Книга: Глухомань
Назад: 1
Дальше: 3

2

Борт 724 авиакомпании Ural Airlines вот уже второй час находился на высоте десять тысяч метров над поверхностью земли, держа курс по направлению к Екатеринбургу. Температура воздуха за бортом была минус тридцать градусов по Цельсию, что не мешало пассажирам в салоне заниматься своими делами. Кто-то готовился вздремнуть, несмотря на солнечный полдень, кто-то пытался привлечь внимание стюардессы, желая получить стакан холодного сока, кто-то создавал своей персоной очередь в туалет, а кто-то просто сидел и рассматривал происходящее вокруг, занятый своими собственными мыслями. Лена могла отнести себя к последней группе пассажиров. Взойдя на борт самолета ТУ-134, она была выспавшейся, сытой и спокойной девушкой двадцати семи лет от роду, имевшей длинные белокурые волосы и стройную соблазнительную фигурку, поэтому, единственное, чем ей оставалось себя занять, это еще раз перебрать в памяти события последних дней.
…Они с сестрой с самого детства не были в особо близких отношениях, хотя и были почти ровесницами. Лена была младше Марины всего на два года. Но, не смотря на минимальную разницу, между девочками была огромная пропасть.
Марина всегда была на голову выше абсолютно во всех значениях этого слова. Она была жгучей брюнеткой ростом около метра семидесяти, обладала роскошной грудью и округлыми формами, в то время, как Лена не доставала и до метра шестидесяти, имела невзрачный цвет волос и мучилась с юношескими прыщиками.
Марина никогда не имела дефицита в ухажерах, в то время как Лене ничего другого не оставалось, как со стороны заглядываться на симпатичных парней и мечтать о принце на белом коне.
Лена вспомнила один случай, который показывал всю типичность их с сестрой отношений.
Однажды летом они с Мариной решили провести время в летнем шатре за бокалом пива, слушая «живую» музыку. В тот вечер народу было не очень много. Несколько пар и компания, которая сидела особняком и праздновала какой-то юбилей. Несколько девушек да парней, которые, по всему видать, были не против новых знакомств с противоположным полом. Так вот, Лена и Марина сидели за столиком друг против друга и обсуждали моду на женские стрижки в этом сезоне, неторопливо попивая из своих бокалов. Лена тогда по совету сестры сделала новую стрижку, покрасившись в цвет темного каштана. Где-то в дальнем потаенном уголке души она старалась походить на Марину и думала, что покрасившись в темный цвет, хоть как-то приблизится к желаемому образу.
Боковым зрением она давно обратила внимание на пару ребят, которые, как бы случайно косились на них с сестрой, разговаривая о чем-то своем. Настроение было хорошее, солнце светило, музыка играла, ребятки косились, вызывая приятные мурашки по всему телу. Самооценка была на достойном уровне. Хотелось петь и танцевать, но по понятным причинам она старалась вести себя спокойно и равнодушно, как Марина, вот уж кто всегда добивается того, чего хочет.
– Марин, на нас парни смотрят, наверно, подойдут, – произнесла Лена, стараясь не отрывать губ от соломинки, через которую цедила свой напиток.
– Где?
– Сзади тебя сидят. Только не вздумай поворачиваться.
– Я что, совсем ненормальная?
– Один такой хорошенький! Если он пригласит меня домой послушать музыку, я, наверно, соглашусь – горячо продолжила Лена, загоревшими глазами посмотрев на Марину, будто ища в ней одобрения и поддержки.
– Расслабься, сестренка, выбирай не спеша, мне все равно никто сегодня не нужен, отдыхай в свое удовольствие. – Марина откинулась на спинку своего кресла, смахнула с глаз черно-смольную прядь густых волос и лукаво подмигнула. Хватило ее ненадолго, на пару секунд, после чего она прыснула со смеху прямо в свою соломинку, наделав огромную пивную шапку пены и расплескав свой стакан.
Лену еще больше охватила нервная дрожь. Все-таки парни не слишком часто баловали ее своим вниманием, тем более, видя рядом с ней Марину. Тогда они еще больше ощущали тот контраст, который вызывали между собой две родные сестры.
Молодой человек напротив все чаще и чаще встречался с ней глазами, а вот отводил он их в сторону все реже и реже, пока, наконец, не встал и решительно не зашагал в сторону их столика.
– Марина, он идет!!! – в панике затараторила Лена жарким шепотом.
– Сиди спокойно, смотри в свой бокал.
Парень подошел к их столику и продолжая смотреть на Лену, стал что-то спрашивать. Лишь пару секунд спустя она стала осознавать произносимые им слова. Сразу было видно, что он полон домашних заготовок для знакомства с девушками. И одна из его, наверно, коронных фишек была ниспослана им для ознакомления, одобрительного смеха и пути навстречу его планам и так далее, и тому подобное. Выглядело это забавно:
– Девушки, вы не поможете нам с другом решить одну не хитрую, но крайне интересную задачку? – начал он, открыто и искренне улыбаясь Лене своей белозубой улыбкой, между делом без спросу присаживаясь на свободный стул за их столиком.
– Кстати, разрешите познакомиться, меня зовут Костя, а моего молчаливого друга – Роман.
– Очень приятно – засмущавшись произнесла Лена и тут же покраснела до самых кончиков ушей, – я Лена, а это моя сестра – Марина.
– Вы сестры! Это интересно! – воскликнул Костя и помахал Роману, приглашающим жестом подзывая того к их столику.
– Неужели? – произнесла Марина, не отрывая взгляд от своего бокала.
– Вы не будете против, если мы к вам присоединимся? Тем более задачка не терпит никаких отлагательств, – не обращая никакого внимания на недовольный выпад в его сторону, спросил юноша.
– Вы уже присоединились, – холодно констатировала Марина.
– Ага, точно, – нисколько не смутился Константин – но вы ведь не против? Мы не грубим, мы не хамим и ведем себя крайне учтиво и вполне вежливо.
Задорный напор и вместе с тем интеллигентная манера изъяснения подкупали Лену до глубины души. Она, практически не моргая, смотрела на Костю восхищенными глазами и кивала при каждом его вопросе или обращении к ней, вряд ли осознавая их смысл. Да она и не слушала его совсем, она просто любовалась им. Константин был высок, широк в плечах, со светлой короткой стрижкой. Одет он был в строгий деловой костюм, что тоже не могло не оказать определенного эффекта. Да что там говорить, она начинала в него влюбляться с первого взгляда, как последняя первокурсница, а внизу живота зародилась предательская слабость.

 

…Лена улыбнулась. Подозвав жестом стюардессу, она попросила принести ей стакан холодной воды без газа. Полет проходил спокойно, и утолив жажду, девушка опять окунулась в свое прошлое.

 

…Так вот, девчонки, – продолжал новый знакомый, – бытует определенное мнение, что у парней всегда и при любых обстоятельствах руки теплые, а вот у слабого пола, прошу прощения, холодные. Мой друг, Роман, в это категорически отказывается верить, и чтобы помочь разрешить спор между двумя друзьями, мы осмелились познакомиться с парой очаровательных девушек в вашем лице, чтобы при помощи ваших ручек подтвердить или опровергнуть сие мнение.
– Если честно, – Костя, будто шпион, наклонился к Лене и прошептал, – окажись ваши руки теплыми, я проиграю ящик пива, что не входит в мои планы.
Лена прыснула со смеху.
– Вы плохо учили домашнее задание, Константин, – произнесла холодным тоном Марина. Могли бы постараться придумать что-нибудь более оригинальное. Ваша чепуха про ручки была мне знакома еще лет пять назад. Кстати, крайне глупый повод для знакомства, который и раньше-то проходил лишь с поддатыми студентками, в чьих планах были лишь поиски приключений на свою пятую точку.
– Марина, да вы просто снежная королева какая-то! – наигранно воскликнул Константин, – посмотрите вокруг: лето, теплый вечер, изумительный закат. Разве вам не хочется просто расслабиться? Не стоит искать во всем подвох и тайных замыслов с нашей стороны, мы всего лишь познакомиться хотим, – не сдавался юноша.
– Марина, ну что ты? – поддержала его Лена, – выдохни, давай улучшим себе настроение, дай ручку мальчику, – она засмеялась, и первая протянула кисть Константину. Молодой человек нежно взял ее ладонь в свою, и по всему ее телу побежали крупные мурашки.
– Какая у вас нежная кожа, – проговорил Константин, глядя ей прямо в глаза и поглаживая ее маленькую, почти детскую ладошку. Лена невольно покраснела. В это время к их столику подошел Роман.
– Ну, что, проверил? – с интересом полюбопытствовал он, липким плотоядным взглядом обволакивая незнакомок.
Роман был рыжим парнем неопределенного возраста. Ему смело можно было дать и двадцать пять, и тридцать пять. Лена знала, что полнота, зачастую, хорошо скрывает возраст человека. А редкая проседь в висках на фоне молодого, гладко выбритого лица, делала задачу по определению возраста невыполнимой. В отличие от Константина, Роман был не в костюме, а в обычных синих джинсах, в футболке и кроссовках, что в глазах Лены несколько роняло его в своем статусе, тем более, что рядом был великолепный образец для сравнения. И контраст бросался довольно сильно. К примеру, если лицо Константина отличалось тонкими грациозными чертами английского лорда, то грубое лицо Романа ассоциировалось лишь с экскаватором. Если учесть, что этот экскаватор был еще и конопат, то можете представить себе, что за кадр ходил в друзьях у лорда. В общем, Роман Лене не
«А одеваться-то паренек совсем не умеет» – успела подумать она про себя, осматривая украдкой его обтягивающую футболку, которая намеренно была на размер меньше, чтобы обтягивать, как ему казалось, мышцы.
– Да, Рома, у Леночки проверил, ладошка холодная, – ответил юноша, – а вот у Мариночки можешь сам проверить, дабы все было по-честному, – улыбнулся он своей шикарной улыбкой и посмотрел на Марину.
– Марин, ну давай, – снова подхватила идею Лена, с просящим выражением лица взглянув на сестру. Ей очень хотелось продолжить общение с ребятами, ведь Костя до сих пор не выпустил из своих рук ее ладошку, и ей уже некоторое время не хватало кислорода от нахлынувшего на нее возбуждения. Ладошка, естественно, была далека от холодного состояния, более того, она пылала жаром, как и вся Лена, и Костя, безусловно, это чувствовал и понимал, что передавать ее Роману на проверку было крайне невыгодно.
Марина взглянула на Лену и вздохнув, протянула свою руку Роману, который закатил к верху глаза, сосредоточенно пытаясь разобрать ее температуру.
– Ты проспорил, – категорично заявил он через пару секунд, не выпуская женскую ладонь и поворачиваясь к Константину, – ты теперь должен мне ящик пива.
– Осмелюсь тебя поправить, друг мой, пол ящика пива, ведь Ленина ладошка холодная, получилось пятьдесят на пятьдесят, – парировал тут же Костя, – согласен?
– Ну, ладно, договорились, – проявил великодушие Роман.
– Может вы уже отпустите наши руки, если, конечно, эксперимент уже закончен? – спросила Марина, взглянув на Романа и Костю.
– Да, прошу прощения, конечно, – спохватился Константин, выпуская руку Лены из своей ладони.
– Лена, Марина, позвольте угостить вас выпивкой, что вы предпочитаете? – спросил Костя и взял меню, – Вы даже не представляете, как я рад, что в этот прекрасный вечер судьба свела нас с вами.
– Я тоже очень рада, – произнесла Лена, медленно потягивая трубочкой напиток из своего бокала. Марина с легкой укоризной взглянула на сестру.
– И часто вы ходите сюда? – спросила Марина.
– Нет, мадам, исключительно в те моменты, когда душа тоскует по общению с красивым слабым полом, – ответил Константин, многозначительно взглянув на Лену,
– Сестренка, пойдем носик попудрим, – обратилась Марина к Лене, – надеюсь, молодые люди нам простят недолгое отсутствие, – произнесла она, глядя на парней. Роман лишь похотливо осмотрел их, нисколько не радея о том, что о нем подумают девушки.
– Конечно, не беспокойтесь, мы подождем, – откликнулся Константин, – не задерживайтесь, пожалуйста.
– Мы быстро, – сказала Марина и встала из-за стола. Лена поднялась следом и направилась за сестрой в сторону туалета. Зайдя в дамскую комнату, Марина достала сигарету и прикурила.
– Послушай, Лен, я, конечно, все понимаю, но получается, что мне из всего сегодняшнего выбора остается только этот толстый кретин, Роман? Вы с Константином друг с друга глаз не сводите, а я должна быть с этим потным жиртрестом? Извини, сестренка, я так не хочу. А раз я не хочу, значит парень у нас на двоих – один, и тут уж кому повезет, согласна?
Лена поняла, что вся прелесть сегодняшнего вечера для нее закончилась прямо сейчас, в этом туалете.
– Марина, но ведь так не честно! – попыталась возразить она сестре. – Ты же понимаешь, что мне с тобой не тягаться. И потом, я же первая с ним контакт нашла, найди кого-нибудь из зала, пожалуйста.
– Но ведь они друзья, что я скажу им: «Я пошла искать другого, а ты, Костя, объясни своему другу, что он меня не устраивает» – так что ли?
Лена поняла, что спорить бесполезно. Она подошла к раковине, открыла мощную струю холодной воды и сполоснула лицо.
– Это чтобы спуститься на землю – произнесла она, отвечая на застывший вопрос в глазах Марины. – Мне с самого начала следовало помнить, с кем я иду в кафе. Она обтерла лицо бумажным полотенцем и молча направилась к выходу.
– Лена, ну перестань ты так драматизировать, ну это смешно, – попыталась остановить сестру Марина, но в этот момент за Леной захлопнулась дверь, и предложение Марины оборвалось на полуслове.
Девушки вернулись за стол и стараясь не встречаться друг с другом взглядами, продолжили веселье. Правда, для Лены данное времяпрепровождение стало отнюдь не веселым и очень тягостным. Марина, верная своему слову, обратила все свое обаяние на галантного Костю, и тот, в свою очередь, довольно быстро переключился с одной сестры на другую, оставив Романа ухаживать за «брошенкой». Поэтому, «музыку слушать» пошла той ночью Марина, а Лена вынуждена была терпеть слюнявый бубнеж своего кавалера, а потом еще применить не дюжую смекалку, чтобы избавиться от него и быстрей добраться до дома.

 

…Вздохнув, Лена взглянула в иллюминатор самолета. За стеклом белыми плотными хлопьями проплывали огромные облака. Дальше жизнь развела их с сестрой по разным частям света. Лена переехала в Питер, устроившись в небольшую юридическую компанию, которая могла обеспечить ей стабильный бутерброд с маслом, а иногда и с икрой.
Марина же выскочила замуж за какого-то уральского бизнесмена и укатила с ним в Екатеринбург. Лене этот «Данила с Урала» никогда не нравился. Было в нем что-то такое, что раздражало ее лишь от одного его присутствия. Может его слащавый взгляд, который прокатывался по ней снизу-вверх, словно раскаленная волна, сжигавшая всю ее одежду, когда они встречались вместе. Может его пошлые шутки, которые раздражали ее еще больше, чем его взгляд.
И нелюбовь это переросла в ненависть сразу после того, как однажды Марина пожаловалась ей в письме на рукоприкладство со стороны ее ненаглядного. Более того, она стала жаловаться, что начинает чувствовать его прохладу в их взаимоотношениях. И ненависть эта клокотала в Лене, не находя выхода. Она вспомнила, как испытала огромное облегчение, когда Марине надоело терпеть все эти издевательства, и она отправила своего благоверного на все четыре стороны, благо детьми обзавестись не успели.
У Лены же на личном фронте был штиль, поэтому, сестры стали опять все больше времени проводить вместе, по крайней мере, столько, сколько позволял Ленин руководитель. Они с Мариной стали проводить время в различных турах, в лагерях экстремального отдыха, в походах. Учитывая, что после развода Марина не была ограничена в материальном плане, все-таки «Данила» был каким-никаким бизнесменом, и дела у него шли довольно успешно, оплачивать все мероприятия приходилось ей. Временами Лена чувствовала приливы стыда и неловкости, когда ей покупали билет на авиарейс в очередное турне. В такие моменты она говорила Марине: – Послушай, это, в конце концов, не может длиться вечно, я не могу постоянно жить на халяву, болтая ногами с твоей шеи. – Говорила она это, говорила, пока однажды Марина не ответила, как отрезала: – Слушай сюда, сестренка, мы с тобой сейчас одни. Кроме друг друга нам положиться больше не на кого, поэтому, давай мы больше не будем возвращаться к этой теме, ок? У меня есть деньги, много денег, а ты моя родная сестра, так что не обижай меня больше подобной болтовней. – И она больше не обижала. Ну что тут поделаешь, если подобная болтовня обижала Марину. Лена научилась справляться со своей неловкостью и старалась во всем помогать сестре, хоть как-то компенсируя свое иждивение на совместном отдыхе, даже тогда, когда Марина познакомилась с Максимом, и походы стали проходить втроем.
Максим напоминал Лене саму Марину, это был такой же фонтан неудержимого авантюризма, каким была и ее сестра. Он был настолько же одержим тягой к различным приключениям и путешествиям, что охотно согласился составить им с Мариной компанию. Максим был хорош собой, имел атлетическую фигуру и достойный интеллект, что не часто сочетается в одном теле. Лене он нравился, как друг, Марина же была просто без ума от него.

 

Из бортового репродуктора раздался вежливый голос бортпроводницы: – Уважаемые пассажиры, через пять минут наш самолет произведет посадку в городе Екатеринбурге, прошу всех занять свои посадочные места и пристегнуться ремнями безопасности.
Лена устроилась поудобней в своем кресле и пристегнулась. Она знала, что по статистике погибнуть в авиакатастрофе шансов было гораздо меньше, чем, например, в наземном транспорте, но каждый раз испытывала огромное волнение и с содроганием ждала момента полной остановки самолета на полосе и подачи трапа к люку. Самолет начал снижаться, за стеклом иллюминатора уже проглядывали мерцающие огни города. Посадочные огни стремительно приближались навстречу самолету, и через некоторое время шасси коснулись земли. Все больше сбавляя скорость, самолет подъезжал к предназначенному для него карману на взлетной полосе, пока совсем не остановился. Полет был завершен.
Все тот же доброжелательный репродуктор голосом невидимой бортпроводницы оповестил Лену, что полет прошел удачно, а также предложил пассажирам и впредь пользоваться услугами данной авиакомпании. Лена облегченно вздохнула и расслабилась. «Сейчас бы рюмку водки» – подумала она, вставая со своего кресла и направляясь в сторону выхода. У трапа уже стоял небольшой автобус, который довольно резво домчал ее вместе с остальными пассажирами до здания аэропорта.
Назад: 1
Дальше: 3