Книга: Глухомань
Назад: 18
Дальше: 20

19

Сознание возвращалось медленно и неохотно. Первым, что почувствовал Василий, была невыносимая головная боль. Затем появилось чувство тошноты. Медленно открыв глаза, он с трудом начал соображать, где находится. В памяти создавались расплывчатые образы и тут же растворялись, быстро сменяя друг друга.
Правое ухо горело огнем. Он попытался поднести к нему руку, но ладонь уперлось в шлем. Очевидно, он попал в аварию. Ужасная вонь пыталась вывернуть наизнанку пустой желудок. Откуда она исходит? Должно пахнуть разлитым бензином, машинным маслом, но этот смрад не походил ни на то, ни на другое.
Ясность сознания фокусировалась одновременно со зрением. Василий увидел прямо перед собой что-то красно-зеленое. И тут на него нахлынул ужас осознания. Он вспомнил все: ужасных дикарей, битву на гряде, смерть Макса и падение в гниющее болото. И на его голову не был надет мотоциклетный шлем, это был медвежий череп, который скрыл его от преследователей, дав возможность удерживать лицо над поверхностью тухлой жижи.
Парень застонал и начал выбираться. Первым делом, он попытался снять с головы мерзкий череп. Со второй попытки ему удалось стянуть с головы скользкую гадость. Стараясь не окунуть лицо в ядовитое месиво, Вася медленными движениями рук старался подгрести, как можно ближе к берегу. Благо до него было не более двух, трех метров, иначе ему просто не хватило бы сил. Гнилая трясина цепляла и затягивала не хуже, чем обычная топь.
Дотянувшись, наконец, до берега, Вася напряг все свои силы и выполз на сухое место. Отдохнув пять минут и восстановив дыхание, Василий медленно поднялся на ноги. Вокруг все закружилось, и к горлу подкатил горький комок. Он закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Головокружение прошло, но головная боль усилилась. Парень постарался сконцентрироваться и обдумать свое положение. Он осмотрелся и взглянул на солнце. Желтый диск клонился к земле, значит уже вечер. Вася понимал, что, проведя в гниющем болоте несколько часов, он стал эпицентром всевозможной заразы, от которой легко можно было получить заражение крови. Особенно, если учесть, что открытых ран и порезов на его теле было великое множество.
Вся его одежда была пропитана разлагающимися нечистотами, на рукаве прилипли жирные желтые личинки, а на плече шевелилось какая-то мерзкая гадость.
– Господи! – он с детства боялся насекомых. Будучи школьником, он даже выяснил научное название этой фобии. Их было два: инсектофобия или энтомофобия. Хрен, как говорится, был не слаще редьки. Особенно сейчас, когда прямо на плече, рядом с лицом, шевелилась какая-то тварь с большим количеством лапок.
Василий расстегнул мокрую штормовку и с отвращением скинул ее с плеч. Он оставался мокрым, грязным, вонючим, но, по крайней мере, по нему сейчас никто не ползал. Вася скинул остальную одежду. Оставшись нагишом, он полез на ту самую гряду, где несколько часов назад произошла страшная трагедия. Вася точно помнил, что перед тем, как на них напали дикари, он снял с плеч свой серый рюкзак. Вот он-то сейчас ему и был нужен. В рюкзаке находились вода, аптечка и запасной комплект сухой одежды. Он не выложил его в лагере, перед тем, как пойти на поиски лучшего пути, чему теперь был очень рад.
Стараясь не порезать подошвы о выпирающие корни и торчащие камни, Василий полез наверх. Все это время он боялся увидеть там следы недавнего убийства. Через десять минут неимоверных усилий парень вскарабкался наверх. Головная боль угрожала взорвать голову, разметав по деревьям все его мысли и переживания. Подняться на ноги сил уже не осталось. Василий заметил серое пятно рюкзака метрах в двадцати от себя. Он валялся возле таких же серых камней и практически сливался с ними. Ничего более разглядывать вокруг себя не хотелось. Встав на четвереньки и не сводя глаз с цели, парень неуклюже пополз вперед. Кое-как добравшись, Вася прислонился спиной к камню и за ремень подтянул к себе рюкзак. Только после этого он с облегчением перевел дух.
Тело чувствовало себя полностью разбитым, чтобы выполнять какие-то действия, приходилось мысленно разбивать его на более мелкие этапы и преодолевать их последовательно. Вот сейчас, например, у него ушли почти все силы, чтобы забраться наверх и доползти до проклятого рюкзака.
Много времени на отдых не было, но пять минут посидеть было необходимо. Немного оклемавшись, Вася расстегнул рюкзак и вывалил к себе на колени все его содержимое. Там оказалась большая фляжка с водой, аптечка, немного галет и пакет с одеждой. В первую очередь Вася схватил в руки воду. Быстро открутив крышку, он с жадностью припал губами к горлышку и сделал несколько больших глотков. После этого он заставил себя снова закрутить крышку и положить флягу рядом на траву. Что с ним будет потом, он не знал, поэтому, воду нужно было экономить. Тем более, что часть придется еще потратить, чтобы обработать раны и хоть немного умыться.
Вася попробовал задеть горящее огнем ухо. Посмотрев на пальцы, он увидел на них кровь. Мочки уха у него больше не было, рваный край ушной раковины отек и продолжал кровоточить. «Это повезло, что голову успел убрать» – подумал Василий. – Еще чуть-чуть, и надели бы на копье, как букашку на иголку». Он вновь взял фляжку и отвинтил крышку. Встав на колени, он аккуратно умылся, очистив лицо и руки от сгнившей органики. Теперь можно было приниматься за обработку ран. Отложив воду, Вася взял аптечку. Открыв ее, он с облегчением заметил в ней нужные препараты: йод, перекись, стрептоцид, бинт, анальгетики. Открыв пузырек с перекисью водорода, он вылил немного раствора на поврежденное ухо. Затем, аккуратно вскрыв пакетик со стрептоцидом, Василий высыпал его содержимое прямо на рваные края раны и, как смог, наложил повязку. С этим было покончено. Остальные повреждения были менее значительны, поэтому, он их просто обработал перекисью и йодом. Под конец процедур Вася принял две таблетки анальгина от головной боли и собрав медикаменты обратно в аптечку, убрал их в рюкзак.
Нужно было одеться, однако, его тело все еще было покрыто вонючей пленкой. Нормально помыться не было пока никакой возможности, воды во фляжке было немного. Ее Вася решил оставить только на утоление жажды.
Подумав немного, Василий стал рвать вокруг себя траву и пробовать вытираться ею. Это было, как говориться, не фонтан, однако, лучше, чем ничего. Через несколько минут он даже решил, что может себе позволить надеть чистую одежду.
Открыв пакет с сухим комплектом белья, Вася обнаружил в нем трусы, футболку, штаны и брезентовую куртку. Носков не оказалось, обуви, естественно, тоже. Однако и этому гардеробу парень был очень рад.
Облачившись в сухое, Вася выпрямился и осмотрелся. Вокруг все было тихо. Он наклонился и поднял рюкзак, в котором болталась одинокая аптечка. Затем подобрал с травы флягу с водой и отправил ее к аптечке. Через десять секунд туда же пошли и галеты. Есть в таком месте и в такое время Васе совсем не хотелось.
Немного постояв и подумав, Василий все же преодолел себя и направился на то место, где сегодня закончил свои дни Максим. Ему нужно было кое-что найти. Он шарил взглядом по примятой траве, по истоптанной земле. «Только бы они его не забрали с собой» – думал парень, осматривая метр за метром. Наконец, его поиски увенчались успехом. Он увидел его совсем случайно, когда боковым зрением заметил тусклый отблеск в траве. Топорик, которым дрался Макс. Сейчас он лежал в трех метрах слева от него. Подойдя к оружию, Вася поднял его и повертел в руке. Лезвие топора было в засохшей крови. Вася помнил, как Максим рубанул им хищника.
Нагнувшись, Василий вытер лезвие топора о траву, а затем засунул его за пояс. Надев на плечи рюкзак, Вася в последний раз огляделся по сторонам и прислушался. Вокруг по-прежнему все было спокойно. Тела Максима, естественно, не было, хищники унесли его с собой.
Нужно было возвращаться к своим. Точного направления Вася не запомнил. Добираясь сюда, они с Максом полагались на карту и компас. Сейчас ни того, ни другого у парня не было, карта с компасом хранились у Максима. Как именно он собирался добираться до Марины, Лены и Славы, он не знал. Приходилось полагаться на интуицию. По крайней мере он знал, в какую сторону ему двигаться прямо сейчас, а дальше придется ориентироваться на месте. Может, что и вспомнит.
Василий двинулся в обратный путь, стараясь создавать, как можно меньше шума. Если дикари и ушли, то наверняка находились еще где-то поблизости.
На лес опускались сумерки. Даже в сумраке надвигающейся ночи Вася видел на земле следы от босых ног. Было ясно, что здесь частенько кто-то проходил. «Господи! Как слепы мы были» – Вася вздохнул.
Нужно было подумать о ночлеге. Час назад в кармане куртки парень нащупал газовую зажигалку, но о том, чтобы разжечь костер, не могло быть и речи. Он сразу привлечет внимание хищников и не только из мира зверей. Просто прикорнуть под каким-нибудь деревом Василий тоже опасался. Не ровен час, на его спящее тело наткнуться монстры-охотники. Вася продолжал шагать, осторожно перешагивая сухие сучья. Пару раз ему казалось, что он слышит треск сучьев за спиной. Но, каждый раз, когда он замирал и прислушивался, вокруг было все тихо.
Один раз он чуть не провалился в широкую нору. В тот момент он поблагодарил всех святых, что рядом с ней не оказалось ее хозяев.
Ночь застала его в дороге. Продолжать путь дальше было не просто опасно, но и бессмысленно. Он и при свете-то не очень понимал, в какую сторону нужно идти, а уж в темноте и подавно мог вернуться обратно. Остановившись и немного подумав, Василий нашел решение. Он посмотрел на ближайшие деревья. Только высокое дерево с могучей кроной могло ему помочь. Переночевать можно было и на его ветках. Главное, чтобы они были потолще и как можно дальше от земли. Да, выспаться в такой постели вряд ли получиться, зато был шанс дожить до утра.
Стараясь не шуметь, Вася побрел от дерева к дереву, прикидывая толщину стволов. В конце концов он наткнулся на настоящую великаншу. Сосна была примерно в два обхвата толщиной, а ее верхушка скрывалась где-то в ночном небе. Но, что самое главное, нижние ветки находились в пределах досягаемости, что давало возможность относительно легко залезть на дерево.
Василий постоял минуту у сосны, поправил рюкзак за плечами, отступил немного назад и разбежавшись, прыгнул вверх. Ухватившись руками за нижнюю ветку, парень подтянулся, словно на турнике, и закинул на нее одну ногу. Стараясь не свалиться, он подтянулся еще немного и уселся на ветку верхом. Самое трудное было позади. Дальше ветки шли часто, и взбираться вверх можно было, словно по лестнице.
На высоте четвертого этажа Вася нашел то, что ему было нужно. Из ствола выходили две параллельные ветки приличной толщины, создавая собой некое подобие широкой скамьи. Василий сел на будущую постель верхом, спиной к стволу, и положил на ветви свое тело. Теперь он оказался лежащим на животе. Плечи его упирались в края этой скамьи, а лицо было направлено вниз. Упершись лбом в переплетение более мелких веток, Василий смог лежать на животе и смотреть на землю под собой. Это было и удобно, и страшно одновременно. Однако другого выхода не было. Крона отлично скрывала его от посторонних глаз, в то время, как сам он мог видеть все, что происходило под деревом.
Вася лег поудобней и расслабился. Теперь можно было отдохнуть. Жаль, у него не было с собой веревки, он бы привязал себя к веткам на всякий случай. Но выбирать не приходилось. Парень дотронулся до забинтованного уха. Пальцы остались сухими. «Слава богу, кровотечение остановилось» – подумал Василий. «Может, повезет, и без нарыва обойдется».
Тишина леса была абсолютной, он не слышал, ни шума птиц, ни шелеста животных. Василий лежал в полудреме, и его мысли невольно возвращали его в прошлое. Вася вспомнил, как в первый раз увидел Лену. Он тогда стоял возле Макса и помогал укладывать вещи в автомобиль, а она с Мариной вышла на крыльцо знакомиться. Лена ему сразу понравилась. Тонкая талия, белокурые локоны, спадающие до плеч, чуть раскосые с хитринкой глаза. Ему нравился такой тип женщин.
«Надеюсь, с ними сейчас все в порядке» – он еще не спал, но уже плавал на границе между сном и реальностью. Мысли текли медленным киселем, плавно сменяя одна другую. Опять вспомнился Максим. Василий почти видел, как они вдвоем подошли к краю той проклятой гряды. Он снова видел это тухлое болото кошмарных объедков. Он почти чувствовал эту невообразимую вонь. «Это их помойка, Макс» – сказал он тогда другу.
– Надо сваливать отсюда, – ответил ему Максим.
Василий знал, что свалить им не удастся. Он грустно посмотрел в глаза другу, к горлу подкатил комок.
– Если бы я мог что-то изменить, – произнес он тихо.
– Что ты имеешь в виду?
Вася медленно нагнулся, достал из голенища топорик и протянул Максу, – держи.
– Зачем? Васька, я не понимаю тебя!
Василий продолжал смотреть на Максима, слова застревали в горле. Он многое хотел сказать, многое изменить, но не мог, – соберись, браток.
Он уже слышал треск ломаемых сучьев где-то неподалеку, твари приближались. Василий оглянулся назад и замер в ожидании, всматриваясь в ближайшие заросли. Он знал, что силы будут неравными, в глазах появились слезы. Подобрав с земли тяжелый дрын, он просто ждал. Треск сломанных под ногами веток приближался.
Вдруг Максим выронил топорик и повернулся к Василию, – ты должен это сделать! Слышишь! – твердо
произнес он.
Вася в недоумении посмотрел на друга, – ты чего?
– Ты слышишь меня? Ты должен, иначе конец!
– Что?
– Проснись!!!
Вася резко открыл глаза и уставился немигающим взглядом в раскинувшуюся под ним пустоту. Все его тело била крупная дрожь, голова горела огнем, у него был жар. «Господи! Это кошмар».
Василий перевел дыхание. Он был мокрым от пота, у него раскалывалась голова, его знобило и лихорадило. В ушах еще стоял треск ломаемых сучьев из его кошмара. «Похоже, что я все-таки подцепил какую-то заразу в этом болоте».
Он вытер рукавом вспотевший лоб. Бинт на голове был насквозь мокрым. Надо было сменить повязку и выпить пару таблеток.
В этот момент Василий отчетливо услышал треск сломанной ветки. В тишине лесной чащи этот звук был, словно пистолетный выстрел. Парень всем телом прижался к своему ненадежному ложу, стараясь слиться с ним в единое целое, и замер, всматриваясь вниз. Там явно кто-то был. Через пару секунд он заметил отблески света. Кто-то медленно приближался.
«Свет!» – пронеслось в голове у Василия. «Может, это спасатели с фонарями?» – он понимал, что идея дикая, но допустимая. Может быть их давно ищут, может люди прочесывают лес в их поисках. Здесь опасные места: лес, скалы, река, звери, время здесь играет против потерявшихся, поэтому, логично, что поиски не останавливаются даже ночью.
Василий продолжал всматриваться в пустоту. И чем дольше он смотрел, тем больше сомнений у него появлялось. Он еще не видел источник света, но заметил, что отблески дрожат, отбрасывая рваные тени на окружающие кусты и деревья, а оттенок света не белый, как у электрического фонарика, а желтый.
Еще раньше, чем он увидел огонь, Вася все понял – факелы.
Несколько факелов группой приближались к его дереву. Те, кто держал их, вряд ли были спасателями.
«Они пользуются огнем», – промелькнула в голове у Василия неуместная мысль.
Он сверху видел, как дикари, нисколько не таясь, шли нестройной группой.
Василий лежал в ветвях дерева на высоте одиннадцати метров над землей, но все равно старался не дышать, чтобы не выдать своего присутствия. «Откуда они здесь?» – проносилось в голове у парня. «Просто идут по своим делам или ищут его?» – Василий прикинул, что группа монстров шла конкретно с той самой стороны, откуда несколько часов назад пришел и сам Вася. «Они же видели, как я утонул в тухлой трясине, они не могут искать меня», – размышлял парень. Однако дикари были здесь. «Так», – продолжал Вася думать, – «не исключено, что я оставил следы».
Он стал вспоминать пошагово, что делал после того, как выбрался из болота обратно на гряду. «Обработал раны, еще переоделся, нашел и подобрал топорик», – в этот момент его осенило, ну конечно, он переоделся в чистую одежду, а свои грязные лохмотья бросил прямо там на траве. Если твари возвращались, они поняли, что добыча еще жива.
Василий напрягся, все складывалась не в его пользу. Оставалось надеяться, что дикари не обладают звериным обонянием и не учуют его на дереве. Тем временем шестеро монстров почти подошли к его дереву. В свете чадящих факелов, Василий уже мог разглядеть хищные морды зверолюдей. Глубоко посаженные глаза, широкие скулы, выпирающие зубы.
Когда группа остановилась прямо под ним, Василий превратился в продолжение дерева, ему казалось, что от страха у него даже пульс остановился, чтобы не привлечь к себе внимания. Он почему-то был уверен, что эти монстры обладают прекрасным ночным зрением, а значит, они в любой момент могут увидеть его даже в густой кроне, стоило им просто посмотреть вверх.
Секунды складывались в вечность. Вася видел, как они осматривались вокруг. Сразу было ясно, что монстры потеряли след. Хватит ли им мозгов понять простую причину данного обстоятельства? Вася надеялся, что нет. Через три минуты дикари двинулись дальше, еще через три минуты Василий позволил себе вздохнуть полной грудью и расслабить вцепившиеся в ветви ладони.
Остаток ночи прошел без происшествий. Последние часы до восхода Вася провел, выныривая и вновь проваливаясь в сон. Как только солнце показало свои первые лучи сквозь кроны деревьев, Василий спустился на землю. Лихорадка отпустила, жара почти не было. Оглядевшись по сторонам, Василий не заметил ничего подозрительного.
Точного направления, которого следовало держаться, Вася не знал. Единственными инструментами для ориентирования, которыми он располагал, были солнце и мох на деревьях. По крайней мере он мог определить стороны света. Для определения же правильного пути, нужно было знать свое точное местоположение, а для этого требовалась карта и компас.
Вася помнил, что Скальногорск находился на севере. Двигались они к нему с юга, значит сейчас ему нужно было идти на юг. Оставалось надеяться, что он не пройдет мимо своих с восточной или западной стороны. Но для начала следовало сделать перевязку. Парень снял с плеч полупустой рюкзак и достал аптечку. Сняв с головы старый бинт, Вася скомкал его и положил в карман. Он постарается больше не оставлять следов. Проглотив пару таблеток цитрамона, он запил их двумя глотками из фляжки. Головная боль должна была вскоре затихнуть.
Вскрыв еще один пакетик со стрептоцидом, он вновь высыпал его на ухо и забинтовал чистым бинтом. После этого Вася подкрепился несколькими галетами. Сложив все бумажки и использованные пакетики от лекарств обратно в рюкзак, он закинул его себе за плечи, затем по солнцу определил южное направление и зашагал вперед широкими шагами.
Постепенно к нему возвращалось нормальное самочувствие. Жар прошел, чувство тошноты тоже.
Василий надеялся, что девушки не поддались панике, когда они с Максом не вернулись вечером в лагерь, и не кинулись на их поиски. Васе очень хотелось, чтобы Марина, Лена и Славка оставались все это время на том же месте. Где бы сам Вася сейчас не оказался, ему казалось, что найти девушек будет проще, если они, в отличие от него, не будут передвигаться.
Занятый этими мыслями, Василий вошел в ложбину между двумя грядами. Мшистая земля была еще влажной от утренней росы, солнце сюда попадало слабо, поэтому, по низине еще клубился густой туман. Парень шагал по сырому мху и непроизвольно прислушивался к окружающим звукам.
На этот раз лес не хранил могильной тишины, и это радовало Васю. Где-то далеко раздавался стук дятла, чуть ближе стрекотала сорока. Все это ободряло молодого человека, заставляя думать, что он не одинок в этом диком месте. Босым ногам было комфортно наступать на мягкую подушку мха. Василий запрокинул голову, подставляя лицо редким, но теплым лучам солнца и с полуприкрытыми глазами шел сквозь туман. На душе становилось спокойно.
Парень шагал по ложбине и представлял себе, как найдет девчонок со Славкой, как они выберутся из этого проклятого леса и оставят все ужасы позади. Василий представил, как он придет в полицию и расскажет все, что им пришлось пережить в этом страшном походе. Конечно, сразу ему никто не поверит, но Вася был уверен, он что-нибудь придумает, чтобы убедить органы в своей правоте.
Возможно, от усталости или недомогания Василий задремал прямо на ходу. А может в тумане он просто ничего не заметил. В любом случае через мгновение это было уже не важно. Просто в какой-то миг земля неожиданно ушла из-под его ног, и парень провалился в какую-то дыру в земле. Да что значит в какую-то, Василий точно знал в какую. Расслабившись, он не увидел в плотном тумане проклятую нору, и теперь он заткнул ее своим телом, словно бутылку вина пробкой. Нора оказалась достаточно узкой. Провалившись в нее, Вася ушел в землю по самые плечи, и над землей торчала только его забинтованная голова. Он даже руки при падении не успел поднять, поэтому, ему оставалось только озираться по сторонам в надежде на то, что его падение не привлекло к нему непрошенных гостей.
Вася чувствовал, что его ноги висят в пустоте. До дна норы он не достал. Если бы на нем не было рюкзака, Василий не застрял бы. Он полностью бы провалился в эту чертову яму и нос к носу столкнулся бы с той неизвестностью, которая хранилась на дне. Но рюкзак был. Он собрался гармошкой и не дал телу полностью провалиться под землю. Хотя, это было ненадолго. Вася чувствовал, что при каждом неловком движении он проскальзывал чуть глубже в нору.
– Да чтоб тебя! – выругался Василий и напряг мышцы рук в попытке вытащить их наружу. Вместо этого он еще чуть-чуть сполз вниз. – Тихо, тихо, – приказал он себе шепотом и замер. Движение вниз прекратилось.
И в этот самый момент он отчетливо услышал треск раздавленных ветвей. Кто-то или что-то, совершенно не таясь, ломилось к нему с противоположной стороны ложбины. Вася ничего не видел, но ему это было и не обязательно. Он точно знал, кто это. Дикари были неподалеку, и его падение не осталось для них незамеченным. Василий понимал, еще несколько секунд и они увидят его.
Не в силах выбраться из коварной ловушки, Вася изо всех сил стал вертеться и крутиться. Торопливые шаги приближались. Он уже начинал различать сквозь туман сгорбленные силуэты приближавшихся монстров. Времени совсем не оставалось. Сжав зубы, Вася из последних сил рванулся, и в тот самый момент, когда группа людоедов вышла из тумана, парень с головой скрылся в норе.
Пролетев около трех метров вниз, он неуклюже упал на бок. Взвыв от острой боли и пытаясь восстановить сбитое дыхание, он прижал ладонь к ушибленному месту и быстро осмотрелся. Вася очутился в тесной пещере примерно пять на пять метров. Единственным источником света в ней была как раз та самая дыра, через которую он сюда провалился. Время на раздумье не было. Превозмогая боль, он как можно быстрей откатился к боковой стене, куда не доставал луч света. Сжав зубы и задержав дыхание, Василий замер, не моргая уставившись на отверстие в потолке.
Через несколько секунд вниз посыпались комья земли, свет померк. По пещере разлилась гнетущая тишина. Вася понимал, что в это самое мгновение кто-то смотрит в дыру сверху и пытается услышать внизу чье-либо присутствие.
Василию показалось, что удары его сердца выдадут его с головой. Пульс, словно огромный барабан, громыхал в его жилах, призывая всех местных монстров отобедать затаившимся на дне пещеры парнем. По спине стекал холодный пот, а вязкий страх парализовал все тело. Вася закрыл глаза и продолжал напряженно ждать.
Секунды сливались в ужасную вечность, казалось, что это никогда не закончиться, однако, через какое-то время на пол опять посыпалась земля, и луч солнца вновь упал на дно пещеры, освещая ее тусклым светом.
Вокруг снова все стихло. Вася с жадностью вздохнул и поморщился от колющей боли в боку. «Пару ребер наверняка сломаны» – подумал он с досадой. Пролежав неподвижно еще несколько минут и убедившись, что дикари ушли, он медленно сел. Боль снова острой спицей пронзила левый бок. С этим нужно было что-то делать.
Вася пощупал ушибленное место. Похоже, что не повезло только одному ребру, уже не плохо. Осталось придумать из чего можно было соорудить тугую повязку и тогда можно было двигаться дальше. Естественно, что никакого эластичного бинта в аптечке не было. Порвать на лоскуты футболку тоже не имело смысла. Василий на минуту задумался. Рюкзак! На рюкзаке были широкие регулируемые ремни. Сняв его с плеч, Василий расстегнул его и вывалил все его содержимое на землю. Затем снова надел его на себя, но немного по-другому. Вася развернул его на девяносто градусов, продел обе руки сначала под один ремень, а потом под второй. Натянув его на себя, словно свитер, он расположил ремни таким образом, чтобы они приходились как раз на место сломанного ребра. Затем парень стиснул зубы и аккуратно затянул ремни, как можно туже. Получилось что-то вроде корсета. Дышать стало немного трудней, но боль стала терпимой и, если так можно было выразиться, более контролируемой.
Василий снова сложил в рюкзак флягу с водой, аптечку, оставшуюся банку тушенки и пакет с несколькими сломанными галетами. Делать это было крайне неудобно, но необходимо. Затем парень медленно поднялся на ноги и еще раз осмотрелся. Дыру сверху вряд ли можно было назвать входом или выходом, скорее, она была вентиляционным окном, и широкоплечие дикари просто не могли в нее протиснуться. Возможно, что большинство встреченных ими ранее нор также были вентиляционными отдушинами.
Василий продолжал размышлять: – «Если дикари его видели и просто ушли, значит тут не могло быть второго мнения – они наверняка пошли ко входу, чтобы в итоге найти его. По крайней мере, эту вероятность нельзя было отметать».
Посмотрев на противоположную стену, он заметил в ней чернеющее пятно проема. Шагнув в него, Василий оказался в темном коридоре в метр шириной и высотой около двух метров. Почти через равные промежутки он освещался падающими сверху лучами света. Вася зашагал вперед по коридору. Подняв голову, он видел, что свет проникал в подземелье сквозь небольшие отверстия в потолке. Диаметр их не превышал десяти сантиметров, но сейчас этого было достаточно, чтобы ориентироваться под землей.
Вася все время останавливался и прислушивался, но вокруг по-прежнему было тихо. Его тело ныло, босые ноги были давно сбиты и кровоточили, сломанное ребро при каждом шаге отдавало колющей болью, а впереди был темный коридор, ведущий все глубже под землю. Перспективы его не радовали, но выход надо было найти.
Василий прошел еще метров десять и вышел к развилке. Перед ним было два тоннеля, и каждый из них мог вести к выходу. Задачка была не из легких, выбери он неправильный путь, и его дни будут наверняка завершены на уровне нескольких метров под землей, и довольно скоро.
Еще будучи школьником, он слышал, что единственным способом пройти лабиринт, был правильный выбор. Правильным выбором был одинаковый выбор. Это означало, что в лабиринте нужно всегда выбирать только левый коридор или только правый, тогда выход из него был только вопросом времени. Все зависело от сложности и размера лабиринта.
Вася свернул в правый тоннель. По крайней мере он не уводил вниз и освещался дневными лучами. Парень очень надеялся, что выход он найдет гораздо раньше, чем сядет солнце, и коридоры перестанут освещаться хотя бы таким тусклым светом, как сейчас.
Через сто метров Василий обратил внимание, что коридор начал сужаться. Он уже не мог идти по нему в полный рост, сейчас ему приходилось нагибаться все сильнее и сильнее. «Неужели придется возвращаться» – с грустью подумал Вася. Еще через тридцать метров ему пришлось встать на колени, чтобы продолжать путь, а еще через двадцать потолок навис совсем низко. Здесь света уже не было. Отдушины остались позади, а, может, солнце уже село, и на землю опустилась ночь. Парень не знал наверняка. Время для него остановилось. Не имея каких-либо ориентиров, он давно потерял счет часам. Вася вспомнил про зажигалку и сунул руку в карман куртки. Слава богу, он не потерял ее, зажигалка лежала именно там, куда он ее и положил. Достав ее, он плотно зажал ее в руке и его вдруг обуял страх, что, если он сейчас чиркнет, но огонь не появится, что, если в ней давно нет газа. Вася с замиранием сердца чиркнул барабаном по кремню, высекая маленький сноп искр. Газ тут же воспламенился, и своды узкого коридора осветились колыхающимся язычком пламени. Василий, который уж раз с облегчением выдохнул.
Вытянув вперед руку, он попытался как можно дальше осветить находящийся перед ним коридор. Верней, коридором этот проход давно прекратил быть, сейчас это был лаз, нора, как угодно, но не коридор. Тем не менее, Вася решил продвигаться вперед. Он лег на живот, невольно поморщившись от боли, и пополз по-пластунски. Стенки и свод норы начинали стискивать его со всех сторон. Вася лишь на время останавливался, чтобы посветить вперед зажигалкой, а затем полз снова. Свет дрожащего пламени выхватил из темноты выход. Куда именно выведет его этот тоннель, было не видно, но это можно было скоро выяснить, осталось проползти каких-нибудь десять метров. Василий напряг оставшиеся силы и толкнул свое тело вперед. Через пять метров лаз настолько сузился, что Василий занервничал. Нет, он не страдал от клаустрофобии, но, что-то ему подсказывало, что этот недостаток он очень скоро исправит.
В этот самый момент рюкзак зацепился за острый каменистый выступ на потолке, блокируя тело парня. Вася на секунду замер, а потом напряг все свои мускулы. Ничего не вышло, тогда он попытался двинуться назад, отталкиваясь руками и отплевываясь от земли. Проклятый рюкзак держал намертво.
«Только не это!» – подумал он и постарался подавить подкатывающий приступ паники. Затем он с удвоенной силой, словно гусеница, завертелся всем телом в попытке освободиться из подземного плена. Результата не последовало, парень застрял.
После нескольких неудачных попыток Василий затих. Было, о чем подумать. С одной стороны, ему нужно было срочно выбираться отсюда, так как сейчас он представлял из себя жалкую, всем доступную добычу.
С другой стороны, если продолжать бесполезные попытки, то он просто обессилит, ничего этим не добившись. Хотя, может, сумеет привлечь к себе внимание людоедов.
«Просто успокойся, – твердил себе мысленно Вася. Он сделал несколько глубоких вдохов и выдохов. Сломанное ребро горело огнем. – Просто успокойся».
Он был уверен, что вырваться из узкой норы можно, нужно было просто успокоиться и подумать.
«Так, руки, ноги свободны, просто проклятый рюкзак на спине за что-то зацепился».
Сперва он постарался определить, как плотно его обхватили стены. Оказалось, что не все было так плохо, как он подумал сначала. Тело могло двигаться сантиметров на пять влево или вправо. Амплитуда движений была, конечно, небольшой, но это лучше, чем ничего. Что касалось движения вверх и вниз, то здесь дела обстояли значительно скромней. Василий смог приподнять плечи сантиметра на четыре, не более.
В любом случае, при таком раскладе, если бы рюкзак не зацепился, он мог бы спокойно доползти до выхода из этого туннеля. Решение пришло само. Он постарается расстегнуть ремни на груди и избавиться от рюкзака.
Вася попытался просунуть одну руку под себя. Обдирая об землю кожу, он все-таки сумел нащупать пряжку ремня. Действовать было крайне неудобно. Ребро болело все сильней и сильней. Расстегнуть ремень никак не получалось. Вася постарался выдохнуть и приподняться еще выше. Так он выгадал еще пару сантиметров. Немного, но этого хватило, чтобы ухватиться рукой за пряжку и расстегнуть ее.
Василий с облегчением выдохнул и положил голову на землю. Нужно было перевести дух. Немного отдохнув, он постарался повторить то же самое со вторым ремнем. С этим было сложнее, так как второй ремень находился дальше, и достать до него было крайне затруднительно. Парень вертелся изо всех сил, стараясь просунуть руку дальше к ребрам. Наконец, после невероятных усилий, он все же дотянулся до пряжки. Дело оставалось за малым, нужно было расстегнуть ее. Время играло против Василия. Плотно прижатая к земле рука начинала неметь. Еще немного и пережатый кровоток превратит руку в бесполезную плеть. Вася сконцентрировался на пряжке. Через пару минут ремень был расстегнут.
Освободившись от рюкзака, Василий пополз к выходу. Выбравшись из норы, он, не теряя времени развернулся и опять полез обратно в туннель, из которого только что выбрался. Бросать рюкзак у него в планах не было. Добравшись до него, он ухватил его за лямку и стал задом пятиться обратно к выходу, подтаскивая рюкзак за собой.
Выбравшись наружу, он снова надел рюкзак себе на спину и затянул ремни у себя на ребрах. Только после этого, Вася перевел дух и осмотрелся.
Это был не выход. Он оказался в широкой пещере площадью около трехсот квадратных метров. Силы Василия были на исходе. Чувство разочарования переполняло душу. Он рассчитывал, что туннель закончится выходом под открытое небо, но надеждам не суждено было сбыться. Свернувшись калачиком возле стены, парень закрыл глаза и постепенно забылся тревожным сном.
Проснулся он неожиданно, что-то разбудило его. Вдруг лодыжку правой ноги коснулось что-то холодное. Вскрикнув, Василий одернул ногу и резко поднялся. Схватившись одной рукой за бок, другой он шарил в кармане в поисках зажигалки. Наконец, достав ее, он зажег огонь и посветил около ног. То, что секунду назад разбудило его, никуда не ушло и сидело на камне в полуметре от парня. Это была гигантская многоножка – сколопендра.
Более ужасного насекомого Василию видеть не приходилось. Хитиновое тело твари достигало двадцати пяти сантиметров. В свете пламени, насекомое отдавало желтовато-коричневым оттенком, но самым страшным и противным были ее бесчисленные длинные лапки. Длиннее их были только ее усы, торчавшие в разные стороны, будто антенны.
Василий непроизвольно попятился. Подняв руку с горевшей зажигалкой над головой, он увидел, что вся земля перед ним была усыпана этими тварями, а у него даже обуви не было.
Ближайшая сколопендра двинулась к нему, перебирая своими невероятными лапками. Размышлять времени не было. Укус такой твари мог быть крайне болезненным. Василий присмотрелся к противоположной стене пещеры. Заметив три проема разной ширины, Вася выбрал правый, необходимо было придерживаться выбранной системы – выбирать только правый туннель.
Стараясь не наступить на шевелящихся под ногами насекомых, Василий быстрыми шагами пересек пещеру и зашел в узкий коридор.
Зажигалка обожгла пальцы. «Черт!» – смачно выругался Вася. Он потушил огонь и положил зажигалку обратно в карман. Газ ему еще пригодиться. Нельзя допустить, чтобы он остался без огня. Темнота обволокла его.
Вася молча стоял, не решаясь двигаться дальше. «Черт» Черт!» – мысленно ругался он. «Застрял где-то в темноте глубоко под землей, где обитают монстры, и все это на территории дремучего заповедника, в котором вероятность увидеть человека меньше, чем дикаря-людоеда».
Не в такой поход хотел он пойти, совсем не в такой. Но делать было нечего, нужно было двигаться. Вася очень надеялся, что он не наступит в темноте на какую-нибудь жуткую тварь с большим количеством ног и неуемным желанием кусать и жалить, Вася осторожно делал шаг за шагом. Выставив вперед руки, он наощупь определял направление и медленно шел вперед.
Находясь в кромешной тьме, Василий не представлял, как далеко он прошел по этому коридору. Для него было главным контролировать правую стену, чтобы не упустить боковой коридор.
Больше, чем темнота, Василия раздражала могильная тишина вокруг. Ничто не проникало под землю, ни свет, ни звук. Он слышал только свое дыхание и больше ничего. Пробираясь вдоль стены, он наткнулся на какие-то веревки, свисающие сверху. От неожиданности парень одернул руку. Достав зажигалку, он чиркнул по кремню и осветил все, что находилось в непосредственной близости от него. Увиденное поразило воображение.
Высота потолка достигала метров пяти, и с самого верха до самого низа, словно древесный водопад, вдоль стены свисали густые заросли корней. Они выходили прямо из стены и ветвистой бахромой свисали до самого низа.
В этот момент до слуха Василия донесся какой-то шум. Вася прислушался и оторопел, сомнений не было, это были приближающиеся шаги. Кто-то шел в его сторону, причем, не один, и эхо их шагов разлеталось под сводами пещер на огромные расстояния.
Вася быстро осмотрелся вокруг, нужно было срочно найти место, куда он смог бы укрыться. Единственным местом была завеса корней. Он спрятал зажигалку обратно в карман и со всей скоростью, на которую был способен, кинулся к корням. Вцепившись руками в крепкие заросли, он стал взбираться по ним вверх. Сломанное ребро молило о пощаде, но страх гнал парня на пределе возможного. Василий не обращал внимание ни на смертельную усталость, ни на острую боль в боку. Самым главным сейчас было успеть залезть, как можно выше и затаиться в плотных корнях до того, как его заметят дикари, а что это были именно они, Вася был уверен. Больше не кому.
Василий успел залезть и затаиться среди корней именно в тот момент, когда в туннеле появился свет от факела. Двое дикарей шли по коридору. Один из них держал над головой горящий факел. «Все-таки, вы больше люди, чем звери, – невольно подумал Вася. – Ночного зрения животных у вас нет. Вам тоже нужен свет, чтобы ориентироваться здесь». Он изо всех сил старался удержаться на весу и не выдать монстрам своего присутствия.
Второй урод волочил за собой что-то красное и бесформенное. Это была освежеванная туша оленя, совсем недавно животное провалилось передними копытами в одно из многочисленных вентиляционных отверстий и сломало себе передние ноги. После этого для него был только один вариант – умереть.
Смерть в заповеднике могла принять разные обличия. Могла стать неуемной жаждой или недосягаемой пищей. Она могла стать стаей волков или голодным медведем. В этот раз она стала двумя монстрами, происхождение которых вряд ли смог бы кто-нибудь квалифицированно объяснить. Какая-то патологическая ветвь развития, существующая в своей замкнутой экосистеме обширных подземелий. Эти твари просто оказались достаточно близко, чтобы почуять беспомощную жертву.
У них не было с собой никакого оружия, но разве хищникам оно необходимо? Подойдя к бедному обездвиженному оленю, они раскромсали его своими длинными когтями.
Распоров живот и разодрав горло, они наблюдали на дело рук своих и просто ждали. Они видели, как кровавая пена вырывается из открытого рта, и как тускнеет взгляд испуганных глаз. Через минуту один из них уже сдирал шкуру с убитого животного, а теперь они грубо тащили его за собой прямо по земле, держа его за одно копыто и оставляя за собой сырой красный след.
Через минуту монстры скрылись в одном из боковых проемов. Когда последний отблеск их факела погас, Василий практически рухнул сверху, чудом не разбив себе голову. Дыхание было прерывистым, руки дрожали, а бок пронзала острая боль.
Несмотря на все это, мозг начал активно работать. Необходимо было принять правильное решение. «Так, – подумал Вася. – Что я знаю? Уроды шли с каким-то мясом, значит они шли с поверхности, с охоты». Он постарался аккуратно сесть, не давая боли в боку снова пронзить его раскаленной спицей. «Значит нужно идти туда, откуда они пришли».
Василий посмотрел на средний проем у противоположной стены пещеры, откуда пять минут назад вышли дикари. «Но я не буду знать, куда двигаться потом. Я должен придерживаться правой стороны, чтобы иметь шанс на спасение» – парень с досадой выдохнул. «Если катакомбы простираются на многие километры, дикари меня найдут раньше, чем я пройду хотя бы половину пути».
Вася поднялся на ноги. Был еще один вариант, который он не хотел даже обсуждать, уж слишком тот был рискованным.
Можно идти вслед ушедшим тварям. Как говориться, держи друзей близко, а врагов еще ближе. Если он будет точно знать, где они находятся, что делают и куда ходят, есть вероятность того, что, в конце концов, они выведут его на поверхность.
Остановиться на этом решении было страшно. Василий был обычным парнем, который и не дрался-то толком никогда. Еще он был реалистом, поэтому, всем своим естеством осознавал уровень опасности, которой подвергнет себя, если пойдет за дикими каннибалами. Но выхода не было, и как все тот же реалист, он ясно осознавал это. Если он хотел вырваться из этого ада, ему придется сперва побывать в самом его сердце.
Вася тихо зашагал к тому проему, в котором скрылись дикари со своей добычей. Пройдя по темному коридору метров сорок, Василий вышел на перекресток. К такому он не был готов. Перед ним была развилка, коридор распадался на несколько, более узких тоннелей, которые расходились от центра в разных направлениях.
После минутного размышления Вася достал зажигалку и посветил на пол, кровавый след тянулся во второй проем справа. Парень уверенно вошел в выбранный тоннель. Идти было легко даже в полной темноте. Этот тоннель был ровным и никуда не сворачивал. Пройдя по нему полсотни метров, Вася увидел в конце коридора желтый отблеск огня на стенах. Ясно, что коридор там поворачивал влево, и за поворотом светил факел.
Вася замедлил шаги и достал из-за пояса топорик. Через десять шагов парень вовсе остановился и прислушался. Из-за угла раздавались чавкающие звуки. Он подкрался чуть ближе и замер. Выглядывать из-за угла было очень рискованно. Вася видел, как огонь факела живыми бликами танцевал на стенах и потолке тоннеля. Он отчетливо услышал утробное рычание буквально в нескольких шагах от себя. Сразу за углом чудовища поедали свою добычу. Выходить с ним на контакт у Васи в планах не было.
Парень решил переждать, он аккуратно попятился назад, держась одной рукой за стену. Он метр за метром отходил обратно от угла. В какой-то момент рука потеряла опору, слева в стене оказался темный проем, который он не заметил вначале. Лучшего места, чтобы дождаться конца страшной трапезы было не придумать. Вася тихо попятился в найденный коридор. Сделав несколько шагов, он остановился. Если не привлекать к себе внимание, была большая вероятность того, что он без приключений дождется, когда твари за углом насытятся, и двинется за ними дальше.
Прошло две минуты, Вася недвижимо стоял на месте и молился, чтобы на него никто не заполз. Он старался не шевелиться и просто смотрел на проем, через который зашел в помещение. Даже до сюда доносились жуткие звуки кровавой трапезы: рычание хищника, звук разрываемой плоти, хруст ломающихся костей.
Но вдруг к этим звукам добавился еще один. Это было тяжелое дыхание, и доносилось оно не оттуда же, откуда были слышны прочие звуки. Василий с ужасом осознал, что раздается оно сзади. Тварь стояла прямо за его спиной и обдавало его мерзким запахом из своей пасти.
За ту доли секунды, которая понадобилась для принятия молниеносного решения, Василий успел подумать о двух вещах. Во-первых, он, как последний лох, попал в засаду, эти твари разделились. И во-вторых, нужно было действовать быстро, пока к ним не присоединился второй монстр.
Вася крепко сжал в руке рукоятку топора. Резко оборачиваясь назад, он одновременно поднял руку, с размаху нанося удар. Он рассчитывал сразу закончить битву, вонзив лезвие в шею монстра. Но дикарь оказался настоящим гигантом. Там, где Василий надеялся поразить шею, оказалось мощное предплечье. Рубанув чуть ниже плеча, топор глубоко засел в огромной мышце, не причиняя монстру особого вреда. Дикарь взвыл от боли и ударил парня своей когтистой пятерней. Острые когти прорвали на груди Василия куртку и оставили кровавые борозды на теле. Отлетев назад на несколько шагов, Вася перевернулся через голову и распластался на земле. На грудь, словно вылили раскаленное масло.
Отсветы бликов на стенах пришли в движение, второй дикарь, держа факел, шел в их сторону. Времени почти не осталось. Василий резко поднялся и сделал кувырок навстречу раненому хищнику. Не тратя драгоценные секунды на то, чтобы полностью встать на ноги, он рубанул топором дикарю по ноге, в клочья разнося ему коленный сустав.
Вопль боли разлетелся под сводами подземелья. Урод, как подкошенный, упал на колени. Глаза Василия оказались вровень с глазами дикаря. Их взгляды встретились, их роли поменялись. Дикарь смотрел на парня с удивлением и непониманием. Он видел злость и ненависть в глазах парня, когда тот вновь замахивался своим оружием. Через секунду лезвие топора вонзилось глубоко в висок чудовища, прерывая его пребывание на этом свете.
В этот момент в проеме показалась фигура второго дикаря. Василий только успел подняться на ноги, как монстр, взревев, бросился на него. Увернуться у Васи не получилось, уж слишком много сил он потратил в схватке с первым врагом. Горящий факел с силой ударил ему по лицу, выбивая сноп ярких искр и лишая парня сознания. Василий провалился в забытье еще до того, как упал к ногам уродливого монстра.
Назад: 18
Дальше: 20