Книга: Брошенная колония
Назад: Глава шестая Бежать
Дальше: Глава восьмая По вольным землям

Глава седьмая
Дикие земли

Когда Игнат открыл глаза, его взгляд уперся в низкий деревянный закопченный потолок, по которому ползала пару каких-то жуков. Очень хотелось пить. Он облизал потрескавшиеся губы и почувствовал привкус крови, а еще он ощутил слабость во всем теле, не было сил пошевелиться. «Фарат, – с трудом приоткрыв щель в очень хорошо укрепленном коконе, мысленно позвал он, – мне нужно просканировать дом и то, что рядом». Игнат уловил недовольство джинна, но, похоже, тот был рад просьбе. Потянулось томительное ожидание, чужая сущность исполняла просьбу носителя. Наконец, пришел поток образов. Игнат проглядывал их один за другим, словно перелистывая страницы. Он находился в крепком двухэтажном доме, низ сложен из гигантских валунов, верх бревенчатый, именно на втором этаже располагалась его коморка. На первом этаже была большая комната, довольно темная, окна слишком маленькие, чтобы осветить ее полностью, да и на дворе поздний вечер. У стены камин, довольно большой, в другой стороне печь, рядом с которой под потолком сушились огромные букеты различных трав. Справа стояла большая кровать, на которой спала женщина средних лет с тяжелой челюстью, сероватого цвета волосами, больше напоминающих непослушный стог сена. Снаружи шумел лес. В маленькой пристройке несколько коров, разная птица, свиньи. Небольшая дорога вела между деревьев, следы шин старые, похоже, ей редко пользуются. На втором этаже располагались еще несколько небольших комнат, сейчас они были пусты. В доме, если не считать джинна, только Игнат и хозяйка.
Демидов попытался сесть, поясница и левая нога прострелили болью, рана так и не залечена. Он снова приоткрыл кокон:
– Сколько я здесь?
Джинн, сильно соскучился, поэтому ответ пришел почти мгновенно:
– С момента ранения прошло одиннадцать дней.
– Что ты видел?
– Ничего, она очень сильна, тот магик, что укреплял твой кокон в том поселке, младенец по сравнению с ней. Она мгновенно почувствовала меня и ослабший кокон, и прежде чем заняться тобой, укрепила его. Буквально за несколько ударов сердца он стал таким плотным, что я не только вырваться, но и выглянуть не мог.
– Что с моими вещами?
– Не знаю.
Игнат снова прикрыл кокон и попытался сесть, но боль вернула его в прежнее положение, а еще он услышал на лестнице тяжелые шаги, хозяйка решила проведать его.
– Держи своего джинна на привязи, – вместо приветствия грубо произнесла она.
Игнат мысленно присвистнул, сильна магичка, если может во сне ощущать присутствие духа, который только подглядывает сквозь щель в своей темнице.
– Прости, хозяйка, этого больше не повториться.
– Хорошо, – так же мрачно произнесла женщина и, запалив магический светильник, подошла ближе. – Пить хочешь?
– Очень, – обрадовался Демидов, и тут же к его губам приблизилась большая деревянная чашка, полная вкусной ледяной воды. Он выпил ее, потом попросил еще, и так три раза, пока не понял, что скоро лопнет.
– Сейчас поговорим, и я тебе поесть принесу. Ты егерь?
Игнат кивнул.
– Зови меня Тамарой. Я ведьма-отшельница, пришла сюда много лет назад, и только поэтому я знаю, кто вы такие, в отличие от местных.
Игнат вспомнил разговор с одним из мужиков, когда он метался в бреду, те не представляли, кто он такой.
– Где я?
– Я не представляю, как ты сюда попал, местные называют это свободными землями, и находятся они за Аркаским хребтом.
Игнат напряг всю память и все знания географии княжеств, но подобного названия так и не вспомнил.
– Ни о чем не говорит, – признался он.
Тамара взяла стул и села рядом.
– До западной границы княжеств отсюда около пяти тысяч километров. Те, кто сейчас живет в княжествах, никогда не слышали про эти места. Иногда мы отправляем к вам торговцев, закупить кое-что необходимое, но больше никаких контактов.
– Пять тысяч! – с трудом переваривая названную цифру, обреченно вздохнув, произнес Игнат.
– Да, далековато тебя занесло, – усмехнулась хозяйка. – Еще пить хочешь?
Игнат покачал головой.
– А вот плотно покушать не отказался бы.
– Чуть позже, сначала я хочу узнать, как убийца нелюдей оказался за пять тысяч километров от ближайшего княжества, со следам магической атаки, и не абы-какой, а чужой магии.
– Чужой магии? – не понял Игнат.
– С этим позже, – оборвала его Тамара. – Рассказывай, откуда ты такой взялся и как налетел, что я семь дней только и делала, что пыталась сохранить твою ногу.
Игнат задумался, говорить, или нет, все, но в итоге решил, что ничего страшного, если он расскажет своей спасительнице, как все было на самом деле.
– Все началось с заказа на нелюдь, – вздохнув, начал свою историю Демидов, – обычные лесовики напали на циркачей, и там, в логове, я нашел странную незнакомую руну, полную чужой энергией, и дневник на незнакомом языке.
– Как она выглядела? – тут же потребовала пояснить Тамара.
Игнат послушно описал находку.
– Ясно, дальше.
Он рассказал все и про руины замка, и про замученных Веревеей людей, и про некровзгляд, который рассказал ему историю убитой ученицы ведьмы. Потом подробно описал все, что произошло в Сторожье и, наконец, закончил прыжком в незнакомый портал, который выбросил его на склоне незнакомых гор.
Тамара внимательно слушала, изредка задавая уточняющие вопросы, и, похоже, ответы егеря ей совершенно не нравились. Когда Игнат упомянул говорящего лешака, легкая улыбка коснулась ее губ.
– Давно я про Ыкана ничего не слышал, жив, значит, еще бродяга.
– Ты якшаешься с нелюдью? – удивился Игнат.
– А что тут такого? Здесь не княжества, тут все немного иначе. Здесь охотники убивают не всякую тварь, приходящую из разрывов, некоторые, как этот лешак, вполне разумны и не трогают людей. Я его знаю уже лет тридцать. Таких вы называете одержимыми, им управляет довольно сильный дух, не чета, конечно, твоему джинну, но тоже не слабый.
– Что с моей ногой? – решил, наконец, задать Игнат вопрос, который мучал его последние несколько часов.
– Плохо было с твоей ногой. А хуже всего, что я не смогла на тебя воздействовать магией, на тебе лежали следы чужой силы, которой тебя атаковала та ведьма, и когда ты прошел портал. Если бы я начал лечить тебя как обычно, все стало бы не очень плохо, а кошмарно, малейшее неосторожное воздействие, и получился бы измененный. А если проще – живым трупом со способностями к магии, очень плохой вариант. Пришлось чистить тебя и лечить все это время по старинке, так что, не жди, что все будет, как прежде, на ноги я тебя поставлю, но шрам я тебе гарантирую. Теперь побыстрее пойдет, но пару недель проведешь в койке, и еще столько же похромаешь. Я вообще не понимаю, как ты дошел до туда, где тебя Тавр нашел. Когда тебя привезли, ты уже по пояс в могиле стоял, еще пара часов, и я бы тебе ножик в сердце загнала, чтобы не мучился. На второй день я вообще подумывала тебе ногу отнять. Ну да ладно, сейчас я поесть принесу.
Тамара поднялась и вышла, оставив Видока наедине со своими мрачными мыслями. Похоже, хозяйка отлично знала, что это за руна, и представляла возможности Веревеи. Кроме того, описание монстра, убившего магичек и инквизиторш, она явно нашла знакомым.
Минут через двадцать она вернулась. Перед ней, подчиняясь заклинанию левитации, парил внушительный поднос, на котором был огромный кусок жаренного на огне мяса, стакан с чем-то красноватым и миска дымящейся каши.
Тамара помогла Видоку сесть, ногу и поясницу тут же прострелило болью, да так, что Демидов не сумел сдержать стон.
– Терпи, – приказала она, – ты еще долго зубами скрипеть будешь.
Поднос слевитировал на кровать, и Игнат, не дожидаясь разрешения, набросился на еду. Хозяйка снова уселась на стул, наблюдая за своим гостем, она молчала, не отвлекая его от еды.
– А что я ел, когда в отключке был?
– Не беспокойся, я поддерживала тебя, ты и так очень ослаб, поэтому приходилось кормить тебя через трубку, старый и проверенный метод. Но теперь, когда ты очнулся, будешь питаться сам.
Демидов ничего против этого не имел, нож и вилка в его руках не оставались в покое, мясо было отличное, немного жестковато, похоже, этот олень еще вчера бегал по лесам. Каша оказалась вкусной, с маслом, причем масла было много, как Видок и любил. В стакане клюквенный морс. Десять минут, и поднос опустел.
– Вкусно, – поблагодарил волшебницу Игнат, – но мясо хотелось бы чуть поострее.
– Ну ты и нахал! – от души рассмеялась Тамара.
Смех у нее оказался такой же тяжелый. Вообще она была крупной женщиной ростом под два метра, и ей приходилось даже немного нагибаться, чтобы пройти в дверь. При этом мяса на ней хватало, но все сочеталось довольно гармонично. Нельзя было сказать, сколько ей лет, но, похоже, она разменяла уже сотню, а может, и две.
– Хорошо, в следующий раз добавлю острых травок, – вполне благосклонно сказала она. – А теперь спать.
– В туалет, – ничуть не стесняясь, попросился Игнат.
– Вот тебе утка, а я выйду, как сделаешь, позови.
– А самому никак?
Тамара покачала головой.
– Я не для того твою ногу спасала, чтобы ты сейчас, как заяц, скакал по лестнице, херя мои труды. Так что, ближайшую неделю тебе точно в эту бадейку ходить.
Игнат согласно кивнул и вместо подноса заняла старая пластиковая утка, покрашенная в белый цвет.
Через полчаса все процедуры были закончены, Тамара даже помогла ему умыться, так что засыпал Игнат почти счастливым человеком. Конечно, больше всего ему хотелось в нормальную баню, но сейчас это было нереально. Завтра надо будет придумать, как вымыть голову, чешется. Уже проваливаясь в сон, глубокий и спокойный, он подумал о том, с чего такая забота? Деньги у Игната были в рюкзаке, целых три чекана. Маловато за такое обслуживание. Может, кольчуга, наручи и оружие в зачет пошли? Но вот это уже слишком дорого.
Разбудил Игната мочевой пузырь, пришлось использовать бутылку, которую ему оставила ведьма. Тамара сама попросила ее так называть, обращения – волшебница, магичка и чаровница, ей не нравились.
Хозяйка явилась через пару часов, когда Игнату уже до демонов надоело пялиться в потолок. Она разбинтовала ногу, заставила перевернуться на правый бок, осмотрела рану и начала колдовать. Демидов ни разу подобного не видел, с рук магички лился чистый зеленый свет, от которого его снова начало клонить в сон. Боль ушла, стало легко и хорошо. Он потерял счет времени, но вскоре снова почувствовал неприятные ощущения, похоже, на сейчас процедуры закончены, а рана вновь забинтована.
– Неплохо, – подвела итог врачевательница, – рана гораздо лучше, может, даже сократим время лежания в кровати до недели. Постоянно забываю, что ты егерь, и у вас ускоренная регенерация. Но кое-какое послабление я тебе решила сделать, на первом этаже есть небольшая комната, ты раньше там лежал, но так громко стонал, что мешал мне спать, поэтому я тебя сюда перенесла. Думаю, будет лучше, если ты снова переедешь туда.
– Согласен, – обрадовался Игнат.
– Ну, раз согласен, тогда поехали.
Она что-то буркнула себе под нос, и егеря мгновенно подняла невидимая рука, которая медленно понесла его к лестнице, а затем вниз.
– Почему? – спросил Демидов, когда Тамара уложила его на кровать с чистым свежим постельным бельем. Здесь было чуть прохладней, все же стены каменные, а лето заканчивалось, хотя на данный момент, он не мог точно сказать, какой день по календарю.
– Почему я так о тебе забочусь? – усмехнулась ведьма. – Ну, рунные патроны из чистого железа – штука дорогая, а у тебя их немало. В этих краях они редкость. Думаю, ты не будешь против, если я у тебя заберу десяток в виде платы за лечение.
– Не буду, – покачал головой Игнат, – это мизерная плата за ваш труд. Мне кажется, это еще не все причины.
– У тебя хорошая интуиция, Видок. Скажем так, леча тебя хоть и за плату, я отдаю долг одному егерю, который рисковал жизнью, свободой, репутацией ради одной оступившийся ведьмы. Я подавала большие надежды в Белогорье. Ну да пустое. Его, наверное, уже нет в живых, семьдесят лет прошло, а век убийцы чудовищ короток.
– Может, я его знаю?
– Да откуда тебе? Хотя, может, и слышал, знатный был егерь – Сергей Вяземский, тогда его звали Тесак.
– Теперь его зовут Дед, – улыбаясь, сообщил Игнат, – он глава сторожского отделения братства. Именно там сейчас находится руна.
В глазах Тамары блеснула влага, она резко отвернулась и вышла. Демидов несколько минут смотрел на закрывшуюся дверь, гадая, к добру или к худу получать такие новости спустя столько лет. Немного подтянувшись, скрипнув зубами, он умудрился сесть так, чтобы было видно окно, которое находилось прямо над кроватью, из него открывался вид на лес и колодец, возле которого стояла ведьма и смотрела куда-то в зеленый сумрак.
Она вернулась через несколько часов, принесла стул, села напротив Игната.
– У тебя много вопросов, давай поговорим.
– Что такое свободная область?
– История у нее длинная, гораздо длиннее, чем у княжеств. Ты сейчас находишься там, где все началось. Неподалеку отсюда стоит последний космический корабль, на котором прибыли поселенцы. Ему недолго осталось, скоро развалится. Он стоит посреди космодрома, а вокруг него брошенный город колонистов.
Игнат от удивления даже рот приоткрыл, он и не представлял, что судьба занесет его туда, где все началось. Он в детстве сказки про людей со звезд читал. Но почти никто из ныне живущих не знал, где находится это место.
– Здесь обосновались потомки тех, кто не захотел покинуть поселение колонистов. Конечно, они потом ушли из мертвого города. Но обосновались неподалеку, в отличие от наших с тобой предков.
– И много тут живет народу?
– Хватает. Ты оказался на самом краю обитаемых земель. Переписи нет, так что, точно никто не скажет, но думаю, больше нескольких миллионов. Земли тут богатые и плодородные, крупных городов нет. Северск, пожалуй, самый крупный, в двух неделях на восток отсюда. Там живет тысячи три-четыре. В основном нас окружают маленькие рабочие поселки с крепкими стенами, человек на сто, или фермы, где больше двадцати не наберется, даже при найме рабочих в полевой сезон.
– И чем тут народ занимается?
– Горы богаты самой разной рудой, все, кроме чистого железа, его нет совсем. Местные ведьмы открывают порталы в разные места неподалеку от окраинных княжеств, и торговцы привозят ее, здесь она гораздо ценнее золота. Его как раз тут хватает.
– Странно тогда, что Тавр с другом не прирезали меня ради того, что на мне было, ведь на мне чистого железа столько, что можно пару лет не работать. Одна кольчуга весит восемь килограммов.
– Повезло тебе, Тавр очень порядочный человек, если бы кто другой тебя нашел, я бы за твою жизнь и ломаного чека не дала. Тавр признался, что посещали его мысли тебя добить, но совесть перевесила. Так что, ты везунчик. Он фермер и довольно зажиточный, у него несколько машин, собственный поселок и много-много полей. Кушать все хотят. Народ здесь занимается всем. Земли плодородные, правда, климат суровей, чем в княжествах, даже самых северных. Лучше всех, конечно, ведьмы живут. Не вздумай назвать их колдуньями или волшебницами, могут молнией шибануть. Не любят тут этих слов.
– Учту, – легко согласился Игнат. – В разных местах свои традиции, назови там, кого ведьмой, точно молнию получишь, а может еще что похуже. А как тут с нелюдью?
– Много тут их. Очень много, твое счастье, что только на Ыкана наткнулся. Это редкий случай разумной нелюди, и то с ним загадывать тяжело. Но если ты думаешь, что здесь на твои услуги будет спрос, забудь, это не княжества, тут у каждого мужчины винтовка или пистолет, каждый с детства убивает нелюдь. Это край мужчин, тут, если что случается, за час собирается толпа человек в сто. Конечно, им далеко до регулярной армии княжеств, но с шайками и нелюдью они справляются. А воевать тут не с кем. Здесь почти нет властей, а значит, и власть делить некому, а мужики всегда договорятся.
– Интересные места, – хмыкнул Игнат.
– Мне тоже понравились, – согласилась Тамара. – Расскажи мне о Сергее.
Игнат слегка задумался.
– Впервые я увидел его три месяца назад. До этого я работал в Сторожье около десяти лет назад, и главой отделения братства был совсем другой егерь…
Они проговорили часов пять, обмениваясь информацией, и наконец разговор свернул к руне.
– Вы ведь не удивились, увидев этот знак?
– Нет, я уже видела такие руны. Они чужие, и это не совсем руна, это ключ.
– Что? – озадачился Игнат. – Ключ от чего?
– Давай по порядку. Руны основаны на крови и муках, их могут создавать только одержимые, такие, как та ведьма Веревея. Один одержимый может создать только одну руну, второй такой быть не может, пока существует первая, поэтому она будет пытаться ее найти всеми силами. Всего этих рун-ключей семь.
– Значит, должно быть семь одержимых?
– Да, – подтвердила Тамара, – но их гораздо больше.
– Что открывают ключи?
– Артефакт чужих, который соединит два мира в один. Страшно представить, что произойдет, случись это. Но сейчас артефакт надежно охраняется, не скажу, кем и где. Без него ключи бесполезны. Тем более, как ты утверждаешь, руна спрятана.
– Теперь я в этом не уверен, – хмуро произнес Демидов. – Веревея пойдет на все, чтобы ее найти или уничтожить, чтобы создать новую, она разнесет город по камешку и ключ вместе с ним. Она со своей ручной тварью уничтожила главу специального отдела инквизиции и главу гильдии магичек Сторожья, а также всех, кто с ними был, причем так быстро, что те даже урона твари не нанесли. А Ариана была магессой второй ступени.
– Не стоит ей приписывать запредельные силы, – подбодрила его ведьма. – Да, подцепив духа, она стала сильнее, гораздо сильнее, и получила новые способности, но она смертна, как и обычный человек, просто убить сложнее.
– Что толку? Я тут лежу с одной ногой, руна заперта в тайнике офиса, а в княжествах назревает война. Думаю, в двух королевствах тоже не все гладко.
– К сожалению, порталы не являются моей сильной стороной, – тяжело вздохнув, пожаловалась Тамара. – Несмотря на мою силу, я добиралась сюда несколько недель, тут нужен якорь, чтобы открыть переход к границам княжеств. У меня такого нет, нужно ехать в Северск. Тамошние ведьмы легко закинут тебя на старую дорогу к Гарнскому королевству, это ближайшая точка. Там в диких землях есть поселение, в котором живут сотрудничающие с нами люди, занимающиеся торговлей от нашего имени. Вообще непонятно, как ты оказался тут, почему портал, из которого пришел Шайтан, привел тебя на Аркаский хребет.
– Шайтан?
– Да, редкая нелюдь, здесь их видели всего два-три раза. Для них обычные разрывы маловаты, нужен поистине большой, чтобы эта тварь могла сюда прорваться. Но уж если происходит, тварь вырезает целые поселения. Да и то давно, и судя по твоему рассказу, он еще и одержим, не меньше чем джинном.
– А возможно создать разрыв?
– Да, но на это способна только одержимая чародейка. Итак, повторяю, я не знаю, как ты попал сюда. Но если хочешь теорию: я думаю, одержимая пыталась перенаправить портал, в который ты прыгнул, и немного напортачила.
– На пять тысяч?
– Бывает такое, – грустно улыбнулась Тамара. – А теперь немного отдохни, а я приготовлю ужин, да и в ране твоей придется еще разок поковыряться, нужно залечивать ее. Как поешь, зелье одно дам, оно чуть подстегнет твою регенерацию, только вот жрать ты начнешь в три горла. Да я еще магией подсоблю, все же полоснула эта дрянь тебя круто.
После ужина начался настоящий кошмар, зелье подействовало, но не так, как рассчитывала Тамара. Игната бросило в жар, а потом начало трясти как в припадке. Он орал, скрипел зубами, боль по всему телу была адской, он словно горел изнутри. Так продолжалось четыре дня, Игнат похудел и высох, зелье пожирало его изнутри. Ведьма только на краткое время могла снять симптом, чтобы он поел, это было единственная возможность поддержать истощаемое тело.
– Отпустило? – участливо и немного виновато спросила Тамара своим грубоватым голосом.
Игнат нашел в себе силы кивнуть, его больше не трясло, но за эти дни он просто реактивно похудел, из крепкого мужчины, он превратился в худой скелет.
Демидов попытался сесть, но голова закружилась, и он постарался не двигаться. Однажды Видок застрял в одном неприятном месте без еды, он отлично помнил, что такое не жрать полторы недели, когда тебя качает от малейшего движения.
Тамара поняла все правильно, и в комнату влетела кружка, полная горячего куриного бульона, в котором плавали небольшие кусочки мяса. То, что нужно. Егерь дул, остужая, потом делал мелкий глоток, снова дул, но с каждым глотком или съеденным кусочком мяса становилось гораздо лучше.
– Мне жаль, – повинилась ведьма, – не знала что зелье «возмещения», которое в каждой больнице раненым дают, на тебя так подействует.
– Не извиняйся, я тоже не знал, для меня это зелье почти дежурная микстура, а тут такое. Как рана?
– С ней все хорошо, края почти стянулись, – обрадовала Тамара, – думаю, ты сможешь встать, как только восстановишь силы. Ты сейчас похож на пленника Саарских рудников.
Игнат усмехнулся, лестное сравнение. Саарские рудники – это дорога в один конец, туда отправляли закоренелых душегубов, все княжества продавали туда преступников, те жили под землей, долбили кирками скалу и добывали чистое железо, никто оттуда не возвращался, редко выживал там больше года. Обычно заключенные отбирали у слабых пайку, так что, смерь от голода была не редкостью.
Игнат допил бульон, выскреб мясо и устало откинулся на подушку. Его перестало штормить, но очень захотелось в туалет, о чем он и сообщил свой собеседнице.
– Сам или утку?
– Сам, только костыль нужен.
– Ну, это не проблема.
В комнату влетело два деревянных костыля, вполне себе добротно сделанных и не идущих ни в какое сравнение с теми маленькими деревцами, что он стробил, чтобы двигаться. Кое-как, неуклюже передвигая ими, он проковылял следом за Тамарой, которая вывела его в небольшую дверь, где располагался вполне себе удобный унитаз, явно с магической системой очистки.
Сделав дела, Игнат уставился на небольшую ванную из пластика, изготовление этого материала не было проблемой, из него очень много всего делали, начиная от корпусов для машин и кончая всякими бытовыми вещами. Он прочный и долговечный, очень удобно, правда, люди, у которых водились деньги, предпочитали мебель и посуду из нормальных материалов, это было признаком достатка. А еще Игнат уставился в зеркало, на которое из него смотрело изможденное заострившееся лицо, заросшее бородой, волосы грязными сальными космами свисали почти до плеч, еще один побочный эффект зелье «возмещения». Рубаха и порты, которые были на нем, просто пропитались потом. Вонял он страшно.
– Тамара, у тебя бритва есть? И мыло, и вода, мне вообще мыться можно?
– Не только можно, но и нужно, сейчас принесу.
В ванну полилась холодная вода, но егерь отлично знал, как работают эти зачарованные посудины, подождал, пока та наполнится, потом опустил руку и, мысленно настроившись на магию, приказал теплее, еще теплее, еще. Когда температура воды достигла комфортной, он остановил процесс. Очень много заклинаний окружало обычных людей в быту, магички сильно влияли на повседневную жизнь, и всех это устраивало. Удобства стоили ежемесячной оплаты за обслуживание, которым занимались слабосилки, но, как сказал один друг, комфорт невозможно измерить деньгами.
Игнат размотал бинты и уставился на толстый красный шрам, который шел по ноге вверх, магия могла многое, но она не была всесильна.
– Он станет тоньше и бледнее, – пообещала ведьма, как раз зашедшая в этот момент в ванную. – Но уже никогда не исчезнет.
– Переживу, – стянув рубаху и забираясь в горячую воду, отмахнулся Игнат. – Это прекрасно, – откинувшись на спину и блаженно закрыв глаза, произнес он. – Как здорово ощущать себя живым.
– Хороший ты человек Игнат, – усмехнулась Тамара, ставя на столик рядом с ванной небольшое зеркало и разные принадлежности, – ты умеешь радоваться мелочам, это очень полезное качество. Тебя подстричь?
– Буду очень благодарен, – улыбнулся Игнат и сел так, чтобы его нежданной помощнице было удобно. – И вообще, спасибо тебе за заботу. Я доставил тебе много беспокойства.
– Ты все оплатил. Кроме того, как видишь, я живу отшельницей, меня редко навещают люди, больных привозят, да и дочь иногда заезжает.
– Дочь?
– А что тебя так удивило? – щелкая ножницами, спросила ведьма. – Девочка она взрослая, правда, магией не владеет, ты наверняка знаешь, что у магичек не рождаются магички. Поэтому мы берем себе учениц. Возможно, если у нее будет дочь, то она станет ведьмой. Через поколение это вполне реально.
– Конечно, знаю, – подтвердил Видок. – И чем она занимается?
– Она твоя коллега, тоже охотится на нелюдь, правда, без духа это гораздо сложнее, но тут ей помогают мои зелья, я очень искусная химичка, и мои товары стоят очень дорого. Благодаря некоторым из них я смогла существенно улучшить скорость ее реакции и силу.
– Почему ты бежала?
– Не важно, – тут же ответила магичка. – И если ты хочешь отблагодарить меня за все, когда вернешься в княжества, забудь, что видел меня. Иначе это может стоить тебе жизни, думаю, они очень захотят меня вернуть или убить, и ни перед чем не остановятся. Для них этих земель не существует, поэтому я тут в безопасности.
– Хорошо, – согласился Игнат, но для себя уже решил, что Деда он обязательно попытает.
– Все, – откладывая ножницы, сообщила Тамара. – Как тебе?
– Нормально, можно немного покороче, но и так сойдет, лучше, чем было.
– Это точно, – согласилась ведьма. – Я не парикмахерша, поэтому довольствуйся, чем есть. Дальше сам, пойду ужином займусь. Да, кстати, вот тебе чистая рубаха и порты, остались от одного пациента, не выжил он.
Игнат поблагодарил и взялся за магическую бритву. Через полчаса он чистый, выбритый до синевы, в свежей одежде допрыгал на костылях до стола, на котором дымились несколько больших плошек, очень вкусно пахло тушеным мясом. Посредине стоял пирог, вроде бы с ягодами.
Ужин прошел весело, ни о каких делах не говорили. Игнат рассказал пару забавных баек, Тамара тоже не осталась в долгу. Особенно повеселила история о магическом поединке между двумя волшебницами, одна из которых в итоге превратилась в огромную полутораметровую жабу, а вторая в длиннющую змею. Так они и ползали по академии друг за другом, шипя и квакая, пока заклинание не выдохлась сила заклинаний. Видок, представив эту картинку, хохотал, как сумасшедший.
Три дня Демидов приходил в себя после лечения. Погода испортилась, и за окном лил бесконечный холодный дождь. Теперь Тамара пыталась свести шрам, используя разные магические мази. Выходило так себе, но все же он уже был не таким толстым и бледнел. Видок уже передвигался по дому без костылей, прихрамывая, но он чувствовал, что потихоньку нога возвращается к прежнему состоянию, он уже не скрипел зубами, делая зарядку и разминочный комплекс. От нечего делать, Игнат принялся помогать хозяйке по дому, но тут работы оказалось немного, в основном Тамара все делала с помощью магии, и резерв у нее был не чета его куцему дару. Судя по ощущениям, вторая ступень, как минимум.
На пятый день в доме появились другие люди – лесорубы привезли раненого товарища, на которого напал медведь. Тот был едва жив, но ведьма, осмотрев его, выпроводила дружков на улицу, заявив – будет жить, через три дня приезжайте.
И вот теперь Игнат мог собственными глазами увидеть силы и навыки своей подруги. Да, за эти дни они сдружились, и отношения из деловых переросли в приятельские.
Влив в рот пострадавшему от лесного хозяина мужику зелье, она потерла руки, словно в предвкушении, и те засияли зеленым светом. Кровь, сочившаяся из ран, остановилась, и те начали медленно затягиваться, стоило возложить на них руки.
Лесорубу очень повезло, с момента нападения прошло чуть больше пяти часов, и он не пробирался двое суток по лесу, опираясь на самодельные костыли, так что лечение дало результат почти сразу. Беда в том, что лечить такие травмы можно не больше одного часа, воздействуя раз в половину суток, иначе организм может просто сгореть, затратив больше ресурсов, чем есть. Именно из-за этого Тамара так долго возилась с ним.
Игнат прикурил сигарету, были уже глубокие сумерки, когда ближайшие деревья осветили яркие фары, и к дому подлетела маленькая шустрая багги. Не совсем такая, как у Игната. Эта была чисто рамочной с крышей из пленки, никакого багажника, просто шустрое внедорожное средство передвижения на высоких зубастых колесах. Резко, в заносе, машинка остановилась у крыльца и наружу выпрыгнула невысокая девушка с темными волосами, забранными в хвост, в круглых водительских очках, в кожаной длинной куртке, больше напоминающей плащ-пыльник, застегнутый на все пуговицы, а поверх него шел бандольер, снаряженный крупными пулями из чистого железа, на поясе энергетический пистолет вроде тех, что были у мордоворотов Светаны. На ногах у девушки высокие кожаные сапоги с небольшим каблуком и подбитыми металлом острыми носами. Что ж, вполне обычный прикид для егеря.
Она подняла очки, разглядывая курящего на крыльце незнакомца. Глаза у нее, как и у Тамары, были черными, лицо очень миловидное, кругленькое, с маленьким курносым носиком. А вот челюсть пошла в мать – тяжелая, квадратная. Ну а кто еще мог явиться в дом ведьмы, на ночь глядя, так лихо паркуясь у крыльца?
– Кто будешь? – вполне по-хозяйски поинтересовалась она, голос немного грубоватый, но приятный.
– Игнат, просто гость, – ответил Видок. – А ты?
– Мила, – представилась охотница. – Тамара занята?
– Да, лесоруба лечит, попросила не мешаться, вот сижу, курю.
– Подождем, – согласилась девушка и уселась на ступени. – Откуда ты, я вроде почти всех местных знаю. Работаешь на Тавра?
– Нет, я издалека, – стараясь не вдаваться в подробности, дипломатично ответил Демидов.
Девушка смерила его взглядом, хотя, какая она девушка, женщина выглядит лет на тридцать, но с такой мамой может быть вдовое старше, неужели Тамара не позаботится о молодости своей дочери? Как понял Видок, у них близкие отношения.
Ведьма появилась на крыльце, когда уже совсем стемнело.
– Явилась, не запылилась. Мать проведать, или зелья кончились? Они как-то странно переглянулись, это показалось Игнату странным, но это только один взгляд не стоит подозревать всех подряд.
– Одно другому не мешает, – вскакивая и обнимая ведьму, вполне искренне заявила Мила.
– Познакомились уже?
– Да вроде как, – ответила девушка. – Комната моя не занята?
– Нет, можешь подниматься. Лесоруба, которого медведь порвал, я в дальней положила, почувствовала, что ты сегодня явишься. А Игнат внизу спит. Он, кстати, твой коллега, тоже охотник на нелюдей.
Демидов покосился на ведьму, интересно, с чего такие откровения. Достав папиросу, он прикурил от пальца. Мила, глядя на это, завистливо вздохнула.
– Ловчий, да еще с силой, везет же некоторым.
– Бери выше, он егерь, и ему будет нужна твоя помощь.
– Егерь!? – как-то странно протянула охотница, а ее рука непроизвольно легла на рукоять пистолета.
– Нет, он не за мной, – заметив движение дочери, пояснила Тамара, – он оказался в наших краях случайно, едва не погибнув. И скоро ему нужно будет вернуться обратно в княжества. Ты сведешь его с ведьмами, лучше, конечно, с Тарой.
Мила скептически посмотрела на Игната, но потом вполне себе дружелюбно улыбнулась.
– А у тебя правда есть дух?
– У каждого егеря есть дух.
Мать строго посмотрела на дочь.
– Надеюсь, мне не надо объяснять, чтобы никто кроме нас не знал, кто твой новый знакомый?
– Мам, ты меня за дуру держишь? Глупые ловчие долго не живут, а я уже десять лет в деле.
Значит, тридцать или чуть больше, прикинул Игнат. Поначалу он решил, что она может быть дочерью Деда, но нет.
– Пойдемте к столу, – примирительно предложила хозяйка дома.
Игнат прислушался к своему желудку, тот радостно заурчал, как злобный хвосторог.
Ужин прошел в теплой атмосфере. Мила оказалась очень любознательной, ей было очень интересно все, что касалось егерей: обучение, экзамены, работа.
– Почему тут не подсаживают духов? – спросил Демидов у Тамары, когда ее дочь очередной раз тяжко вздохнула при упоминании умений Фарата.
– В этом отношении они очень консервативны, – усмехнулась ведьма. – Такая практика была раньше, но несколько эпизодов заставили отказаться от нее. По какой-то причине из разлома вытаскивались духи гораздо сильнее, чем в ваших местах, испытуемые не выдерживали, сходили с ума, становились одержимыми, были случаи массовой резни. Итог: от духов решили отказаться.
Мила снова тяжко вздохнула.
– Здесь «ловчий» – профессия еще более опасная, чем у вас. Мне хорошо с такой матерью, я не испытываю стеснения в зельях, которые очень дороги. А вот обычные ловчие, особенно те, кто не имеет и малой толики силы, долго не живут. Так что, это не самая популярная тут работа, да и народ здесь вооружен поголовно, свободно-дикие земли.
Игнат ушел спать далеко за полночь, он очень устал, глаза просто закрывались, но ненужно было обладать сверх чутким слухом, чтобы услышать тихие осторожные легкие шаги этажом выше. Вот голые пятки тихонько прошлепали по лестнице, бесшумно открылась дверь, он поудобнее перехватил под одеялом кинжал, последнее оружие, которое у него осталось, не считая рунного ножа в рюкзаке. Он знал, что пришла Мила, теперь бы выяснить зачем. Она тихонько направилась прямо к широкой кровати, и тут Игнат скомандовал магическому светильнику зажечься. Яркий свет мгновенно залил всю комнату, Мила от неожиданности вскрикнула и прикрыла рукой глаза. Да, картинка была, что надо, невысокая, она стаяла совершенно обнаженная, щурясь от света, который лился из-за головы Демидова. Дверь снова распахнулась, и на пороге появилась Тамара. «Быть скандалу», – подумал Игнат, но не угадал.
– О! – раздался удивленный голос хозяйки дома, сейчас он был не таким грубым, как обычно. – Егерь, ты всех красивых голых женщин встречаешь кинжалом из чистого железа?
– Тфу на вас, – не сдержался Видок. – Самая нелепая ситуация, в которую я попадал.
Он отложил кинжал и приказал свету стать тише.
– Я, пожалуй, лягу сегодня на втором этаже, – с усмешкой в голосе произнесла Тамара. – Доча, ты его не укатай только, я его с того света только что вытащила, – и дверь за ней закрылась.
– И чего это ты меня решил ножом встретить? – не спрашивая разрешения, ныряя под одеяло, поинтересовалась Мила.
Игнат улыбнулся, имя ей очень шло, женщиной она была очень милой и привлекательной.
– Вспомнил, как ты к пистолету потянулась, – ответил Игнат совершенно серьезно, – вдруг решила обезопасить мать?
– Понимаю, – согласилась Мила. – Свет будем гасить?
– И так сойдет, если ты не против, – поддел Видок.
– Согласна, есть, что показать – сбрасывая одеяло и запрыгивая наверх, демонстрируя небольшую крепкую грудь в форме трамплина, гордо заявила ночная гостья.
Она нагнулась и поцеловала его, а руки Демидова уже вовсю ласкали ее бедра.
Ночь удалась. Мила оказалась страстной девочкой, не было в ней того холода, что он раньше встречал в коллегах противоположенного пола. Отдавалась она с жаром, ярко, с фантазией.
Когда он проснулся, в постели уже никого не было, в окно лился серый свет, с трудом пробивающийся через тяжелые тучи. За стеной гремела посуда, и слышался тихий разговор двух женщин. Игнат не стал подслушивать, его это не касалось, он оделся и, сунув в карман штанов папиросы, которыми его благородно снабдила Тамара с просьбой курить только на улице, вышел в кухню-столовую и спальню хозяйки. Женщины встретили его вполне доброжелательными взглядами и открытыми улыбками.
– Доброе утро, – произнесли они синхронно.
– Завтрак уже готов, – продолжила Мила, – пять минут, и можно садиться за стол.
Игнат насторожился.
– Доброе, – вполне непринужденно согласился он.
Тамара весело рассмеялась и отвернулась. Мила же подмигнула и начала резать свежий хлеб, который, похоже, еще недавно был в печке.
Игнат вышел на улицу и прикурил. Неужели мама с дочкой спелись и решили его охомутать таким нехитрым способом? Не похоже, что они совсем дурные? Тамара знает, в какой переплет он угодил, как и то, что он не сможет остаться, слишком много дел ждет его в княжествах, и дочуркой его не удержать. Похоже, паранойя разыгралась.
Докурив, он взялся за разминочный комплекс, потом за бой с тенью на максимальной скорости. Это, конечно, не то же самое, что с заклинанием или зельем скорости, и не помощь Фарата, но Игнат сам по себе мог двигаться довольно быстро, быстрее обычного человека.
Неожиданно чутье просто взвыло, сигнализируя об опасности. Демидов ушел перекатом в сторону и, вскочив в боевую стойку, стал выискивать угрозу. Та не замедлила появиться, метательный нож, брошенный уверенной твердой рукой, летел прямо в грудь. Игнат перехватил его довольно легко и отправил обратно, но не на поражение, так, чтобы могла увернуться. Миле понадобилась вся сноровка, чтобы перехватить его в полете, но девушка справилась и отправила его обратно. Так, кружа по двору, они метали его друг другу, пока девушка, наконец, не поранила ладонь.
– Больно? – участливо спросил Игнат.
– Ничего, – улыбнулась она, засовывая нож за голенище, – мама подует, и все пройдет. – Она достала тряпку из кармана и замотала рану, плотно сжав кулак. – А ты действительно крут, и я так поняла, ты сейчас обошелся без духа?
– Ну, для таких фокусов хватает моей природной скорости, – немного похвастался он.
– Здорово быть одаренным, – опять вздохнув, заявила Мила. – Ладно, пошли к столу.
Игнат промолчал, девочка сильно уступала ему в скорости и силе, и это он без стимуляторов. Если бы не мамины зелья, ее бы уже давно черви доедали.
– Пойдем, пожуем, – согласился Игнат и, слегка прихрамывая, пошел в дом.
Тамара, заметив кровавую тряпку на руке дочери, тяжко вздохнула, после чего, как и сказала Мила, подула на порез, который за полминуты затянулся.
– Вот это да! Фарат бы его минут двадцать бы затягивал, – с завистью в голосе посетовал Демидов, после чего пошел к умывальнику.
– Фарат – твой дух? – тут же заинтересовалась Мила.
– Бери больше, у меня в «пассажирах» джинн.
Игнат уселся за стол, взял ломоть свежего хлеба и стал на него укладывать куски домашней колбасы, которая у ведьмы была необыкновенно вкусной.
Демидов провел в доме Тамары еще три дня, нога восстановилась, только плоский белый шрам напоминал о биче Веревеи. Мила окончательно перебралась в его комнату, а Тамара, не желая слушать их по ночам, наложила на стену звукоизоляционное заклинание.
– Ты ведь не останешься? – сев и прижав колени к обнаженной груди, спросила ловчая, глядя прямо в глаза Игнату.
Видок покачал головой.
– Я и так не знаю, что могло произойти за мое отсутствие, почти месяц я здесь, а те события не могут меня отпустить. Угроза, которую несет предмет, находящийся, надеюсь, еще у меня, коснется всех: и вас, и княжества, и даже отшельников.
– Ты говорил, – задумчиво произнесла Мила, – тебе хорошо со мной?
– Хорошо, – улыбнулся Демидов, проводя рукой по ее ноге. – Было бы плохо, все закончилось бы первой ночью.
– Тогда возвращайся.
От подобного Видок просто опешил, похоже, эта молодая женщина прикипела к нему и довольно сильно. Неужели она влюбилась? Меньше всего он хотел разбить ей сердце.
– В живых бы остаться, – постарался он уйти с темы, – там такой замес назревает, от таких, как я, полетят клочья. Я не буду загадывать, может, и вернусь.
Мила поняла, что другого ответа ей не получить, грустно вздохнула и легла рядом, положив голову на плечо.
«Блин, как бы с Тамарой разборки не вышло, – подумал Игнат, – нехорошо это».
Назад: Глава шестая Бежать
Дальше: Глава восьмая По вольным землям

ralousKip
Я извиняюсь, но, по-моему, Вы ошибаетесь. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM. --- Очень ценное сообщение играть кс в браузере, мучение куклы 2 а также ультраниум машина ест машину 4 смотреть онлайн бесплатно
chocdiket
угу,ну давай,давай))) --- Прошу прощения, это не совсем то, что мне нужно. посмотреть карпов 2 сезон все серии, ютуб свати 7 сезон всі серії и вечная сказка смотреть онлайн обратная сторона луны второй сезон смотреть онлайн
glucwardBaw
Буду надеятся что втарая часть будет не хуже первой --- Вы не ошиблись майнкрафт делать скины, скины майнкрафт по а также карты 1.12 скин делать майнкрафт