские», похоже, тоже состояли, в основном, из киргизов. Так что, скорее, «русскоговорящие». Впрочем, против них ничего не имею. Бывают вполне славные ребята, все-таки годы «единого советского народа» даром не прошли. Если будет подходящая ситуация, поговорю с ними о дальнейших планах, но явно не сейчас.
«Настоящие» русские тоже нашлись. В виде двух изрядно датых пацанов. По-английски они говорили на уровне троечников средней школы, но какие-то слова угадывали. То есть русских в нас заподозрили и сразу же нацелились на Галю:
— Слышь, подруга! — Обратился один из них по-русски: — Что ты с этими представителями «главного противника» якшаешься? Пошли лучше к нам. Нормальные ребята гудят. Весело у нас. А тут что? Только галдят, а не наливают!
— Хочешь, можешь и мужчинку своего с собой взять, не обидим… — После некоторой паузы и с сомнением в голосе добавил он.
Вот только этого мне не хватало! Невольно вспомнился старый анекдот про то, как представители разных народов реагируют на сообщение официанта в ресторане, что среди отдыхающих есть их соотечественники. Мне бы тоже лучше в другой зал.
Кстати, навязчивость подошедших перебила шедший до этого разговор, даже американцы замолчали.
Я приподнялся и, неожиданно для себя, я ответил по-немецки:
— Бигляйтер, нет здесь русских. И водку пить никто не хочет. Как-нибудь без нас.
Галя подняла на меня недоуменный взгляд, но промолчала. Зато оживился немец:
— О, так вы дойч? Очень рад знакомству!
— К сожалению, только частично, — мне стало неловко, не люблю врать, хотя среди намешенных во мне кровей немцы точно были, но давно обрусевшие, так что и сами себя немцами не считали: — Просто мы уехали с Земли не для того, чтобы пьянствовать вот с такими гражданами.
С немцем (с «оригинальной» фамилией Миллер и именем Ганс) завязался разговор, америкосы снова громко затараторили, а проигнорированные русские, постояв пару минут, ушли сами. При этом один из них проворчал:
— Жалко, такая клевая девочка, а с ней такая никчемная штафирка. Может на Земле он и был крутым мажором, но здесь таких быстро опускают. Он и стрелять, поди, током не умеет…
Галя опять на меня как-то странно посмотрела, но снова промолчала. Высказалась она много позже, когда все разошлись, и с американцами и немцами нас уже можно было считать, если не друзьями, то приятелями. Перед укладыванием спать.
— Не поняла, зачем ты ребят отшил? Вполне нормальные были, я таких по военным городкам много насмотрелась. Слегка выпимши, но вели себя вежливо. И очень может быть, едут туда же, куда и мы. Или ты меня ревновать решил? Или их испугался?
В этот раз отвечать не стал уже я. Видимо, у нас разные представления о вежливом поведении. И целесообразность поселения именно на территории РА стала вызывать у меня сомнения. Собственно, они и раньше были. Выбор был по принципу наименьшего зла. Ну да ладно. Менять планы после первой же встречи с соотечественниками, как то преждевременно.
В результате, в первый раз мы спали отдельно. Собственно, в нашем жилом отсеке сдвинуть койки и не получится, они к противоположным стенкам прикручены, но «сходить в гости» ради секса лично у меня всякое желание пропало. Галя тоже таких порывов не демонстрировала.
Неприятно и неожиданно. То, что я не Рэмбо, это точно. Но мне казалось, что у меня другие достоинства есть. Или здесь они не котируются? Надеюсь, что нет. И очень надеюсь, что Галина система ценностей не претерпела радикальных изменений, а сегодняшнее настроение — результат усталости и переживаний. Хотя, следует признать, что стрелять мне сегодня, действительно не пришлось. Грегори все сам сделал. Хотя пулемет был мой. В общем, и здесь делть выводы рано. Но рвать рубаху на груди и кидаться грудью на танки я, все равно, не буду.
Ладно, чему меня следующая бусина учить собирается? Ощущение жизни? Действительно. «Нота» уже другая, «басовитая». При этом в голове сложилась, нет, не картинка, ощущение. Чуть светлые (?), теплые (?) кляксы (?), силуэты (?). В общем, вы поняли. Словами описать трудно. Напоминало это все картинку радара, но при этом в центре картинки нахожусь я сам. Довольно скоро стало понятно, что на этой картинке есть что. Легкий фон — это трава. Наиболее яркие пятна — люди. Что-то мелкое и быстрое пронеслось? Наверное, ночная птица пролетела. Кстати, если приглядеться (прочувствовать) внимательнее, то в траве тоже разная мелкая живность чувствуется. Мыши местные, что ли? Или лягушки? А, может, насекомые какие? Хотя нет, насекомых я разогнал и продолжаю это делать.
Расположение машин я примерно помнил, так что смог сопоставить две карты. Получалось, что мое «определение жизни» работает на расстояние примерно в пятьдесят метров. Наверное и «разгон насекомых» так же действует.
В принципе, заклинание получилось у меня легко. Осталось только понять, бафф это, или его лучше использовать по потребности? Никакой инструкции со стороны бусины или симбиота я не получил.
Немного успокоив нервы за этим занятием, я уснул.
Когда проснулся утром (опять рано, но я выспался), заклинание поиска жизни не действовало. Наверное, все-таки заклинание, а не бафф. Ведь «разгон насекомых» на месте. Еще раз коснулся бусины и стал тренироваться. Вроде, запомнил. По крайней мере, несколько раз скастовал заклинание, не держась за бусину. Опять третий просмотр остался неиспользованным. Наверное, решил браслет в его первозданной красоте сохранить. Шучу. Не получится. Самая первая бусина исчезла. Но, все равно, буду стремиться зря бусины не терять. Вдруг, через некоторое время заклинание перестанет получаться, а проверить будет негде?
Через некоторое время лагерь стал просыпаться. Я это не услышал, понял, благодаря заклинанию. Кто-то потянулся к колодцу, кто-то просто вышел из машин. Кстати, туалет «типа сортир» здесь оборудован. Судя по внешнему виду, самый примитивный. Яма, над ней будочка на две секции. Не пойду. Нам наш биотуалет еще долго заполнять. А вот воды можно долить, мы вчера много извели. Но ведрами таскать не буду. Перед отъездом машину поближе к колодцу погоню и шланг а него закину. У нас такая функция предусмотрена.
Встал. Стараясь не шуметь, поставил чайник и быстро принял душ. С бритьем провозился дольше. На Земле я электробритвой пользовался, а тут решил пользоваться безопасной. Еще до отъезда стал тренироваться и две недели ходил весь поцарапанный. Говорят, неровности кожи сбривал. После бритья вся морда кровоточила, по старинке квасцами кровь останавливал. Но сейчас смотрю, все нормально. Кожа гладкая и порезов нет. Приспособился? Или все «неровности» в прошлые разы срезал. Или симбиот помогает? Высыпаться-то я стал заметно быстрее и, вообще, чувствую себя последние дни на удивление хорошо. Еще бы это на настроение распространялось.
Я с сожалением посмотрел на спящую Галю. Поговорить с ней на тему наших отношений, что ли? Когда в семье доходит до регулярного «выяснения отношений», значит, она на ладан дышит. Впрочем, у нас вчера только первая ссора случилась. Даже не ссора, а непонимание. Посмотрю, как фишка ляжет.
Довольно скоро во всех машинах и вокруг закипела жизнь. Выезжать, однако, никто не спешил. Видимо, после вчерашнего инцидента желающих ехать первыми не нашлось. Видимо, получится стихийно собранная колонна.
Наконец, Галя проснулась, посмотрела на часы, потом на меня. Видимо, вчерашняя вспышка сидела в памяти и у нее, так как вопрос она задала нейтральным голосом н нейтральную тему:
— Ну как, все уехали? Мы опять последние?
— Да нет, никто не уехал. Думаю, нас ждут. Точнее тебя.
Несколько секунд до нее доходило, что никакого подтекста в моем ответе нет. Она себя накачала, что ли? Когда только успела. Вроде, всю ночь спала.
— Вообще все?
— Да. И китайцы, и киргизы, и американцы, и русские. И немцы. — Хотел сказать «твои русские», но решил конфликт не обострять.
— Боюсь, пулемет они ждут, а не меня, — примирительно улыбнулась Галя: — Ладно, пойду приводить себя в порядок.
В общем, ссора развития не получила. Мы, вообще, тему не поднимали. Замяли. Не сказу, что «для ясности», но сделали вид, что ничего не было. Так что когда подъезжали к заправке, разговаривали уже, как сутки назад и раньше.
Ехали мы, и вправду, колонной. Никто ни с какими предложениями не подходил, но первая машина со стоянки двинулась только после того, как я закончил воду в бак из колодца качать. Как раз русские. На «Уазике» и «Урале», на котором тент был заменен на металлический кунг. Возможно, даже слегка бронированный. С люком на крыше, видимо, для стрелка с пулеметом. В общем, идея та же, что и у нашего грузовичка, только реализация какая-то самопальная и вся конструкция на порядок дешевле. То-то они меня вчера «мажором» назвали. Зря. Никогда им не был. И машину (по подсказкам генерала) выбирал не для того, чтобы деньгами похвастаться, а чтобы чувствовать себя во время переезда максимально защищенным и иметь хотя бы минимум необходимого современному горожанину комфорта.
И зачем я про себя с ними дискутирую? Заело меня их демонстративная враждебность и презрительное отношение. Мне казалось, повода я им не давал. Или Галя и грузовичок для них уже повод? Не слишком достойно, по-моему.
Заправка, как оказалось, принадлежала Ордену. Видимо, решил держать единственную трассу, связывающую Землю и Запорталье под своим контролем. Логично. К тому же, пока поток переселенцев не иссякает, заправка гарантированно не является убыточной. Интересно, откуда сюда горючее доставляют. Ясно, из Порто-Франко, но кто производит? Вроде РА нефть добывает. Но не одна она. Впрочем, неважно. Цена на дизтопливо оказалась даже ниже, чем я опасался. По доллару за литр. Дороже, чем в России и США, но даже дешевле, чем в Европе. Залил бак доверху.
Сама заправка заняла довольно много времени. Колонок три, но машины въезжают на огороженную бетонным забором территорию по одной. Через КПП между башенок с турелями и перед БТРом, который в любой момент может въезд заблокировать. Документы особо не проверяют, достаточно назваться, но какие-то отметки на планшете дежурный по КПП делал. Подошли к нему вместе с Грегори, сообщили о нападении и сдали собранные «ай-ди». Воспринял спокойно, задерживать не пытался. Письменные заявления, сказал, не требуются, раз претензии предъявить можно только к трупам. Заодно сообщил, что остальные изгнанные из припортального поселка латиносы еще вчера проехали. Так что, скорее всего новых засад с их стороны можно не опасаться. Порадовал Галю этой информацией.
Дальнейший путь, прошел даже на удивление спокойно. Ехали все так же, все вместе. Ни дождей, ни нападений, ни ссор с попутчиками. Бывшие сограждане больше не докучали. Ни китайцы, ни киргизы, ни «французы» в друзья не набивались, только «привет!» и «когда выезжаем?».
Американцы вели себя, как лучшие друзья, примкнувший к нашей компании немец (Ганс) был довольно молодой, лет тридцати, но держался приветливо, но очень солидно. Во-первых, семейный (жена Ева и целых два мелких сына Отто и мой тезка, Николас). Во-вторых, он единственный из нас точно знал, куда и зачем едет. В автомастерскую к дяде в Порто-Франко, где и собирается в дальнейшем жить и работать. Вроде, у родни там все хорошо, расширяют дело. Если все, действительно, в порядке поедет к порталу еще раз, дать весточку родне и принять оборудование. В принципе, что все в порядке, он не сомневается, иначе бы не поехал с семьей. Но надо удостовериться своими глазами. Вот так.
Попытку Грегори развести его на починку дверей мягко отклонил, но обещал все сделать в лучшем виде в мастерской у дяди.
В принципе, полезное знакомство. Можно будет в Порто-Франко на несколько дней задержаться, посмотреть, как живут. Кстати, масло в грузовичке поменять можно, мы его еще на Земле прикупили. Все-таки машина новая, от портала полторы тысячи километров пройдет, так что ТО не помешает. Заодно, может чего полезного или просто интересного узнаем. Спешить поскорее прибыть на территорию РА нам необязательно.
К тому же, после Порто-Франко безопаснее ездить караванами и под прикрытием конвоя. Вроде, здесь так принято. Это от портала до Порта-Франко считается безопасно, и то мы с приключениями ехали. А прорываться с пулеметом одному через любые преграды, меня не прельщает. Даже если опасности сильно преувеличены. Ну, не верю я, что тут сплошной бандитизм и спать надо в обнимку с оружием. Если бы так было, никто бы новые земли не осваивал, землю не обрабатывал и продукцию не выпускал. Но не спорю, случайно нарваться можно на что угодно. Так что рисковать не буду.
Галя меня в этом полностью поддержала. Она тоже хочет доехать спокойно и дальше жить, заняв достойное место в обществе. Намекнула, что, возможно, если нужные люди окажутся на месте, и письма папы-генерала сработают, достойное место у нас будет и без моих великих подвигов в археологии. На мои изумленно взлетевшие брови сказала, что никто меня любимого дела лишать не собирается, но может та статься, что выгоднее будет его в разряд хобби перевести.
Хотел было начать ругаться, но промолчал. У меня же теперь освоение бусин идет, пожалуй, даже с большим приоритетом, чем археология. Действительно, рано планы на будущее строить.
В общем, договорились, что когда будет конкретика, тогда и решать будем. И, похоже, оба были довольны друг другом.
Интерлюдия 1. Неудачно получилось.
У КПП портала Земли лишних остановился джип Grand Cherokee. В принципе, ничего особенного. Машины с переселенцами появлялись здесь регулярно, от нескольких штук до нескольких десятков в день, и все они начинали свой путь в новом мире от этих ворот. Могли приехать и на машинах, имеющих якобы скрытую бронирование (специалист сразу заметит), хотя, обычно, выбирали в качестве транспорта что-нибудь более практичное.
Необычным было поведение приехавших. Во-первых, автомобиль остановился не перед КПП, а за ним. Сами ворота он проехал без остановки, причем стоявший там дежурный от администрации приветствовал его пассажиров вежливым поклоном в японском стиле, под сорок пять градусов. Во-вторых, остановка джипа была связана не с желанием кого-то их пассажиров выйти или пообщаться с администратором. Водитель машины ждал, пока перед ним не пристроится другой бронемобиль. Уже не скрывавший своего военного назначения, с корпусом из бронелистов и башенкой с крупнокалиберным пулеметом. Этот бронемобиль уже несколько часов дежурил у КПП, но, как выяснилось, прибыл сюда не для охраны портала, а чтобы встретить Grand Cherokee.
Затем автомобили двинулись вперед по единственной здесь дороге и остановились у входа в другое здание, где находился еще один артефакт ушедших, а переселенцы завершали регистрацию. Тут из джипа вышел еще довольно молодой господин, рядом с которым сразу же пристроились охранники. Спереди встал тот, что также вылез из джипа, а двое сзади очень ловко и быстро выскочили перед этим из люка бронемобиля.
Из здания эта четверка вышла минут через пять и почти бегом. Быстро разместились по машинам, причем джип рванул с места и помчался дальше с такой скоростью, что было непонятно, как он умудряется вписываться в повороты. Бронемобиль, естественно, сразу отстал.
Еще через пять минут джип уже стоял перед входом в служебное здание администрации поселка, а молодой человек, теперь с единственным охранником почти бежали через приемную к кабинету без таблички на верхнем этаже. Секретарша только успела пискнуть «Шеф вас ждет!», а охранник уже закрывал дверь за молодым человеком. Сам он остался в приемной.
— Что случилось? — Теперь уже секретарша смогла задать вопрос, с предвкушающим выражением на лице глядя на охранника.
Тот сразу же стал очень степенным и важным, прибавив внешне к своим тридцати годам не меньше десятка лет:
— Случилось… По закону подлости… Стоило Менахему отлучиться, как сработал артефакт. — Слова он тянул с нарочитыми паузами. Секретарша при этом всякий раз подавалась немного вперед, то ли подыгрывая ему, то ли, действительно, сгорая от нетерпения.
— Не может быть! Больше года никого не было, и надо же именно в такой момент! А когда?
— Кто же его знает. Мы шесть дней на Земле провели. Вот в этом интервале все и произошло.
— Ой, да за это время столько народа из портала вышло! И половина уже уехать успела…
Примерно о том же шла речь и в кабинете Главного управляющего Переселением, члена Совета и вице-Магистра Ордена, а также члена одной из крупнейших финансовых империй Земли Натана Дрейка. Господина лет пятидесяти на вид (на самом деле — лет на двадцать больше) и, опять же на вид, типичного американца. Впрочем, он и был потомственным американцем, его предки стали гражданами США где-то в середине девятнадцатого века.
А вот его собеседник, молодой человек, о котором речь уже шла, был столь же типичным евреем. Не карикатурным, а реально красивым, какими бывают голливудские киноактеры, но при этом с нетипичными для них умными глазами. Звали его Менахем Будхаль, и до переезда в Запорталье он был гражданином Украины.
Эмоции, выплеснувшиеся в первую минуту беседы, уже схлынули, и сейчас они спокойно обсуждали сложившуюся ситуацию. Говорили на английском.
— То, что, как вы говорите, неизвестный переселенец получил браслет на правую руку — хорошо. По крайней мере, сюрпризов от него ждать не приходится. Еще один кират, то есть «жизнюк».
— Как и все пятеро предыдущих. Я, лично считаю, что браслет на левую руку получит тот, кто успешно сдаст экзамен в Сурдивате.
— Что, к сожалению, так и не случилось за все пять лет с момента появления первого браслета. Сколько бусин вам еще надо изучить Менахем?
— Много еще, сами знаете. За год не справлюсь. Каждая новая все труднее идет, а попыток всего три.
— Да знаю я. Есть и моя вина в том, что Дэвида загубили. Но спонсорам так хотелось поскорее до вечной молодости добраться, вот и торопили. Как ваша поездка прошла, кстати.
— Подлатал я мистера Коха, не беспокойтесь. Все, что можно сделал. Еще лет десять точно протянет и даже сможет не одними кашками питаться. И даже женщин иногда трахать. Или мальчиков. Не знаю его предпочтений.
— Какие могут быть предпочтение в сто два года? Всем им хочется не старше пятидесяти стать. Или сразу двадцатилетними.
— А это как раз последняя бусина на браслете. Я понимаю, интересно было узнать, что там, но в результате Дэвид три последние бусины зря открывал. А ведь какой сумасшедший потенциал у него был. Мне бы такой.
— Не прибедняйтесь, мой друг. Не хуже у вас потенциал. Только очень вы осторожничаете. Сами же признались, что прежде чем свою последнюю на сегодня бусину открыть, ждали, пока две следующие светиться не начнут. Чуть не полгода.
— Зато выучил. Сами знаете, насколько «полное исцеление» важно. Молодость, конечно, не возвращает, но организм приводит в идеальное состояние, то есть по ощущениям человек намного моложе делается. Я этим заклинанием мистера Коха и приводил в порядок. И то пять раз его накладывать пришлось, совсем у него организм вразнос шел. Прождал бы еще пару лишних дней портала на Землю, мог бы и не вытащить его.
— Никто не спорит, Менахем. Вы у нас герой и основная надежда. Жерар еще почти весь браслет освоил, но сдуру еще в середине пути не самую сложную бусину загубил. От расстройства на сельское хозяйство переключился. Хотя, надо признать, урожаи с ним возрастают в разы, если не в десятки раз.
— Вот именно. Ицхак еще в начале пути, а китайца мы удержать не смогли.
— Да, будет очень обидно, если он сумеет первым весь браслет освоить. Неизвестно, какие новые возможности там откроются. Но силой его держать не имело смысла, с их общиной у нас, слава Богу, хорошие партнерские отношения, и очень не хотелось бы их пересматривать. А так они нам благодарны. Настолько, насколько китайцы, вообще, умеют быть благодарными.
— Это да. Ходят, кланяются, а при любых волнениях белых режут первыми.
— Не утрируйте. Здесь мы ситуацию контролируем… Но все-таки, что нам с этим нежданным киратом (целителем) делать?
— Пока еще только упсуром (учеником), если терминологии Ушедших придерживаться. А делать? Вычислим мы его, я думаю, достаточно скоро.
— Особенно если он еще базу не покинул.
— Я бы на это не рассчитывал. Всплеск силы довольно давно был. Чуть ли не в день моего отъезда. Вечно у нас с обратным переходом проблемы! Но, все равно, не страшно. Во-первых, проверим списки. Да, человек пятьсот, но методом исключения можно список сократить. Что общего у всех, получивших браслеты? Мы все были молоды, не имели вредных привычек и имели высокий IQ. И все — мужчины. Последнее меня, кстати, удивляет, но, возможно, Ушедшие не признавали равенства полов. В принципе, они и вовсе не гуманоидами могли быть.
— Да, таким образом список сильно сократится. Опять, правда, китайцев много было. И русских. У них очень трудно определить IQ по внешним данным. Особенно у китайцев. Для меня они все на одно лицо.
— Для меня тоже. Зато среди русских довольно часто евреи встречаются. Вот с них и начнем. В конце концов, из пяти, получивших браслеты, трое наших.
— Опять вы о национальности вспомнили, Менахем. Нехорошо. Мы с вами теперь, прежде всего, орденцы. Не надо об этом забывать. Но ход ваших мыслей мне понятен. Отследим. Надеюсь, он не полный неудачник и хотя бы «разгон насекомых» освоил? Вот сразу же себя и проявит. Попутчики обязательно заметят. Жаль, связь здесь не работает, очень замедляет процесс поиска. Но ничего, найдем.
— К сожалению, попутчики к Порто-Франко все будут из той же партии, но список «подозреваемых» еще больше сократится. Лишь бы не погиб по-глупому, пока ничего важного не выучит.
— Будет обидно. Но в первую пару недель после переселения смертей среди переселенцев немного. Но если вдруг ему так не повезет, значит не судьба. Да и нам неудачник вряд ли чем сможет помочь. Но если вычислим, надо будет за ним присмотреть.
— А вербовать?
— Может быть, наоборот, следует подождать. Не знаю, как китайцы, а вам мы, вроде, все условия создали, но за пять лет никто до экзамена в Сурдивате так и не дорос. Может быть, есть смысл посмотреть, как будет идти развитие на «вольных хлебах». Но это будем решать, когда точно будем знать, кто он.
— Упустить не боитесь? Как китайца?
— Во-первых, не факт, что мы китайца упустили. Если все освоит, мимо Сурдивата он не пройдет, а там у нас очень сильный отряд, и всех в округе дежурный жизнюк проверяет. Там у нас вашей ситуации с внеплановой командировкой на Землю не возникнет. Так что возможность с ним пообщаться у нас будет. Постараемся сделать это конструктивно. Но, если честно, в китайцев я не верю. Работают, как звери, но без срывов не могут. Так что вероятность способности Ли Цын добраться до следующего уровня, я оцениваю, как низкую.
— В принципе согласен. То есть, в случае чего, мы нашего нового упсура на последней точке контроля перехватим. И суром он станет только уже нашим. Но я бы, все равно, лучше бы заранее подстраховался. Вдруг у него предубеждение против Ордена сформируется.
— Не думаю. В наши поселения он попадет только с контрактом, а так разнарядку разошлем. Предложить мы можем много. И, не забывайте, сдавать экзамен он мимо нас не пройдет. Придется договариваться.
Назад: Глава 2. Три спокойных дня
Дальше: Глава 4 В Порто-Франко

Антон
Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(953)367-35-45 Антон.