Книга: Глухомань
Назад: 13
Дальше: 15

14

После полудня ребята повернули в лес. По несложным подсчетам Максима, необходимо было пройти километров пятнадцать на северо-запад, чтобы хоть примерно компенсировать совершенный ими крюк, а потом двигаться в северном направлении вплоть до самого Скальногорска. Сейчас расстояние до города составляло примерно восемьдесят километров. Компания рассчитывала преодолеть их дня за четыре.
Василий, до сих пор идущий во главе команды, обернулся к остальным и произнес, – постарайтесь не растягиваться, давайте держаться кучней.
Лес охотно принял их в свои объятия, и уже через сто метров ни реки, ни берега видно не было. Повсюду стояли старые высокие сосны. Густой подлесок ограничивал обзор, сводя его к минимуму. Это означало, что растянись компания цепью, и через колючие заросли сосед соседа увидеть уже не сможет. Однако отсутствие тропы, и колючки кустов поневоле заставляли ребят тянуться друг за другом нестройной шеренгой. Замыкал шеренгу постоянно оглядывающийся Константин.
Лена крепко держала за руку Славку и старалась не отставать от Марины. Спина сестры маячила метрах в пяти перед ней, постоянно скрываясь за длинными ветвями и снова показываясь.
– Слава, а чем твои родители занимаются? – спросила мальчика Лена, чтобы отвлечься от постоянного напряжения, сковавшее ей все тело с тех пор, как они вошли в лес.
– Мать продавщицей у нас в продуктовом работает.
– а Папа?
– Я его не помню, – равнодушно произнес Слава, он ушел от нас, когда мне было четыре.
– Извини, я не знала.
– Да ерунда, – махнул рукой паренек, – наверно, нашел кого-нибудь, вот и ушел, бывает.
Лену поразило, с каким равнодушием и вместе с тем, с каким взрослым пониманием, это мальчик рассуждает на столь грустную тему.
– А в школе у тебя как дела? Хорошо учишься? – поспешила она сменить тему.
– Нормально.
– Никто не обижает?
Славка ухмыльнулся. – пускай, кто рискнет.
– Понятно, – улыбнулась Лена, – ты у нас сорвиголова, верно?
Паренек молча пожал плечами.
Дальше снова шли молча. Под ногами хрустели сучья, Нежный ветерок гладил кроны деревьев, и тревога в людях сама по себе притуплялась и ослабевала. Уж так устроен человеческий организм. Каким бы ни был стресс, какая бы сильная тревога не мучила душу, через какое-то время все это отходит на задний план, волнение проходит, и все начинает восприниматься не так как раньше. Сейчас Лена шла по красивому лесу, держа за руку милого парнишку, а впереди и сзади шли друзья.
Естественно, девушка понимала, что опасность реальна, и что вероятность нападения не пропала. Но то знал мозг. Душою же Лена просто воспринимала именно моментальные обстоятельства, переживала жизнь исключительно в текущую минуту. И в эту минуту не было страшных хищников, крови, смерти, страха. Был лишь душистый лес, теплое солнце и друзья. И именно в эту самую минуту Лена была счастлива. Она шагала рядом со Славиком, чуть прикрыв глаза и ни о чем не думала.
Крик раздался неожиданно. Это был пронзительный, душераздирающий крик боли. Все резко обернулись назад. Константина сзади не было. Вот только что он шагал позади шеренги, замыкая ее и украдкой оглядываясь, и в следующую секунду его не стало. Единственное, что доказывало его близкое присутствие, это его не утихавший крик, в котором ясно чувствовались нечеловеческие страдания.
Максим с Василием тут же сбросили с плеч рюкзаки и кинулись на голос. Представшая перед ними картина повергла их в ужас. На некоторое время парни остолбенели и не могли отвести глаз от увиденного.
Прямо перед ними, слева от тропы, по которой они прошли минуту назад, зияла глубокая яма около двух метров в диаметре. Дно ее было густо утыкано острыми кольями, торчащими строго вверх. Самые толстые из них достигали довольно внушительных размеров, примерно с руку толщиной. И именно на дне этой ямы лежал сейчас Костя. Ему чудом удалось не попасть телом на опасные шипы, однако, правая нога все же напоролась на один такой кол. Огромный заостренный штык входил в ногу снизу, чуть выше колена, проходил насквозь и выходил сверху сантиметров на сорок, раздирая мышцы и заливая все вокруг кровью. Костя был буквально одет на копье, как бабочка на иголку.
Василий первый пришел в себя и присел на край ямы, стараясь потихоньку сползти вниз и не пораниться о шипы. Спустившись на дно, он, аккуратно наступая между кольев, подобрался к Константину и внимательно осмотрел парня и его ногу.
Ситуация была критической. Костя терял слишком много крови. Толи от большой кровопотери, толи от шока, но парень стал затихать, что тоже было не в его пользу. Действовать нужно было быстро. Осмотрев кол, Вася сразу понял, что избавиться от него будет очень непросто. Наконечник этой палки был расщеплен таким образом, что делало его схожим с наконечником рыболовного крючка. То есть, просто снять с него ногу было практически невозможно.
– Макс! – крикнул Вася другу, стоявшему на краю ямы, – хватай топорик, аптечку и бегом ко мне вниз.
Максим тут же кинулся к брошенным рюкзакам, по дороге, чуть не сбив застывших на месте девушек. Добежав до своего рюкзака, он вытащил из него аптечку и отвязал привязанный к боковине рюкзака небольшой топорик, взятый из бокса вместе с остальными запасами. Держа все это в руках, он подбежал к краю ямы и лег на самом краю. Опустив руку с аптечкой в низ, он разжал пальцы, и аптечка, плавно скользя по земляному склону, сползла на самое дно. Следом сполз топорик. Вася также аккуратно, стараясь не споткнуться, подошел к принесенным предметам, поднял их и вернулся к Косте. В этот время Максим уже спустился в яму и подошел к Константину, с другой стороны.
– Елки-палки! – проговорил он, увидев страшную рану парня. – Скалывай наконечник.
Костя был почти без сознания. Закатив глаза, он лежал, откинув голову назад, и почти не реагировал на происходящее.
Вася передал аптечку Максу, – на весу это будет трудно сделать, только рану разбередим. Нужно рубить у земли, под ногой, – он нагнулся, потрогал ногу и посмотрел снизу, – повезло, что она не касается земли, и есть просвет, где можно попробовать перерубить кол.
Он встал на колени и поднял топорик. Первый удар пришелся прямо по середине просвета, основательно засев в древесине. Он удара Костя застонал.
– Быстрее, – произнес Максим, – пока он в себя не пришел.
Василий в раскачку вытащил завязший в дереве топор и рубанул еще раз, отколов внушительный кусок от штыря. Каждый удар передавал вибрацию на кол, сотрясая ногу. Кровь пошла еще обильней. Разлившаяся по лицу Кости бледность говорила о том, что времени у ребят осталось совсем немного. Парень потерял сознание.
Вася раз за разом опускал топор на кол, молясь, чтобы не промахнуться. Просвет между ногой и землей был всего десять сантиметров, поэтому, ему приходилось концентрировать все свое внимание, чтобы случайно не попасть по ноге. В лицо летели брызги крови и грязи.
Марина, Лена и Слава стояли на краю ямы и, замерев от напряжения, следили за руками Василия. Наконец, после очередного удара, кол был перерублен.
– Нужно остановить кровь, – сказал Максим, открывая аптечку.
– Кровь яркая, значит артерия задета, ищи жгут, – Василий аккуратно положил ногу Кости на землю.
Максим достал розовый медицинский жгут и, бросив аптечку под ноги, встал на колени рядом с Васей.
Василий взялся за ногу и посмотрел на Макса:
– Я сейчас немного приподниму ее, а ты перетягивай бедро на ладонь выше раны.
– Давай, – Максим приготовился.
Вася повернул ногу, стараясь приподнят бедро, а Максим в это время быстро просунул под ней жгут и затянул первый оборот.
– Первую петлю сильней затягивай, – проговорил Василий, – следующую уже слабее и так по убывающей.
Макс обмотал ногу на три оборота, застегнул застежку и убрал руки.
– Теперь надо избавится от штыря, – произнес он и опять взял в руки аптечку.
– Да уж, – пробормотал Вася, – там должен быть перевязочный пакет, доставай.
Через секунду Максим извлек квадратную упаковку пакета. Пакет состоял из двух стерильных марлевых подушек, одна из которых крепилась к концу бинта, а вторая к нему же, но на некотором расстоянии от первой подушки. При сквозном ранении следовало наложить одну подушку на входное отверстие, а вторую подушку – на выходное. И все это крепко забинтовать.
– Макс, держи ногу, – сказал Вася и двумя руками ухватился за окровавленный кол, выходящий из бедра Кости.
Максим положил свои ладони сверху по обе стороны от штыря.
– Готов? – спросил его Вася.
– Да.
– Тогда на счет три. Раз, два, три! – он резко потянул за кол, чувствуя, как в ладони втыкаются зазубренные занозы. Максим в этот момент всем своим весом давил сверху на ногу.
Деревянный кол с противным всхлипом вышел из мышцы, открыв ужасную рану, из которой пульсирующим фонтанчиком забила кровь.
– Быстрей, накладывай, – закричал Вася, отбрасывая кол в сторону и зажимая рану рукой. Макс быстро наложил марлевые подушки на входное и выходное отверстия и стал забинтовывать рану. Бинт тут же пропитался кровью, но жгут делал свое дело, поэтому, крови было не слишком много. В конце концов, нога была перевязана, а кровотечение приостановлено. Костя оставался без сознания, когда Макс с Васей подтащили его к краю ямы и приподняли за руки.
– Девчонки, принимайте, – с трудом произнес Макс, поднимая с Василием тело Кости, чтобы девушки могли дотянуться до его рук.
Марина ухватилась за одну руку Кости, Лена за другую. Потащив вместе, они кое-как затянули бесчувственное тело парня на верх. Следом вылезли Максим и Вася и помогли перенести Константина подальше от края ямы. Костя застонал, но в сознание так и не пришел.
– Надо убираться отсюда, как можно быстрей. – произнес Максим, стараясь восстановить дыхание.
Лена посмотрела на лежащего Костю, – когда он придет в себя, он не сможет идти.
– Это понятно, корешок, – согласился с ней Максим, но здесь оставаться опасно. Да и время теперь играет против него, – он посмотрел на лежащее тело, – если быстро не оказать ему квалифицированную помощь, он умрет, либо от кровопотери, либо от заражения.
Василий поднялся на ноги и отряхнул штанину, – у нас есть топор и веревка в рюкзаке, – произнес он, – можно сделать носилки. – Не дожидаясь других предложений, он зашагал вверх по тропе, где были брошены их с Максом рюкзаки, и взвалив их на плечи, вернулся обратно. Покопавшись в одном из них, он вытащил моток прочной веревки, – этого должно хватить, – проговорил он и положил его возле Кости, – мы срубим две жерди и сплетем между ними что-то вроде гамака. Получатся носилки, на которых можно будет нести раненого.
– Так и сделаем, – сказал Максим и, подняв с края ямы топор, направился к ближайшим сосенкам, – жерди сейчас будут, – сказал он, оглянувшись на друга, – начинай плести гамак.
Девушки стояли рядом, смотрели на парней и не знали, чем им можно еще помочь. Хотя в этот момент каждая из них понимала, что держатся ребята очень даже неплохо.
Славка смотрел на все происходящее из-за спины Лены и почти не дышал. Его широко раскрытые глаза почти не моргали. Взгляд его метался от Константина к Максу, от Максима к Васе и опять возвращался к раненому Косте.
Слава, – позвал мальчика Вася, видя, на сколько сильно тот напуган, – иди сюда, помогать будешь сетку плести.
Парнишка робко вышел из-за спины девушки и подошел к Василию.
Максим в это время уже рубил второе деревце, стараясь быстрей закончить. Через пару ударов сосенка завалилась на бок. Быстро срубив все ветки и сучки, Макс подтащил жерди к Васе со Славой.
Взяв у друга жерди, Василий положил их на землю параллельно друг другу, на расстоянии примерно сантиметров семьдесят одна от другой. Привязав к одной палке конец веревки, он перекинул ее за вторую жердь, а потом вновь обернул вокруг первой палки. Вот таким образом, делая незамысловатую восьмерку, Вася быстрыми движениями протягивал поперечины будущей сетки. Дойдя до противоположного конца жердей, он завязал крепкий узел на одной из них и обратился к парнишке.
– Видишь, основа готова, осталось переплести продольными веревками крест на крест и все будет готово. Сможешь помочь?
Славка молча кивнул.
– Отлично, начинай с одного конца, а я начну с другого, так быстрей закончим.
Через пятнадцать минут на земле лежали импровизированные носилки. Веревочная сетка с квадратными ячейками получилась достаточно крепкой, чтобы выдержать вес взрослого мужчины, и больше всего напоминала гамак. Максим постелил сверху брезентовую палатку, и теперь все было готово.
Василий встал на колени перед Костей и посмотрел на раненую ногу, – нужно ослабить на время жгут.
– Так же кровь хлынет, – возразила ему Лена.
– Хлынет, – согласился Вася, – но это необходимо делать каждые тридцать минут, иначе ткани начнут отмирать, – он расстегнул защелку жгута и немного его ослабил. Белая повязка сразу стала красной. Немного подождав, Василий вновь затянул жгут.
– Все, теперь перекладываем его на носилки и пошли. Нужно уйти отсюда, как можно дальше.
Возражать ему никто не стал, взяв Костю за руки и за ноги, ребята переложили его на самодельные носилки. Василий с Максом ухватились за поручни и подняли носилки над землей. Постояв мгновение на месте и привыкнув к весу, ребята двинулись вперед. За ними шли Лена со Славой, Марина замыкала шеренгу.
Шагали медленно, так как помимо Константина приходилось нести рюкзаки. Пот заливал глаза и вызывал жуткую резь. Максим то и дело старался вытереть лицо о своё же плечо, но это ему удавалось плохо. Он шел за Василием и видел, что другу было не легче. Тот постоянно махал головой и отплевывался. От ямы они отошли минимум на семь километров. Руки ныли и грозили выпустить носилки, нужно было отдохнуть. За все время пути никто не проронил ни слово. Наконец, Максим нарушил тишину, – нужно отдохнуть, руки отваливаются.
Минуту, Макс, – ответил Вася, – давай вон до той полянки дойдем и сделаем привал.
Через пять минут компания вышла на небольшую поляну, огороженную густым кустарником. Место для лагеря было просто идеальным. Ребята аккуратно опустили носилки на землю и стали разминать натруженные мышцы. Марина подошла к Косте и осмотрела рану на ноге. До этого она уже три раза прямо на ходу расстегивала жгут, стараясь обходиться без остановок. Сейчас она в очередной раз ослабила его и дала крови наполнить сосуды в ноге. Костя застонал и медленно приоткрыл глаза.
– Лежи, лежи, – проговорила она тихо, – тебе нельзя вставать, ты потерял слишком много крови.
Костя просто лежал и не понимающим взглядом смотрел на девушку. Через минуту он снова провалился в забытье. Повязка на ноге уже давно промокла. Менять ее было нельзя, так как это повредило бы образующиеся в ране кровяные сгустки и вызвало бы усиление кровотечения. Поэтому, Марина просто очередной раз бинтовала новый бинт поверх старого.
В это время Лена со Славиком собирали вокруг дрова для костра, а парни устанавливали палатки. Солнце клонилось к закату, ночь в этих местах наступала быстро, периода сумерек практически не было, поэтому, было принято решение ночевать здесь.
После того, как палатки были установлены, костер разведен и нехитрый ужин разогрет на огне, компания сидела вокруг костра и тихо переговаривалась, стараясь не потревожить раненого.
– Ситуация, честно говоря, не очень хорошая, – говорил Максим, – жгут можно накладывать часа на два, не больше, иначе начнутся необратимые изменения.
– Но и снять мы его не можем, – возразил в полголоса Вася, – тогда он умрет от потери крови.
– Нам до города несколько дней ходу, – продолжал рассуждать Макс, – не снимем жгут, он потеряет ногу, а потерять ее не в больнице, тоже смерть, – Максим глубоко вздохнул и украдкой посмотрел на девушек, – куда не кинь, всюду клин.
– А что, если просто продолжать регулярно ослаблять жгут, чтобы ткани не отвыкли от крови, а потом затягивать, как мы делали до этого? – вмешалась в разговор Лена.
– Наверно, так и придется делать, – после минутного раздумья произнес Вася, – так, по крайней мере, мы дольше протянем, по сравнению с другими вариантами.
– Значит, договорились, – подвел черту Макс, – дежурим по очереди и каждые полчаса на время отпускаем жгут. Я так понимаю, идеальным вариантом для Константина, учитывая, практически безвыходную ситуацию, будет потерять ногу, но успеть добраться до больницы и остаться в живых. Другие варианты, к сожалению, могут быть только хуже.
Когда все возможности были рассмотрены, когда решение было принято, все испытали чувство облегчения, если в такие моменты вообще было возможно испытывать подобные чувства. Тем не менее, через некоторое время темы разговоров сменились.
– А что это была за яма? – задала вопрос Лена, – Вы видели колья на дне?
– Конечно видели, – ответил ей Максим.
– Это было похоже на волчью яму, – произнес Василий.
– Что такое волчья яма? – поинтересовалась Марина.
– Понимаете, – начал Вася, – это такая ловушка, которая строится для ловли зверей. Как правило, выкапывается вот такая вот яма, внизу крепятся острые колья, а сверху она надежно маскируется. Если зверь падает в нее, он натыкается на торчащие колья и умирает. Иногда охотники подходят и сверху добивают раненое животное, – он задумчиво смотрел на огонь, – но меня волнует, не на кого она была построена, а кем. И сдается мне, что охотников мы знаем.
– Ты думаешь, это те монстры, от которых мы убежали? – спросила его Лена.
– Убежали ли? – ответил Вася. В воздухе замерла тревожная тишина.
Назад: 13
Дальше: 15