Книга: Лишний на земле лишних
Назад: Глава 4 В Порто-Франко
Дальше: Глава 6 Путь через жаркие страны

Глава 5
По Китаю в Запорталье

Когда мы подъехали, караван уже успешно выстраивался под присмотром китайских военных. Причем, похоже, настоящих. То есть сюда они прибыли не сами по себе, а по приказу командования, и продолжали служить в Народно-освободительной армии Китая. Одеты в камуфляж, на головах — кепи, у каждого — по автомату. Кажется, они штурмовыми винтовками называются. Легкими, так как калибр небольшой. Все лица — очень серьезные. И транспорт у них серьезный. Как я потом узнал у попутчиков — БМП ZBL-09. Целых три штуки. По мне, это просто танки, только на колесах, которых у каждого целых восемь штук. У одного БМП и вовсе серьезная пушка была установлена, на двух других пулеметы, пожалуй, более крупного калибра, чем мой, а еще какие-то кассеты грозного вида. Гранатомет? Или небольшие ракеты? Не разбираюсь. Но под залп попасть не хотел бы. И под одиночный выстрел тоже…
Офицера разыскал по начальственному виду, знаков различия я не заметил. Первый неприятный сюрприз, по-английски он говорит очень плохо, и это единственный язык, который он знает, кроме своего китайского хрен знает какого диалекта. Все равно, в моем багаже только европейские языки. Хорошо хоть, ничего объяснять не надо было, и так все понятно. Он просто вынул из папки, которую держал в руках листок и протянул мне. Оказалось, договор на сопровождение. Такой вот, «эскорт» по-китайски. Текст на английском языке, исправлению не подлежит. От меня требуется заплатить триста восемьдесят шесть долларов и дальше ехать в колонне, куда поставят, а на стоянках вставать, куда скажут. И все. Конвой обязуется доставить меня вместе с моим транспортом на место (город Куньмин) в целости и в срок. Вариант недоставки меня до места не рассматривается. Точнее, будет рассматриваться военной прокуратурой, с решением которой я должен быть заранее согласен.
Не фонтан, но лучше, чем если бы написали выплату компенсации наследникам в размере десяти тысяч, когда один грузовичок полмиллиона стоит. А так с прокуратурой военные тоже иметь дела не хотят, будут стараться.
Подписал, денежку заплатил. Тому же офицеру, тот спокойно принял, внес меня в список на планшете и выдал мне красный листок с напечатанным на нем черным числом «девятнадцать». Скидок или особых условий, в зависимости от размера или класса машины, договором не предусмотрено. Места (я так думаю, мой номер в колонне — девятнадцатый) даются не по соображениям безопасности, а в порядке регистрации.
Не удержался и спросил, откуда возникла такая стоимость проезда под охраной. Китайцы, еще по моему не слишком большому земному опыту, в отличие от кавказцев, цены в разы не завышают, но и торговаться с ними бесполезно. Как вы понимаете, этот опыт был мною получен на рынках. И китайский подход меня полностью устраивал. Торговаться я не люблю и не умею, а платить всяким там втридорога, мне нравится не больше чем любому другому нормальному человеку. Но — любопытно.
Офицер меня даже понял, видимо, не я первый вопрос этот задал.
— Километров, — кратко ответил он и отвернулся, показывая, что разговор закончен.
Не знал. По карте мне казалось, что расстояние больше, но это не совсем карта, схема. Масштабных карт тут почему-то нет. Или простым гражданам их не дают. Впрочем, пока мы едем под охраной конвоя, прокладкой маршрутов заниматься не придется. Все решено за нас.
— О чем вы говорили? — поинтересовалась остававшаяся в машине Галя.
— Оказывается, до Куньмина триста восемьдесят шесть километров, а наш порядковый номер в колонне — девятнадцатый, — Ответил я, пытаясь установить полученную карточку в углу лобового стекла.
Не сумел, слишком толстая и за резинку вокруг стекла не цеплялась. Достал из бардачка скотч. Да, я запасливый. Я, вообще, не люблю, когда всего впритык, а чего-нибудь всегда не хватает. Так что в машине у нас запас, наверное, всего. Воды и топлива полные баки и канистры, а также с собой и ЗИП, и продукты, и инструмент, и всякие хозяйственные приспособы. В общем, можно выдержать месяц полной изоляции. Надеюсь, не понадобится.
Было рано, солнце еще не встало, Галя клевала носом, а мне, хотя спать и не хотелось, выходить и знакомиться с попутчиками не тянуло. Все равно вместе мы только до вечера, да и то все по своим машинам сидим. Разве что стоянка будет посреди маршрута, и то не факт, что там будет с кем пообщаться. Колонна, в основном, из китайцев формируется. Вроде, машины китайцев, с которыми мы от портала ехали, все тут. И еще куча. Сколько мы в Порто-Франко проторчали? Пять дней? Вот они и набрались. Возможно, и раньше нас кто-то приехал.
В результате колонна получилась большой. На мой взгляд, больше пятидесяти машин. БМП конвоиров заняли места первое, последние и где-то в середине. Поехали.
Надо отдать должное китайским военным, что колонну они выстроили достаточно быстро. БМПшек было три, но в каждой оказалось довольно много солдат, чуть не по десятку. При отправлении солдаты из одного БМП выступили в качестве регулировщиков и четко расставили машины согласно полученным номерам. После чего быстро заполнили свою машину и пристроились в конце колонны.
Ехали, на мой взгляд, излишне медленно, скорость — около семидесяти километров в час. Но, хорошо хоть, не сорок.
Все это происходило как-то буднично и скучно. Скорость — постоянная, к видам буша вокруг мы уже привыкли. Я держусь за руль, Галя слушает плеер. За дни простоя в Порто-Франко мы наговорились, обсуждать пока больше нечего.
Чтобы не тратить время попусту, тренировал свои заклинания. «Разгон насекомых» — работает на постоянной основе. Прислушался к себе. Гудение на одной ноте продолжается как бы само по себе. Нет, отключить могу. Отключил. И снова включил. Ну, нафиг. Без кусачих насекомых как-то лучше.
«Определение жизни». На всю колонну дальности заклинания не хватило. Хотя, похоже, радиус действия немного возрос. Точно не определить, скажем, стал метров шестьдесят, вместо пятидесяти. Прогресс.
«Ощущение эмоций». А ничего. Галя скучает рядом, через машину за нами, похоже, скандал идет. Дотянулся до центральной БМП. Там, похоже, тоже скука. Но то, что я могу вычленять отдельные области, а не слушать общий фон — очень хорошо. В принципе, полезное заклинание.
Последнее заклинание из мною изученных «трансляцию эмоций» опять не на кого применить. Скандал в машине за собой утихомирить, что ли? Так он, похоже, сам по себе заглох. Только остаточный фон недовольства остался. Начал вспоминать, а какие эмоции бывают, вообще. В смысле, что я могу транслировать. Спокойствие — это понятно. Сам я человек, в основном, спокойный, передать эту эмоцию мне не трудно. А еще? Галя скучает? Не очень сильно у нее эмоции проявляются. Но попробовал запомнить. Эмоции скандалистов больше принесли. Кто-то напуган, кто-то зол, кто-то раздражен. Жаль, и там эмоции не очень сильные. А ярости или хотя бы гнева так и вовсе ни у кого нет.
Вот так и развлекался до остановки. Примерно в середине пути, на оборудованной площадке с сортиром с одной стороны и колодцем с другой.
При заезде на площадку китайские солдаты снова превратились в регулировщиков и довольно компактно распределили на ней все машины колонны.
Нам выходить из машины не требовалось, просто перебрались на время в жилой сектор кунга. Посетили свой санузел, а вот есть еще не хотелось. Взяли по бутылке минералки и сели ее пить на ступеньках у открытой двери. Заодно посмотреть, чем попутчики занимаются. Не то, чтобы сильно интересно, но все-таки занятие.
Впрочем, ничего особо интересного увидеть было нельзя. Разве что образцовый порядок, наводимый военнослужащими НОАК. БМП встали так, чтобы контролировать обе стороны площадки и выезд с нее. Посты солдат разместились так, чтобы просматривались все машины каравана, но ни к кому не лезли. Китайцы из охраняемых ими машин дисциплинированно образовали очереди у сортиров и колодца, а также разбились на небольшие группки, ведя тихие беседы и употребляя пищу. Некоторые, впрочем, копались во внутренностях двигателей своих машин. Надеюсь, ничего серьезного. Не думаю, что военные кого-нибудь бросят на стоянке, скорее, будут ждать окончания ремонта. Или на буксир возьмут? Не знаю, но лучше бы обойтись без такого опыта.
Между тем выяснилось, что в караване были все-таки не одни китайцы. Между машин, цепко посматривая по сторонам, двигалась пара европейцев. «Пара», в смысле, их двое было. Оба мужчины. Между тридцатью и сорока, видно, что физически сильные и, вообще, типажи для фильмов про Дикий Запад. Один — так и вовсе ковбоя Мальборо из рекламы мог бы сыграть. После небольшой паузы, обменявшись парой реплик между собой, эти господа решительно направились к нам.
— Право, я так рад увидеть в караване хотя бы пару нормальных лиц, — улыбаясь голливудской улыбкой, начал этот «Мальборо». Второй, в выражении лица и походке которого было что-то волчье, встал чуть за ним, все так же внимательно разглядывая нас.
— Жутко надоели эти косоглазые рожи, но приходится работать с ними. — Столь же уверенно продолжил «Мальборо», — А вы, я вижу, недавно с Земли?
Улыбался он приветливо, но что-то в его манере меня напрягло. Вроде, нормальное желание потрепаться с попутчиками, только вот не моего круга общения такие люди. С чего бы их так к нам понесло? Китайцы надоели? Так, вроде, только из Порто-Франко едем. На всякий случай включил «ощущение эмоций». Ничего особенного. Как я и думал, ни малейшей радости от лицезрения наших лиц он не испытывает, разве что легкий азарт охотника. И сосредоточенность. Похоже, собрался новичкам что-то впарить и надеется развести нас на деньги. А вот и хрен ему! Но, пожалуй, даже будет любопытно послушать, что он попытается нам втюхать.
Я поощряюще улыбнулся. Галя тоже смотрела на красавца приветливо. А вот «Волк» как бы специально отстранялся от внимания и разговора.
«Мальборо» вполне по-хозяйски оперся на дверь кунга и закурил что-то вроде сигары, пуская нам в лицо струи дыма. Это он зря. Дым, хоть и не особенно вонючий, но мы с Галей не курим. Она немедленно сделала ему замечание, но гнать не стала. Видимо, в дороге сильно заскучала, и возможность пообщаться с новым лицом ее искренне обрадовала. «Волк», кстати, тоже поморщился и подал немного назад.
Ковбой рассыпался в извинениях, замахал рукой, делая вид, что отгоняет дым, но цигарку свою тушить не стал. Наоборот, дым из него пошел еще интенсивнее. И стал заливаться соловьем. Комплименты Гале, нашей экипировке, выражение уверенности в успехах всех наших начинаний. О том, какие большие деньги можно заработать на артефактах Ушедших, если знать, где их искать. Вот они уже третий раз их сдавать привозили. Правда, теперь в сомнениях, стоит ли это делать дальше. Тут («Мальборо» понизил голос до заговорщического шепота) появилась еще одна организация, которая платит больше Ордена. В персидском Испагане, для тех, кто знает, как их искать. Они знают, но исламистам не очень доверяют, и далеко ехать. Они и где артефакты знают, где искать. Особенно богато у непальцев.
— У индусов, — пояснил он, видя наше недоумение: — Вот, смотрите!
Он сел перед нами на корточки, выпустив еще одну струю дыма мне прямо в нос, и вынул из кармана сложенный вчетверо листок. Долго разворачивал, успев обкурить еще по разу меня и Галю.
Я было собрался его гнать. Сколько же можно! Но листок, действительно, оказался картой. Фрагментом карты. Интересно, он сейчас его продавать станет? Или денег одалживать на экспедицию? Какой-то уж очень банальный развод. Совсем на идиотов.
Но «Мальборо» денег просить не стал. Он стал звать с собой в экспедицию. У нас такой шикарный грузовичок, оборудование и…
— Да пойдемте, посмотрим!
Он решительно подхватил Галю под мышки и потащил ее внутрь нашего кунга. Та, вроде, сама стала вставать и даже хихикала при этом, но обоих изрядно штормило. Ковбоя качает, а Галя, похоже, ничего не соображает.
А ведь меня тоже немного ведет. Тело плохо слушается. Похоже, этот гад совсем не табаком нас обкуривал!
Напарник столь же решительно шагнул ко мне. Так, похоже, ситуация даже много хуже, чем я думал. Они нас не на деньги разводят, они хотят все заполучить! Прямо на глазах у китайцев под видом дружеского общения.
Собрав силы, я сунул руку в карман. Там у меня лежал револьвер «Таурус», который я стал непрерывно таскать с собой после нападения неизвестных на склад Ордена. Двигался я медленно, и «Волк» мою руку успел перехватить, но я в него стрелять и не собирался. Просто пальнул в воздух. Револьверчик крохотный, но достаточно громкий.
«Волк» без замаха врезал мне по печени и, пыхнув ненавистью, прошипел:
— Самый умный?! Думаешь нас китайцам сдать?! Ничего нам не будет, твое слово против нашего. Но если вякать станешь, тебе не жить! На ленточки порежу! И бабу твою в бордель продам! Или тоже порежу!
После чего спокойно повернулся к подскочившим со всех сторон и взявшим нас на прицел солдатам:
— Все нормально, парни! Ребята дури накурились, палить потянуло. Больше не будут. Сейчас оклемаются, — И уже мне: — Я тебе, падла!
Я отпихнул его и шагнул к солдатам, протягивая паспорт:
— Попытка ограбления или даже убийства. К нам подошли незнакомые люди, один нас обкуривал какой-то дрянью, теперь пытаются нашу машину захватить.
— Совсем обкурился, урод! — «Волк», разводя руками, повернулся к подошедшему офицеру.
— Документы!
— В машине остались, кто же знал…
— Номер?!
— Да зачем?
— Номер, я спрашиваю?!
— Шестьдесят первый, но причем тут это?..
Офицер глянул в планшет:
— Рейтинг минус один. У Господина Некрасова рейтинг плюс два. Расстрелять!
С воплем чего-то матерного «Волк» попытался рвануть прочь, но только налетел мордой на приклад. Еще дернулся, но уже конвульствно. Двое солдат подхватили его под руки. Двое других так же сцапали «Мальборо». Тот бормотал что-то про глупость и конфликт из-за девушки. Галя, кстати, плюхнулась мимо лесенки. Сам от себя не ожидал, но успел не дать ей приложиться затылком о ступеньки. Меня, кстати, уже почти совсем отпустило. Наверное, все-таки симбиот работает. Других версий нет. Ну и спасибо ему.
Ковбоев оттащили за пределы стоянки, и прозвучали два одиночных выстрела. Тела бросили прямо там. Хотя карманы у них солдаты, кажется, проверили. Но точно не смотрел. Был занят. Затаскивал Галю в жилой отсек и укладывал на койку. На всякий случай тазик рядом поставил. И бутылку минералки, новую. Старую с земли подбирать не стал. А вот оставшийся валяться листок с фрагментом карты — поднял. В основном, машинально. Не дело, когда такие листки случайным путникам попасть могут. Тем более, на обороте оказалась запись корявыми буквами с адресом. В Испагани.
Выглянул наружу, думал офицера поблагодарить, но рядом ни его, ни солдат уже не было. Радикально они проблемы решают! Надо учесть. А вот от шестьдесят первого номера надо держаться подальше. Я поискал глазами машину. Вроде, вон тот обшарпанный джип. Да, и офицер рядом, разговаривает с водителем, но никого больше, вроде, расстреливать не собираются. Хотя, если не дурак, сказал что те двое были у него случайными пассажирами.
Помахал и низко поклонился офицеру. Не отреагировал. Но идти к ним не хочу. Надо будет по приезде узнать, где благодарность за четкую работу охраны могу высказать.
А бандиты-то каковы! Какая наглая схема, но ведь, наверняка, не в первый раз на нас ее опробовали. Подойти к незнакомым людям мирной наружности, заболтать, дать им надышаться какой-то дури и, плохо соображающих, затащить в их же машину. А там или прирезать, или вколоть что-нибудь, чтобы еще долго не проснулись. Один, накурившийся, отлеживается, другой за руль, и караван едет дальше, как ни в чем не бывало. Доехать до города, а дальше уже с добычей по своим делам. Просто, как пять копеек! И если бы не мой рейтинг, все бы им с рук сошло. Максимум что грозило, охрана бы их от чужой машины отогнала. Ну, и мир тут, однако!
Оставшееся время до отъезда заперся в машине изнутри и просидел рядом с Галей, разбираясь в скаченной в госпитале припортального поселка информации о местных ядах и наркотиках. Вроде, одна из купленных настоек должна помогать при таких случаях. Накапал в бутылку с минералкой, дал Гале сделать пару глотков. Сразу реакции не заметно, но буду надеяться, что поможет.
Пока возился, объявили возобновление движения. Пришлось перемещаться за руль. Прислушался к собственному самочувствию. Голова немного гудит, и ощущение небольшой заторможенности, но это — все мои неприятности. Все равно, ехать надо будет предельно осторожно.
Ехал. По сторонам почти не глядел, все внимание на дорогу и впередиидущий грузовик. Чтобы не клонило в сон (не клонило, но я опасался), делал дыхательные упражнения (из йоги, хотя не уверен, что правильно, один приятель-однокурсник в свое время показывал), а также периодически запускал «определение жизни». Просто так, чтобы магию тренировать. У меня была гипотеза, что чем чаще заклинания используешь, тем быстрее мои возможности в этой области развиваются. Не факт, как я понял из начальной инструкции, основным определяющим фактором является рост симбиота. Или рост сил у него? Не знаю, там как-то все очень кратко написано было. Но почему не потренироваться. По крайней мере, заклинания от повторения с каждым разом все проще кастуются.
Часа через два немного очухалась Галя. Подала голос. Подойти я к ней не мог, в колонне иду, но, чтобы успокоить, стал громко орать, объясняя ситуацию. Через некоторое время она сама доползла до двери и заглянула в кабину. Убедилась, что за рулем, действительно, я, больше никого нет, и уползла обратно. Судя по звукам, к биотуалету.
Перед въездом в Куньмин военные остановили колонну, а дальше пропускали вперед машины по одной. Проверили по списку и задали направление, кому в город, кому в кемпинг. Как мог, сердечно поблагодарил китайского солдата за хорошую службу (не такая тривиальная задача в отношении человека, с которым вы на одном языке не говорите) и поехал в город. Перед КПП тормознул и убедился, что шестьдесят первый зарулил в кемпинг.
Заправляться сразу не стал, спросил на КПП, как проехать к гостинице, кое-как понял и поехал устраиваться.
Следующие три дня провели в городе. Еще день Галя отлеживалась, но, вроде, обошлось без осложнений. Потом заправили машину и остальное время смотрели город, ожидая каравана в следующий город — Суньку.
То ли из-за Галиного плохого самочувствия, то ли из-за завышенных ожиданий, но местный Куньмин на меня впечатления не произвел. Обычный новострой. Прямые улицы, типовые дома. Хрущебы напоминает. И много китайцев в полувоенных френчах в стиле председателя Мао. Ходят, в основном, пешком. Видимо, городок, в основном, торгово-перевалочный, много складов, есть биржа, на которую нас не пустили. Только для зарегистрированных торговцев. Есть рынок, магазины. Но торговых точек значительно меньше, чем в Порто-Франко. Ни красивых зданий, ни музеев нет. Из всех развлечений — детский парк да несколько пивных для более старшего контингента. В общем, делать там нам было нечего.
Гостиница тоже была — ничего особенного. Я бы ее в одну звезду оценил. Небольшая комната с кроватью, занимающую почти всю площадь, крохотный совмещенный санузел. Соседи, в основном, китайцы.
Единственный положительный момент — еда. Дешево и вкусно. Хотя, не знаю, как в других местах, мы только в гостиничном кафе питались. Но свинина с ананасами или курица во фруктовом желе — это нечто. Равно как обжаренные в масле кусочками баклажаны. Не знаю, как у них такое простое блюдо так вкусно приготовить удалось. А главный шедевр — яблоки в карамели. Макаешь кусочек в чашке с водой, и вокруг ломтика яблока застывает леденец. Галя умудрялась по две порции уминать, хотя быстро эту вкуснятину есть не получается. Мы и не спешили.
Из приятного, пока были в городе, у меня засветились сразу две (!) бусины. «Здоровый сон» и «Ментальное общение». Первое заклинание оказалось достаточно простым, только вместо привычного ощущения одной ноты, теперь надо было тянуть нехитрую заунывную мелодию из трех нот. Повторяющихся до бесконечности или пока не надоест. Освоил быстро и сразу стал применять к Гале. Засыпала за пять секунд. И даже раз сказала потом, что прекрасно выспалась. А вот на себя его наложить не смог. Видимо, спать и одновременно играть на «внутренней дудочке» для меня пока слишком сложно.
А вот «ментальное общение» попробовать не рискнул. На сей раз к заклинанию было пояснение, но такое, что понять непросто. Вроде, накладываешь его одновременно на себя и собеседника или группу собеседников. После чего, если произнести что-нибудь про себя, мысленно передавая это партнерам, они эту мысль услышат. А вот считать так ничего нельзя. Надо, чтобы другой бхаас (наставляющий) тебе ее передал. То есть два бхааса могут общаться между собой мысленно, а вот другим, только что-нибудь передать.
В общем, заклинание я учил, а вот передавать никому ничего не рискнул. Не знаю, чего больше не хотелось, светиться или народ пугать? Какая реакция нормального человека, если у него в голове вдруг чужой голос зазвучит? Конечно, возможны вариации, но они меня все не радуют.
И еще положительный момент: ресепшен в гостинице оказался напрямую связан с администрацией городка. Возможно, даже его подразделение. Как в советское время большинство служащих гостиниц, где останавливались иностранцы, были служащими КГБ. Мне все равно, но заявление с благодарностью за хорошую организацию конвоев из Порто-Франко у меня приняли охотно. И место в следующем караване мы заказали и оплатили прямо на ресепшене в гостинице. А вот газет там купить не удалось. Что-то было, но все иероглифами. Дополнительно скачали карту местного производства. Надписи снова иероглифами, но будет любопытно сравнить с той, что мы в Порто-Франко получили.
На сей раз проезд стоил двести одиннадцать «рисовых юаней» (долларов), караван был всего из тридцати автомобилей (в основном, грузовиков) и охранял его один БМП. Нас поставили самыми последними. Видимо все-таки учли броню и пулемет на крыше. Правда, об этом не сказали и на цене это не отразилось. Впрочем, ехать всего двести с небольшим километров, и промежуточные остановки не планируются.
Не планировались. Примерно посреди маршрута в одной из машин что-то поломалось. Военные выстроили всех на обочине в соответствии с номерами в колонне. Кроме поломавшейся машины, которая вынужденно осталась сзади. БМП подъехал к ней и тоже сдвинул ее на обочину, но цеплять не стал, предоставив экипажу возможность самим решать свои проблемы. Впрочем, как оказалось, среди других машин были их знакомые (возможно, они одной компанией ехали), так что скоро вокруг машины толпился целый консилиум.
Военные организовали жиденькое оцепление из пяти солдат, БМП снова вернулся на место в голове колонны.
Чтобы размять ноги, я вышел на улицу. Галя этого делать не стала, а отодвинула люк и теперь обозревала окрестности из нашей пулеметной башенки. Вдруг она позвала меня:
— Кока! По-моему, вон те носороги идут прямо на нас!
Я обошел машину и посмотрел в ту сторону, которую она показывала. Действительно, из буша в нашу сторону трусила дружная семья. Папа, мама и пара детишек. При этом наш грузовичок, если и был больше детишек, то ненамного. Мама его уже превосходила, а папа так и вовсе был раза в полтора больше.
— Сколько же они весят? — пришла в голову самая актуальная мысль.
Семейка, действительно, не спеша приближалась, явно нацелившись пересечь шоссе как раз в районе нашей колонны. Причем ближе к ее концу, то есть к нам. И «не спеша» — очень относительно. Ноги они не спеша переставляли, а вот скорость у них не меньше двадцати километров в час. Так что до нас им идти всего ничего.
Говорят, у носорога плохое зрение, но это не его проблемы? Похоже, наш случай.
Я запустил «ощущение эмоций» на шедшего первым папашу. Спокоен, как слон. И уверен в себе, как… вот такой вот носорог. Машин то ли не видит, то ли не обращает на них внимание. На некрупные деревца внимания точно не обращает, прет по прямой, ломая все ненужное на своем пути.
Военные на БМП засуетились, направили на них пулемет. Но вот в их эмоциях уверенности не было никакой, я проверил. Похоже, их оружие таких монстров разве что разозлить, а не остановить может. Поэтому стрелять они не спешили. Надеются, что обойдется? В смысле, обойдут?
Когда папаше осталась до нас метров тридцать, Галя завизжала. Я вздрогнул. Носорог нет. Как шел, так и идет, в эмоциях полный штиль. Правда, не совсем на нас идет. Похоже, соседней машине достанется. Но тоже не здорово.
Скастовал «трансляцию эмоций» и стал отчаянно передавать ему неуверенность в себе. Надо сказать, это чувство у меня получилось очень убедительно. Носорог остановился и несколько раз неуверенно перемялся с ноги на ногу. К нему подошла мамаша. Стал транслировать неуверенность и ей.
Потоптавшись на месте, мамаша, слегка пнула папашу рогом, мол, что случилось? Он немного повернул голову в ее сторону.
И как их развернуть? Напугать? Такого монстра? Скорее только агрессию спровоцирую.
В общем, ничего более толкового мне в голову не пришло и я, пардон, стал вспоминать эмоции, как мы с Галей сексом занимались. Похоже, толстокожие слегка обалдели. Потом мамаша еще раз ткнула папашу, а тот стал поворачиваться к ней более решительно. Некоторое время они обнюхивали друг друга, что ли. Рогами точно потерлись. Потом мамаша снова поддала папашу, но уже игриво и бедром. По морде. Но он не обиделся. Наоборот, с очень целеустремленным видом поспешил за подругой, которая довольно резво рванула обратно сквозь кусты вглубь буша. Детишки помялись и тоже развернулись следом. Уф, отлегло.
Не знаю, дошло ли у них дело до секса, свою трансляцию я прекратил в связи с возросшим расстоянием, а потом они и вовсе за холмами скрылись. Уловил только со стороны БМП такой эмоциональный взрыв облегчения, что сам еле на ногах устоял.
— Галь, эко твой визг на них подействовал! — Я решил перевести стрелку.
Подруга неожиданно вылезла из башенки и вышла ко мне. И тоже довольно игриво зацепила бедром.
— Нам еще долго тут торчать? Я бы не прочь поскорее добраться до гостиницы.
Я же на нее, вроде, влиять не пытался? Неужели задел? Или на нее носорожьи игры повлияли? Так или иначе, дураков отказываться тут нет.
— Пойду, спрошу у охраны. Может быть, стоит бросить эту колонну и самим доехать? Меньше ста километров до Суньку.
Так и сделал. Спрашивать оцепление явно не имело смысла, пошел к БМП, где должен был быть их командир. Настроение было приподнятым. С носорогами разминулся, с подругой, похоже, отношения опять в лучшую сторону повернули. В общем, я на коне! Так что в исходе переговоров не сомневался.
От хорошего настроения зачем-то запустил «ментальное общение» в сторону зарослей кустов в стороне от дороги.
— Эй, есть там кто-нибудь! — это я мысль такую транслировал.
И чуть не упал, сбившись с шага. Из кустов прилетел ответ. Не словами, но мыслью. И я эту мысль понял:
— Не отвлекай! Я охочусь!
Ни хрена себе! Это кто же со мной разговаривает? Запустил «определение жизни». Точно, в кустах кто-то есть. И не один. Все не особо крупные, максимум с собаку среднего размера. Но кто там, сквозь кусты, понятно, не видно.
Еще раз скастовал «ментальное общение»:
— Покажись! Давай познакомимся!
В ответ пришел гневный окрик:
— Еще раз помешаешь, хвост оторву!
Нет, пожалуй, лучше не продолжать.
Переговоры с офицером (скорее, сержантом) прошли успешнее. Одних нас он отпустить не имел права, но возможность вызвать подмогу его явно обрадовала. Так что через некоторое время мы в гордом одиночестве катили по дороге, а откомандированный к нам боец мужественно стоял на сидении рядом с Галей на подложенном половичке и смотрел на мир из башенки сквозь прицел пулемета. В разговоры не вступал. Возможно, не знал английского.
Доехали спокойно. Главное впечатление от дороги — застывшие ноги солдата и изменившийся ландшафт. Буш уступил место вполне себе зеленой равнине. В нескольких километрах от дороги протекала довольно широкая река, во все стороны от которой сеточкой расходились явно рукотворные каналы. Скоро мы ехали по краю прямоугольных полей. Явно сельскохозяйственного назначения, но что там было посеяно раньше, сказать не могу. И даже не потому, что не специалист, а потому, что урожай был убран.
Поля тянулись, насколько хватало глаз. Впечатляло. Получается, Суньку — местный аграрный центр. Ладно, посмотрим.
В городок мы въехали без проблем. Солдат остался на КПП, а нам кое-как, используя карту, объяснили, как проехать к гостинице. Вообще, незнание китайцами этого мира иностранных языков не только раздражает, но и удивляет. Или это — специальная политика, направленная на уменьшение контактов населения с соседями. Странно. Но, наверное, в КПК знают, зачем им это надо.
Так или иначе, а нам — в гостиницу.
Городок Суньку в местном варианте оказался даже не районным центром. То есть он как раз был центром сельскохозяйственного района. Официально. А на деле — не то деревня, не то центральная усадьба бедного колхоза. Гостиница оказалась одноэтажным бараком, в котором под нужды начальства отгородили кусочек и сделали там целых два номера «люкс». Двухместных и даже с удобствами. Остальные номера — тоже «люкс» но уже шестиместные и удобства в конце коридора. Кайф.
Администратор, по виду дебелая доярка, только китайской национальности, селить нас в двухместный номер отказывалась категорически. Мы его не бронировали. На мой резонный вопрос, а как его можно было забронировать, оказалось, что никак. Номера постоянно забронированы за райкомом. И на все аргументы только пальцем в толстенную пачку бумаг в скоросшивателе, который перед ней на столе лежит, тычет. При этом бумаги нам не показывает. Не положено. Формы допуска у нас нет. Она тоже гэбист? Ни за что не поверю. Разве что, «сочувствующая» (в смысле, постукивает).
Что делать прикажете? Галя на регистраторшу орала, я пытался достучаться до ее разума. Ведь оба номера свободны, никого они не ждут. Весь райком в битве за урожай куда-то по полям разъехался, даже спросить не у кого.
Идти ночевать в машине? Можно, но совершенно не хочется. Стал я понемногу на тетку воздействовать, чтобы успокоилась. С помощью «трансляции эмоций». Заодно и подругу немного окоротил. Отличная вещь, это заклинание! Она ничего не заметила, но на ресепшене стало тихо. Продолжил. Перевел регистраторше настроение в хорошее, и стал к нам симпатию внушать. Не получилось. То ли чувство симпатии не сумел правильно представить, то ли райкомовские инструкции ей так на подкорку вбили, что ничем не перешибешь. А ключи от номеров прямо у нее за спиной висят, дразнятся.
Шепнул Гале:
— Попробую ее усыпить. Я немножко гипнозом владею.
— Ты гипнотизер? — Глаза у Гали заметно округлились.
— Иногда получается. А эта тетка меня достала.
Зря я это затеял, наверное. Вполне могли в машине переночевать, а так я возможности засвечиваю. Перед подругой. В принципе особо долго я от нее таиться не планировал, но и рассказывать не спешил. Не уверен в реакции. И в том, что это будет правильно, тоже не уверен. Но отступать перед бредом местных инструкций не хотелось еще больше. Чиновничий идиотизм меня всегда бесил, а тут возникла возможность хотя бы чуть-чуть отыграться за прошлые обиды.
В общем, поводил я немного руками, а сам на нее «здоровый сон» наложил. Она лицом (мордой? харей?) прямо на свою амбарную книгу прилегла и засопела. Я рукой еще немного у нее перед носом поводил, уже на Галю работал, после чего спокойно забрал ключ в один из двухместных номеров. Чуток поколебался и сунул ей под щеку бумажку в двадцать долларов. Судя по тому, что койка в шестиместном номере один доллар в сутки стоит, переплатил раза в четыре. Хрен с ней. Не жалко. Будет взяткой. Проснется, небось, испугается, раз она такая послушная инструкциям.
Мстительно хихикая, повернулся к Гале:
— Пошли, что ли?
Подруга законопослушностью не страдала, ограничение своей свободы любила не больше меня, так что пошла без колебаний.
Не скажу, что номер стоил потраченных на него нервов и денег. Еще хуже, чем в Куньмине. Не размером, а общим впечатлением. Как они в наше время умудрились обшарпанный интерьер социалистического реализма воспроизвести, просто не понимаю. Такое ощущение, что ремонт тут делали лет пятьдесят назад, тогда же мебель и сантехнику завезли. Но ведь поселению не может быть больше пяти лет! Раньше про портал ничего не знали. Чудеса.
Белье на кроватях было, а вот за мылом, полотенцами и прочим пришлось в машину сходить. Уровень сервиса оказался под стать обоям.
Пока устраивались, регистраторша успела проснуться и прибежала с сумасшедшими глазами. Явно не понимает, как такое могло случиться. «Ментальным общением» оттранслировал ей «Ой, я же взятку взяла!». Говорил шепотом, чтобы за собственный внутренний голос приняла. Тетка чуть в обморок не упала, но гнать нас не стала. Но потом каждые полчаса прибегала проверять, не привиделись ли мы ей. Сбежали от нее в местную столовую.
Кажется, столовая оказалась единственно приличным местом в этой деревне. Крайне бедное меню, рис, рисовая лапша, рисовые лепешки и, для разнообразия, какие-то пророщенные побеги. И несколько видов соевого соуса. Зато очень дешево. В качестве одноразовой экзотики пошло неплохо. Лично я наелся от пуза. А вот Галя была не очень довольна. Ей тут, вообще, ничего не нравилось после переживаний в гостинице.
В общем, посещение города оказалось не слишком удачным. В сельпо закупили немного круп, а больше и брать было нечего. Смотреть в городе тоже нечего. Несколько казенных зданий, бараки и еще раз бараки. Ну и всякие сооружения для хранения урожая.
В гостинице тоже ничего хорошего не случилось. В смысле, скандал с регистраторшей намертво убил у Гали желание заняться сексом. Зато про гипноз пытала меня с пристрастием. Нес какую-то околесицу, чувствуя себя крайне неловко, так как врать не люблю. В конце концов, уложил ее спать в качестве наглядного примера.
Утром тетка примчалась ни свет, ни заря и стала нас торопить с выездом, пока никто из начальства не появился. Забрали вещи, позавтракали в столовой, заправили машину и уехали с чувством «глаза бы мои никогда на вас не смотрели». Даже на караван с конвоем плюнули. Его, как оказалось, еще неделю ждать, а до Гучена всего полтораста километров.
Выехали мы довольно бодро. Под лозунгом «Скорее, прочь из этого пакостного места!». Впрочем, почему пакостного? Просто совсем не туристического. Скорее, это мы были слишком оптимистичны, решив совершить столь длинное путешествие по не самым основным магистралям мира, который осваивается человечеством всего несколько лет. Даже странно, что тут так много успели построить.
Как оказалось, и продолжают строить. Или достраивать. В общем, через довольно широкую реку (если верить карте, ее название Хотан) деревянный временный мост заменялся на построенный рядом с ним бетонный. И, как всегда, деревянный мост уже успели разобрать, а покрытие на бетонном только начали укладывать. Корче, не проехать. Никак. Видимо, неслучайно следующий караван только через неделю идти должен.
Спрашивать про объезд у рабочих было бессмысленно, так что пришлось нам возвращаться и самим выискивать с помощью схемы-карты объездные дороги. К сожалению, сплошь грунтовые. Скорость, естественно, упала, зато трясти стало больше.
Заодно сменились окрестные пейзажи. Если раньше это были исключительно вспаханные поля, то теперь вокруг простирались сплошные луга, по которым бродили стада коров. Самых обычных коров. И их было очень много. В принципе, что-то подобное я и в России встречал иногда, когда выезжал на машине на дачу к родителям или деду, но не в таких масштабах. И еще. В каждом из встреченных нами стад, было по одному быку. По всей видимости, представителю местной фауны. Ибо были они раза в два больше своих спутниц (жен?). Или селекционеры еще на Земле таких гигантов вывели? Или здесь экспериментируют? По большому счету, мне все равно. Я с этими быками бодаться не собираюсь.
К сожалению, наше невезение не закончилось. Очередная проселочная дорога оказалась то ли размыта протекавшим рядом ручьем, то ли еще с ней какая беда случилась. В общем, вместо нормального покрытия — грязь, и впереди особо большая лужа, и в ней уже застряла другая машина. Которую никак не объехать.
В принципе, наш грузовичок оборудован лебедкой, так что можно было бы помочь пострадавшим, а потом решать, что делать дальше. Только вот машина мне показалась знакомой. Обшарпанный джип. Точно. «Шестьдесят первый номер». Вот же невезуха! Я остановился, не доехав до него сотни метров. Пожалуй, безопаснее будет развернуться и поискать другой путь. Можно, конечно, попытаться покрошить их из пулемета, пока они машину из грязи вытащить пытаются. Кстати, их там, похоже, трое. Но со стороны это будет смотреться, как немотивированное нападение на мирных автомобилистов. Есть же здесь какие-нибудь пастухи? Как пить дать, настучат. Судя по тому, как местные власти скоры на расправу, лучше не рисковать.
В том, что с этими гражданами можно будет мирно пообщаться и разъехаться, я не верил совсем. Не могли те два «ковбоя» случайными пассажирами быть.
Если начинает не везти, то не везет во всем. Пока я пялился на застрявший в грязи джип, решая, как поступить, очередное стадо решило перейти дорогу. Как раз, вокруг нас. Хуже того, эти парнокопытные никуда не спешили. Заблокировали со всех сторон, и конца и края этому стаду не было видно. К нам отнеслись, в принципе, по-доброму. Некоторые коровы машину даже лизали. Пыль на нее какая вкусная осела по дроге, что ли? А вот сдвинуться с места, никого не подавив, полностью лишили нас возможности. Если бы не предполагаемые бандиты в сотне метров от нас, я бы только посмеялся. А так, честно говоря, растерялся. Не умею я животных бампером раздвигать. Да и не получится это сделать, никого не покалечив. Если, вообще, выехать удастся.
К сожалению, подозрительные личности из джипа нас тоже заметили. Равно как и наше застрявшее положение. И, похоже, обрадовались нам, как родным. Слов было не разобрать, но загалдели они очень радостно, возиться с машиной бросили, зато стали вытаскивать из нее всякие неприятные вещи. Типа пулемета и гранатометов.
Честно говоря, сначала я подумал, что все. Отъездился. Сейчас из гранатометов шарахнут, никакая броня не спасет. Но бандиты не спешили. Но, если подумать, а куда им спешить? Им, чем целее наша машина будет, тем лучше. Так что бить будут аккуратно. А еще лучше — попробуют нас заставить сдаться самим под угрозой уничтожения.
Ну, нет! Попросив Галю сесть за руль, я решительно полез в башенку к пулемету. Но никого не напугал. Двое с гранатометами профессионально юркнули в обрамлявшие дорогу канавы, а третий с пулеметом занял позицию за джипом. Думает, его мой пулемет там не достанет? Хотя, если джип тоже бронированный…
В общем, ситуация мне не нравилась. Как не нравилось и то, что стрелять надо начинать первым. И тогда эти мерзавцы спокойно смогут заявить, что я на них напал, а они только защищались. Они это сделают в любом случае, но так могут найтись свидетели, которые подтвердят.
Но ждать, пока меня гранатометом отсюда снимут, тоже не резон.
А если?
Громадный бык как раз стоял посреди дороги и с интересом смотрел на джип. О чем думал, непонятно. К сожалению, агрессии не проявлял. Так можно ему помочь.
Я скастовал «трансляцию эмоций» и выдал быку все, что я об этих бандитах думаю. Совершенно искренне. Бык заревел и заскреб копытом землю.
Вы когда-нибудь слышали, как ревет сердитый бык? Не в кино, а вживую, находясь рядом? Больше всего этот рев напоминает визг циркулярной пилы. Большой такой пилы, запускаемой интервалами секунд по пять с двухсекундными перерывами. Очень громкой пилы. По нервам бьет замечательно.
А потом бык подошел к джипу. Не подбежал, а именно подошел. Решительно, но с чувством собственного достоинства. И бодать он его не стал. Наклонил голову, подцепил рогом за бочину и небрежным движением перевернул вверх колесами. Вместе с пулеметом. Судя по оборвавшемуся крику, бандиту тоже перепало. Бык солидно обошел джип вокруг, убедился, что противник не подает признаков жизни и стал искать глазами, кому бы еще добавить. Мне это не понравилось.
Гранаты в меня пока не полетели. Видимо расправа с джипом произвела впечатление не только на меня.
В общем, я стал бить «трансляцией эмоций», передавая страх и панику, по площадям. Занятым коровами. Начиная с дальних. С испуганным мычанием они рванули вперед, увлекая за собой быка. И все остальное стадо. Скоро тысячное стадо неслось по дороге и вдоль нее, ломая кусты и все, что попадет под копыта. Грузовичок все-таки обтекали, большой слишком, но боками цепляли многократно. По канавам, где прятались бандиты с гранатометами, эта толпа тоже пробежала. Вспомнилось, как Маугли давил Шерхана или содранный оттуда эпизод в мультфильме «Король-Лев».
Не знаю, затоптали их насмерть, или они умудрились уцелеть (во что я не верю), проверять не стал. Как только стало возможно, снова сменил Галю за рулем, развернулся и поехал искать очередной объезд.
Галя от увиденного была в шоке.
— Как ты это стадо напугать умудрился? — Стала приставать она, как-то сразу вычислив виновного: — Только не говори, что опять «гипноз»! Не бывает такого «гипноза».
— Сам не знаю, как так вышло, — мямлил я в ответ: — Руками я, конечно, махал и даже в воздух несколько раз выстрелил, но чтобы они так побежали?… Дико повезло.
Про стрельбу я соврал, но Галя, кажется, поверила. А гипотезы про коровье сумасшествие на основании чего-то вычитанного когда-то в Интернете, выдвигала уже сама. Я поддакивал. И восхищался ее начитанностью.
В результате, к вечеру мы все-таки доехали до расположенного на восточной границе китайской колонии городка Синьго. Хотя, вообще-то намеревались в Гучен попасть. Один черт! Главное, добрались, гостиница есть, и конвои в нужном направлении тоже ходят. Осталось дождаться попутного. Ехать самостоятельно охота пропала совсем.
Интерлюдия 2. Найти человека.
В представительстве Ордена в Порто-Франко в конференц-зале присутствовало около десятка сотрудников Ордена. Почти все — в довольно высоких чинах. Шло совещание под председательством главы представительства, Джона Бофора. Если точнее — лорда Джона Бофора, представителя младшей ветви герцогов Сомерсета. Совсем еще молодого, и если честно, совсем небогатого человека. Последнее обстоятельство было основной побуждающей причиной его переезда в Запорталье, где его родовитость оказалась востребована Орденом.
Порто-Франко среди всех городов Запорталья занимал особое место. Конечно, сам портал да и другие остатки поселений Ушедших, на месте которых находились теперь поселения Ордена, были важнее. Но эти поселения были закрыты для посторонних. Даже поселение при портале, через который в новый мир прибывали все переселенцы, оставался для них не более, чем пунктом пересадки на дороге с односторонним движением. Все через него проходили, но не задерживались. Три дня, и, будь любезен, покинь это место навсегда.
А вот Порто-Франко сделался главным информационным, транспортным и торговым перекрестком этого мира. И это особое положение давала ему монопольная связь с порталом. Если между собой колонии еще могли взаимодействовать напрямую, то получить информацию и товары с Земли можно было только через этот город.
В Порто-Франко встречались люди всех национальностей и конфессий из всех колоний Запорталья. И, естественно, не обходилось без споров, ссор и взаимных претензий. В основном, с ними справлялись местные власти, но гарантом и высшим арбитром являлся Орден. И в качестве главного представителя Ордена требовалась некая компромиссная фигура, человек, чье право быть судьей не вызывало бы ни у кого отторжения. И аристократ чистых голубых кровей, при этом аристократ, если можно так сказать, действующий, чьи предки заседали в Палате пэров не одну сотню лет, а ближайшие родственники продолжают это делать и поныне, подходил на эту роль лучше всего.
В Запорталье собрались активные люди, неразборчивые в средствах, не любящие никому уступать и признающие только право силы. Но и для них, вынужденных подчиняться силе Ордена, было легче (или менее болезненно) это делать, если лицом и голосом Ордена был не такой, как они, а представитель «высшего» сословия. Титул лорда, не купленный, а полученный в наследство, где-то глубоко в подсознании вызывал у этих людей зависть и уважение. Чего бы они не достигли, такими им не стать. Так что пусть председательствует.
Впрочем, сегодняшнее заседание было посвящено не решению споров колоний или корпораций, а сугубо внутренним делам Ордена. И на заседании присутствовал Главный управляющий Переселением, член Совета и вице-Магистр Ордена Натан Дрейк. Реальный командор Ордена в Запределье. Присутствовал, вроде, как гость. Но все понимали, кто в зале хозяин.
Обычно господин Дрейк жил и работал в своей резиденции в припортальном поселке, но сегодня он приехал сюда. И не один. То есть приехал он один, но по его приглашению на это же заседание прибыл Жерар Дико (ударение на последнем слоге), личность в Ордене одновременно известная и таинственная. Он носил непонятное звание кирата, но являлся, можно сказать, главным агрономом Ордена, чьи необычные способности позволяли творить с местной природой и урожаями настоящие чудеса.
В данный момент заканчивал свой доклад Эрик Стептон или агент Стептон, молодой человек лет тридцати, формально состоявший в Службе безопасности Ордена, а на деле — личный порученец господина Дрейка.
— Подводя итоги, можно сказать, что проведенное расследование позволило однозначно определить господина Николая Некрасова из России, прошедшего через портал две недели назад, как человека отмеченного артефактом Ушедших и потенциального кирата. Или, если пользоваться сказочной терминологией, потенциального мага жизни. К сожалению, известные всем проблемы со связью в этом мире несколько затянули расследование, и этот господин успел уехать из Порто-Франко на китайскую территорию до того, как с ним был установлен контакт.
— Позвольте узнать, — подал голос наиболее пожилой из присутствующих на заседании орденцев: — почему потенциальный маг жизни не был выявлен непосредственно у портала?
На секунду возникла пауза, но стать ей неловкой господин Стептон не позволил:
— Господин Ульрихт, из России не вы, а господин Некрасов. Поэтому из двух любимых вопросов русских «Кто виноват?» и «Что делать?» нам с вами и всеми остальными участниками заседания следует ответить исключительно на второй вопрос из этих двух.
— Что еще известно про господина Некрасова? — решил вмешаться в дискуссию и задать вопрос по существу лорд-председатель.
— Ему двадцать пять лет, археолог. Ранее работал в университете Санкт Петербурга.
— Археолог? И отмечен артефактом? Это не создаст сложностей?
— Разве что затруднит поиск его самого, если он отправится искать артефакты Ушедших куда-нибудь вдали от поселений. Если же он найдет что-либо ценное, это пойдет только на пользу Ордену. Должно пойти. И никак иначе.
— Есть ли какие-нибудь сведения о его маршруте и средстве передвижения?
— Он путешествует на бронированной машине. Броневой дом на колесах на базе «панды» (BearCat), выпускаемый небольшими партиями по заказу Ордена и продающийся в нашем припортальном автосалоне на Земле.
— Довольно дорогой транспорт. Господин Некрасов богат?
— Помимо бронедома и прочего оборудования он располагает дорожными чеками на сумму миллион долларов.
На секунду повисла уважительная тишина. Агент Стептон продолжил:
— С Земли прибыл вместе с Галиной Купцовой, его ровесницей. Когда-то они вместе учились. Сейчас состоят в отношениях, официальный брак не заключали, но завещания оформили друг на друга. По их словам, конечной целью их нынешнего путешествия должна стать территория Российской Армии. Хотя сразу следует отметить, что выбранный ими маршрут передвижения через территории китайцев, турок, арабов, персов и индусов вызывает недоумение. Молодые люди не ищут простых путей. Но, вероятность того, что конечный пункт их маршрута, действительно, территория РА, достаточно велика. Отец Галины генерал-майор в отставке, может иметь в РА знакомых, и подруга кирата считает, что на территории РА они хорошо устроятся.
— Означает ли это, что нам придется конкурировать с РА?
В обсуждение вмешался господин Дрейк, решивший подвести итог и раздать задания. Чрезмерно подробное обсуждение не входило в его планы:
— Наша задача — убедить господина Некрасова заключить контракт с Орденом. Где он будет в ближайшее время (а, возможно, и ближайшие годы) проживать, пока он учится быть киратом, не так уж важно. Можно помочь ему в организации археологических экспедиций, при условии, что он будет разведывать новые места, а не те, что нам и так известны. Профессионального археолога надо использовать по назначению.
Оглядев присутствующих, господин Дрейк продолжил:
— К сожалению, наши возможности мониторинга китайской территории довольно ограничены. Как ограничены они и на многих территориях исламских колоний, через которые, к сожалению, с большой вероятностью и поедет господин Некрасов. Или уже едет. В связи с этим предлагаю организовать поиск кирата сразу с двух сторон. Господин Стептон в сопровождении взвода службы безопасности отправится по следам господина Некрасова. Так как ему не надо будет ожидать попутных конвоев, через некоторое время он должен будет его догнать. Вас же, лорд Бофор, я бы просил отправиться с инспекционной поездкой на территорию РА. Действуйте по обстоятельствам. Но считаю, что чем меньше народа будет знать о вашей миссии, тем лучше. Вдруг господин Некрасов передумает ехать на территорию РА? Поэтому не стоит принимать на себя заранее никаких обязательств. Впрочем, кого я учу…
— Сказанное касается и вас, господин Стептон.
— Я могу перед отъездом собрать дополнительную информацию о предполагаемом маршруте кирата?
— Я же сказал, что вам предоставляется полная свобода действий. Важен результат.
Заседание, вроде как закончилось. Получившие задания уже прикидывали в уме, как их ловчее выполнить. Агент с легкой улыбкой, лорд со слегка озадаченным выражением на лице. Но тут вице-магистр снова подал голос:
— Было бы хорошо подключить к вашей работе профессора Виктора Дорна. Ему было бы крайне полезно поработать с киратом в процессе его становления. Так что чем раньше состоится их встреча, тем лучше. С кем из вас ему лучше ехать, решите сами.
Назад: Глава 4 В Порто-Франко
Дальше: Глава 6 Путь через жаркие страны