Книга: Глухомань
Назад: 16
Дальше: 18

17

Они шагали уже час. Позади осталось около трех километров. Покрыть большое расстояние не было целью для ребят. Основным приоритетом было найти направление, которое вывело бы друзей из владений пещерных монстров. Однако пока похвастать было не чем. Страшные норы встречались довольно часто. Некоторые были завалены лапником, некоторые были наполовину засыпаны. Сразу было видно, что они давно заброшены. Но около некоторых нор друзьям было страшно оставаться. Это были огромные лазы, которыми определенно пользовались, от такой норы в разные стороны вели цепочки следов, земля вокруг была утоптана. Из чрева таких ям шел непередаваемый смрад. Удушливый запах животного смешивался со сладковатой вонью разложения.
Как только на пути встречалась такая нора, ребята старались как можно быстрей покинуть опасное место. В эти моменты страх сковывал все члены. Появлялось ужасное чувство, что за ними непрерывно кто-то следит. Однако видно никого не было. По крайней мере, ни Максиму, ни Васе никого увидеть так и не удалось.
– Ты представляешь, что у них там под землей творится? – спросил Васю Макс, когда они были уже на почтительном расстоянии от очередной свежей норы, – наверняка огромная сеть катакомб.
– Да уж, – нервно ответил Вася, – меня особенно напрягает, сколько их там может быть. Учитывая наличие огромных подземных лабиринтов, можно прикинуть, что не десяток отродий их выкопали и даже не два.
– Угу, – кивнул Максим, – я об этом даже думать не хочу.
Так, тихо переговариваясь, стараясь не наступать на сухие ветки, ребята шагали по лесу в поисках подходящего пути.
Местность была уже не та, что окружала их ранее. Теперь вокруг них был не ровный густой лес. Рельеф кардинально поменялся. Сейчас вокруг были длинные гряды, покрытые старыми соснами и редким кустарником. Высота таких гряд достигала десятка метров. Чтобы продвигаться вперед, приходилось преодолевать тяжелый подъем, а затем спускаться по противоположной стороне к подножию очередной гряды. Слава богу, что склоны были не слишком крутыми. Обойти такие препятствия возможности не было, они уходили в обе стороны на сотни метров, поэтому, быстрей, хоть и намного тяжелей, было переваливать прямо через них.
С высоты птичьего полета это наверняка выглядело, как будто два маленьких гнома преодолевают гигантскую стиральную доску.
У подножия очередной гряды Максим остановился и полез во внутренний карман своей куртки, вытащив карту и компас, он разложил их перед собой и стал сверять направление.
Василий стоял рядом и ждал, – Да уж, без этих вещей тут не выйти, сразу заплутаешь, – задумчиво пробормотал он.
– Как пить дать, – согласился с другом Макс, – тут же все эти холмы одинаковые, как в лабиринте, можно ходить и ходить, – Максим огляделся вокруг и потянул воздух носом, – ты чувствуешь? – он посмотрел на Васю.
Тот понимающе кивнул, – я думал, мне кажется, – он поморщился и сплюнул на землю, – опять тухлятиной воняет, плохой знак.
– Я теперь всегда напрягаюсь, когда начинает вонять. До сих пор это ничем хорошим не заканчивалось.
Определившись с маршрутом, Максим убрал все принадлежности обратно во внутренний карман куртки.
– Скальногорск на севере, но прямо на север идти опасно, так мы придем прямо к ним в лапы, – Макс поднялся на ноги, – свернем немного на северо-восток, посмотрим, что там.
– Договорились, – согласился Василий, – только нужно поторапливаться. Мы к ночи должны вернуться.
– Да, я помню. Ладно, пошли быстрей.
Ребята снова зашагали вперед, перед ними был очередной подъем.
Да чтоб тебя, – в сердцах выругался Василий, достали уже эти гряды.
Максим ничего не ответил, он старался не сбивать дыхание. Друзья медленно продвигались вверх. Под ногами осыпался многолетний слой хвои. Иногда получалось так, что ноги шагали вперед, а тело оставалось на месте. Тем не менее, ребята продолжали подъем.
Василий шел сразу за Максом. Штормовка промокла и мерзко прилипла к спине. По лицу катились крупные капли пота, затекая в глаза и нещадно разъедая их. Приходилось постоянно трясти головой, стараясь стряхнуть со лба и ресниц едкие капли.
Еще эта вонь. По мере их продвижения на верх, она становилась все сильней и сильней. Вася вспомнил, как «благоухала» туша оленя, которую они с Максом нашли несколько дней назад. Подумать только, прошло всего несколько дней, а казалось, что прошла целая вечность.
Тогда их тоже привлек запах разложения. Он и сейчас присутствовал, только в разы сильней. Сейчас складывалось такое впечатление, что, будь вонь видимой, они бы шли в непроницаемом глухом тумане.
– Макс, ты чувствуешь? – спросил Вася друга, стараясь не дышать носом.
– Он еще спрашивает, – ответил тот морщась, – меня сейчас вырвет.
До конца подъема оставалось около двух метров. Кое-как преодолев их, ребята забрались на верх. Казалось бы, сильней вонять больше не может, но здесь вонь была просто ужасающей. Помимо этого, к ней присоединился до жути знакомый им гул насекомых, шедший из-за противоположного края гряды.
Друзья переглянулись и медленно двинулись к тому месту.
Вдруг Макс резко остановился и настороженно прислушался.
– Ты слышал? – спросил он у Васи.
– Что слышал? – напрягся тот.
– Как будто ветка сломалась.
Вася тоже прислушался, – нет, ничего не слышу, вроде все тихо.
Максим медленно огляделся. Вокруг было все спокойно. Ребята снова зашагали вперед. По мере того, как друзья приближались к спуску, жужжание становилось все громче. Это было уже не просто жужжание, теперь оно больше напоминало мерный гул высоковольтных проводов, громкий и ровный.
Взобравшись на самый верх и посмотрев вниз, друзья ошарашенно замерли на месте. Через секунду Макс сложился пополам, и содержимое его желудка вырвалось наружу, окатив прелый слой плесневелой хвои у его ног. Вытерев рот тыльной стороной ладони, Максим медленно разогнулся и вновь уставился на открывшуюся перед ними картину.
Вся низина, раскинувшаяся перед ними, вплоть до подножия следующей гряды, была завалена останками трупов. Это были наполовину обглоданные скелеты различных животных. Здесь были кости оленей, кабанов, волков, даже медведей. С белесых костей свисали ошметки протухшего мяса. Зеленый гной покрывал большую часть поверхности, превращая все вокруг в огромное булькающее болото. Поражали масштабы содеянного. Слой гниющих останков достигал двух трех метров и занимал всю видимую часть низины. Здесь нашли свой последний покой тысячи животных. Теперь было понятно, откуда шла эта вонь. Запах смерти липкой волной окутывал все вокруг. Сладковатый, тошнотворный, он проникал в нос, рот, он вызывал спазмы желудка и заставлял слезиться глаза.
– Господи, что это? – наконец, произнес Максим, не сводя глаз с увиденного.
– Это могильник, – ответил Василий.
– В смысле? – не понял Макс.
Вася повернулся к другу и посмотрел тому прямо в глаза: – Когда в столовой остаются объедки после банкета или свадьбы, куда их девают?
– Ну, – Максим замешкался, – на помойку выбрасывают.
– Вот именно, на помойку, – согласился Вася. – Они тоже так делают, это их помойка.
Макс вновь изумленно посмотрел на кучи костей и протухшего мяса. Огромные горы падали были испещрены жирными опарышами. Лужи гноя кишели червями, и над всем этим царством смерти кружили мириады мух. Макс опять почувствовал рвотные позывы.
– Думаю, нам не нужно идти в этом направлении, – сказал он другу.
– Да уж, эта дорога точно не ведет к выходу, – согласился с ним Вася, – пошли отсюда, – он развернулся и зашагал обратно. Через мгновение он встал, как вкопанный. Шагнувший было за ним Макс, наткнулся на его спину, – ты чего? – он сделал шаг в сторону и замер. Теперь он тоже увидел их.
Складывалось такое впечатление, что чудовища появлялись отовсюду. Косматые фигуры выходили из-за деревьев, вылезали из подземных нор. Десятки и десятки созданий. Еще минуту назад, кроме двух парней, на гряде никого не было, теперь же на нее выходило племя каннибалов.
Макс! – крикнул Вася, – спина к спине, быстро!
Максим встал за спиной друга и с ужасом смотрел на приближающихся монстров. Вася достал из-за голенища топорик и протянул другу, – на, держи.
– А ты?
– Разберусь! Держи я говорю, времени нет, – он осмотрел землю перед собой и увидел в трех шагах от себя то, что было нужно. Эта была прочная длинная палка. Вася быстро подскочил к ней, поднял и вернулся обратно к Максу. Полтора метра в длину и будучи достаточно толстой, она, словно черенок от лопаты, удобно легла в руки.
Твари подходили все ближе и ближе, беря друзей в плотное кольцо. Они, как волки, кружили по кругу вокруг ребят. Оскаливаясь и рыча, монстры не сводили с парней глаз. Пена с клыков ошметками летела на траву. Уроды со свистом втягивали носами воздух и ждали. Казалось, они ждут чьей-то команды, чтобы ринуться на них и разорвать.
Василий с Максом тоже ждали, они видели, как некоторые поднимали в их сторону свои зазубренные копья, как особо ретивые дикари шаг за шагом приближались к ним.
Василий заметил, как снаружи кольца, на невысоком пригорке стояла одинокая фигура. Она не рычала и не махала копьем, выказывая свое нетерпение и жажду убивать. Альфа-самец пристально смотрел на ребят. Встретившись с его взглядом, Вася невольно опустил глаза. Он будто ошпарился о раскаленную злобу, бурлящую в глазах монстра. Но Василию хватило и одной секунды, чтобы найти подтверждение и так явному обстоятельству. Он увидел в глазах вожака их смертный приговор.
– Макс, следи за копьями, – крикнул он другу, – не успеешь уклониться, все закончится еще не начавшись.
– Понял, – ответил Максим, – теперь мне стало понятным поведение Геды.
– Какой Геды?
– Ну, помнишь, я рассказывал про цыганку в аэропорту. Она тогда посмотрела на мою ладонь и сказала, что у меня все будет хорошо, а потом шарахнулась от меня, как черт от ладана.
– Да уж, все будет хорошо, – Вася невольно ухмыльнулся.
Они стояли спина к спине на краю гряды и нервно ждали начало атаки.
Через пару минут вожак громогласно заревел, и несколько дикарей медленно шагнули к ребятам.
Васька! Началось! – Максим постарался полностью сконцентрироваться на ближайшем к нему чудовище. Это была огромная фигура, покрытая густой шерстью. Только сейчас Макс смог разглядеть, что дикарь был одет в косматые шкуры зверей. Лицо монстра было покрыто коркой засохшей глины. С оскаленных клыков капала слюна, а совершенно безумный взгляд источал огонь хищной злобы.
В руках у дикаря не было, ни каменного топора, ни острого копья. Однако длинные крючковатые когти могли с лихвой заменить любое оружие. Сократив дистанцию до минимума, он не остановился, а сразу бросился на Макса с занесенной над головой рукой с растопыренными пальцами.
Макс был наготове, он резко увернулся, услышав у себя над ухом свист проносившихся когтей. В то же время, не теряя драгоценные мгновения, он рубанул рукой, сжимавшей топор. Лезвие вонзилось в живот под самые ребра, глубоко засев в районе печени. Чудовище заревело. С чавкающим звуком Макс вырвал топор из плоти монстра, еще больше рассекая ему брюшину.
Не ожидая такого отпора, дикарь упал на колени, стараясь удержать руками вываливающиеся из распоротого живота кровавые кишки. Максим еще раз замахнулся и ударил его топором сзади по шее. Топорик был маленьким, поэтому, отрубить голову с одного удара у Макса не получилось, однако, он сумел разрубить шейные позвонки, отделив спинной мозг от черепа. Монстр умер, еще не успев упасть на землю.
В это время к Василию подбирался страшный дикарь с зазубренным копьем в одной руке. Через все лицо у него проходил безобразный шрам. Видимо, когда-то эта тварь попалась на пути другого хищника, может медведя, после схватки с которым получила когтями по лицу, которые лишили его одного глаза и разорвали щеку.
Однако теперь этот урод нормально себя чувствовал и готовился насадить Василия на свое копье, словно на вертел. Он шагнул к парню максимально близко и ткнул тому в голову своим оружием. Вася чудом успел увернуться, но тут его висок обожгло огнем. Дикарь все же смог зацепить его. Наконечник копья разорвал ему мочку уха. От боли и злости Вася закричал прямо в лицо каннибалу и наотмашь ударил своим дрыном. Монстру повезло чуть меньше, удар пришелся в левую половину лица. До Васиных ушей отчетливо донесся треск сломанной челюсти. Удар был настолько сильным, что легко переломал лицевые кости и свернул челюсть на бок. Перед тем, как лицо дикаря залилось яркой кровью, Вася успел увидеть, как осколки челюсти проткнули кожу уродливого лица. С такими травмами выжить было невозможно, однако, дикарь даже не упал, он с ненавистью посмотрел на Василия своим единственным глазом и вновь поднял копье. Ударить им он не успел. Парень с хрустом опустил свое оружие прямо ему на голову. Проломив череп, палка глубоко вошла в макушку монстра, убив того на месте.
– Макс, как ты? – крикнул Вася, не глядя на друга.
– Нормально! – ответил Максим, – только этих тварей слишком много, не отмашемся.
– Не ссы, прорвемся, – он в очередной раз ударил своей палкой, ранив наиболее нетерпеливого дикаря.
Максим ничего не ответил. К нему подступали сразу двое монстров. У одного из них в руках было что-то вроде каменного молотка. Подпускать их одновременно к себе было нельзя. Сразу с двумя было не справиться. Нужно было что-то решать. Максим подумал, что встречного нападения уроды точно не ожидают. Он сделал резкий выпад в сторону одного из дикарей и махнул своим топориком. Лезвия рассекло шею у обескураженного противника, и кровь густым фонтаном запульсировала из рассеченных артерий. Монстр захрипел и повалился на землю. Однако второго дикаря действия Макса не застали врасплох. В то время, как его соплеменник падал с перерубленным горлом, он с рычанием опустил свой молоток на плечо Максиму. Раздался громкий хруст раздробленной ключицы. Рука тут же онемела, и топорик выпал из ослабленных пальцев. Парень даже не понял сначала, что случилось, просто, в какое-то мгновение по телу растекся раскаленный металл боли, заполняя собой все клеточки в организме.
Он неосознанно вскрикнул, но постарался удержаться на ногах. Целую секунду он просто стоял и смотрел на чудовище, которое, словно в замедленном действии, вновь заносило над головой руку, сжимавшую страшный молоток.
В этот момент из-за плеча Макса вынырнул Василий и сходу ткнул монстра в живот копьем, которое он умудрился вырвать из рук ранее убитого им дикаря. Противник согнулся пополам, схватившись за древко копья обеими руками.
Вася рывком попытался вырвать копье из тела монстра, но оружие прошло насквозь, и зазубренный наконечник никак не хотел выходить обратно. К тому же, руки агонизирующего в предсмертных конвульсиях чудовища крепко вцепились в древко и не отпускали его.
– Да отпусти ты! – в сердцах крикнул Вася, стараясь снять урода с копья.
В этот момент что-то тяжелое ударило его по затылку, отбросив на самый край гряды. Перед глазами все поплыло, темные круги стали появляться, заволакивая все вокруг и нехотя растворяться. Василий успел почувствовать, как лицо заливает что-то липкое и горячее. Какое-то время он балансировал на самом краю обрыва, на дне которого раскинулось болото из крови, гноя, костей и тухлого мяса. А потом кубарем покатился в эту кашу смерти.
Упав в противную жижу, Вася с головой ушел в нее. Однако эта же гадкая влага смочила его лицо, не дав возможность потерять сознание. Оставаясь в полузабытье, Василий, словно сквозь густой кисель, старался грести руками и ногами. Ясность не наступала, тело, словно парализованное, с трудом подчинялось разуму. Когда воздух в легких практически закончился, Василий добрался до поверхности. Он старался отдышаться, продолжая лежать в толще невыносимой тухлятины, не в силах поднять руку или шевельнуть ногой. Василий был практически невидим среди костей и гниющих шкур. Над поверхностью болота виднелось лишь его окровавленное лицо. Однако сам Василий прекрасно видел все, что происходило на верху.
Он хорошо видел раненого Максима, который, истекая кровью, без сил стоял на коленях перед дикарями.
Безысходность происходящего сводило Васю с ума. Он постарался напрячь руки, но вместо этого на него навалился белый туман, чуть не лишая его сознания. Все что он мог в ту минуту, это просто смотреть на друга.
Вася видел, как Макса обступили со всех сторон эти исчадья ада, как он плюнул в одного из них, а потом посмотрел вверх на небо, открыв лицо заходящему солнцу. Когда дикари подняли копья, Макс закрыл глаза.
У Васи текли слезы. Он видел, как умер его друг. Еще раз собрав все силы, он постарался шевельнуть рукой, и у него получилось. Постепенно силы возвращались, он начинал контролировать свое тело.
Вася увидел, как с гряды к нему стали спускаться монстры. Он понимал, что его тело не видно в толще гниющих останков, однако, лицо они могли заметить. Вася судорожно начал вращать глазами, пытаясь разглядеть все, что находилось в поле его досягаемости. Времени оставалось в обрез. Ближайшие фигуры уже заканчивали спуск.
Слева от себя он увидел наполовину погруженный в жижу череп какого-то крупного животного, возможно, медведя. Вася аккуратно, стараясь не делать резких движений, протянул к черепу руку и, ухватившись за пустую глазницу, потянул его на себя. С трудом, не сразу, но тот поддался, Вася только успел взгромоздить его себе на лицо и убрать под себя руку, как первые монстры оказались на берегу болота.
Парень смотрел на них сквозь окровавленные глазницы давно умершего хищника и еле сдерживал рвотные позывы. Он видел, как всего лишь в двух метрах от него дикари прохаживались из стороны в сторону, стараясь разглядеть среди червей и зеленого мяса недавно упавшую сюда добычу. Он слышал разочарованное рычание, а потом увидел главного. Вожак стоял на самом краю обрыва и смотрел вниз. Через какое-то время он издал протяжное рычание, после чего все монстры, как по команде, полезли обратно на верх. Через десять минут гряда опустела. Еще через минуту, Вася все-таки потерял сознание.
Назад: 16
Дальше: 18