Книга: Последний пионер
Назад: 13. 1994. Иллюзия возрождения и шампунь «Лимончики»
Дальше: 15. 1996. Год перелома

14. 1995: Gangsta’s Paradise

Середина 90-х период особенный. Дикий, пещерный, первобытный капитализм периода накопления первичного капитала достиг своего апогея. Чуть ли не каждый день происходили бандитские разборки с кучей трупов или заказные убийства. Криминальные хроники стали одними из самых рейтинговых программ. При обсуждении новостей первым был вопрос: «Кого сегодня грохнули?»
В обиход вошли «понятия» и «феня», по которым жили и на которых разговаривали подростки во дворах от Калининграда до Владивостока. Везде были свои «смотрящие», которые «держали» квартала, районы, города. Повсюду были «крыши», «кидалово», «разводняк» и «братва».
Воровская романтика, царившая в неокрепших умах, не могла не отразиться на вкусах и нравах тогдашней молодежи. Пацаны мечтали стать бандитами, купить кожаную куртку, золотой трос и черную «бэху». Каждый знал, чем может закончиться бандитская карьера и каждый надеялся, что судьба будет благосклонна. Модным стал шансон, с его тюремно-воровской тематикой, хитом года была песня Евгения Кемеровского «Братва, не стреляйте друг в друга». Здоровые мужики заливались слезами, вспоминая друзей, которым не повезло…
Те, кто не фанател от шансона, по большей части, подсели на рэп и их кумирам стали 2Pac, Dr. Dre, Puff Daddy. Кумиром стал и Coolio, автор культовой композиции «Gangsta’s Paradise». Шансон я не любил, посему нетрудно догадаться, что для меня хитом года стала песня про гангстерский рай. Даже приблизительно не могу сказать, сколько раз я ее тогда прослушал. Не меньше сотни раз, это точно.

 

Мой район в те годы, по праву, можно было назвать бандитским. Почему так вышло, я не знаю. Вчера еще вполне благополучный район резко стал неблагополучным, криминальным. На наших кварталах пацанам из других районов (особенно из центрального) лучше было не появляться. Чужаков быстро вычисляли и раздевали. В прямом смысле. Если отберут только куртку и ботинки – считай повезло. Самых модных могли и до трусов раздеть.
В школе порядки установились как в колонии для малолеток. Были свои «авторитеты», просто пацаны и «лохи». Лохов «грузили», «ставили на счетчик», гноили по-черному. Рассказать взрослым о своих проблемах – «западло», устроят «темную» и лучше в школе и дворе не появляться. Одного паренька классом младше в такие долги вогнали и такую травлю устроили, что он от отчаяния повесился.
С восьмого класса, когда заболела наша прежняя классная руководительница, мы были предоставлены сами себе. Другие с нами справиться не могли и быстро отказывались. В бандитском районе, в школе с бандитскими порядками наш 8 «В» класс был самым неспокойным, до тех пор пока новый директор школы не договорился с нашими «авторитетами». Соглашение было простое – они получают нормальные аттестаты (без двоек), но до конца их учебы в школе царит порядок. Как он будет наведен, решают «авторитеты», в их методы руководство школы вмешиваться не будет.
И порядок был наведен. Наш класс был настоящей бандой, действовал принцип «один за всех и все за одного», когда речь заходила о противостоянии с другими классами. Между собой разборки были, но когда надо, становились единым целым, бандой. У других классов такого не было, там каждый был сам за себя. Кроме того, нашим «авторитетам» покровительствовали братки с квартала постарше. С их помощью, нашему 8 «В» весной 1994 подмять под себя всю школу, в том числе старшие классы.
Когда перешли в девятый класс, удалось наладить отношения с узбекской школой, граничащей с нашей. С конца 80-х были постоянные конфликты между школами. Мы их не трогали, но они все время пытались самоутвердиться за наш счет. Хотели нас «поставить на место» и рулить кварталом. То «загрузят» кого-нибудь из наших, то драку спровоцируют, напав всем колхозом на одного русского. В ответ мы забивали «стрелку» и начинался замес, школа на школу.
Драки были лютые, с камнями, дубинками, кастетами. Часто они приводили подмогу из ближайших махаллей и тогда победа оставалась за ними. На следующую стрелку мы приводили подмогу с других кварталов (пацанов из русских школ) и брали реванш. В 1994—1995 бесконечный мордобой надоел и нам, и им. Договорились так: мы не трогаем их, они не трогают нас. Если есть проблемы, решаем их на сходке и виновного в возникшей проблеме наказывают свои. На месте, на глазах у противника. Чтобы не было подозрений, что своим делаются поблажки.

 

С осени 1994 в нашей школе было установлено такое правило: внутри классов разборки разрешены, но все конфликты между классами проходят через «смотрящих». Что касается нашего класса, то нас вообще обходили за версту и боялись косо посмотреть, но и нам было строго запрещено приставать к чужакам.
Правило работало четко, пока один наглый малый из нашего класса (по кличке «Фокс»), решивший, что его дружба с «авторитетами» дает ему особые права, не начал его нарушать. Мы его в приватных разговорах называли «положенец», или «шакал Табаки». Он лебезил перед сильными и пользуясь их расположением возомнил себя крутым.
Пока руки не начал распускать его терпели. Ненавидели, презирали, но терпели. Ну ведет себя нагло, по принципу «дешевый понт дороже маргарина», пытается изобразить, что он сам по себе «авторитет», а не обычная «шестерка», да и черт с ним. Мало ли дураков на свете…
Веселуха началась, когда он попытался самоутвердиться за счет обычных пацанов. Наши ему наваляли по самое не балуй, поскольку были не слабее его и тоже драться наловчились, благо учителя были хорошие. Когда фокус с нашими не прошел, неугомонный «положенец» взялся за другие классы и начал кошмарить тамошних пацанов. Его не раз предупреждали, что дружба дружбой, но порядок никто не имеет права нарушать. А ему все нипочем, последние мозги от насвая и анаши атрофировались.
История закончилась тем, что ему сломали челюсть. Дело было так: он попробовал «загрузить» паренька из параллельного класса и для острастки того немного помял, стукнул пару раз под дых и под ребра. Это произошло на глазах многих свидетелей, которые сразу обо всем доложили нашим «смотрящим». Быстро собрали сходку (без участия провинившегося), на которую позвали пострадавшего. На сходке единогласно решили наказать беспредельщика. Жестко наказать. Причем, наказать вызвался мой тезка – главный «авторитет» школы, который долго Фокса прикрывал, считая его своим приятелем. Но теперь терпение лопнуло, виновный должен быть наказан и никаких поблажек не заслуживает.
Сказано – сделано. На сходке был разработан план экзекуции и назначен час Х, который наступил на следующий день. Первым в то утро был урок физкультуры, как раз то, что надо. У всех были свои роли: одни должны были изображать усердную подготовку к футболу, другие должны были травить анекдоты, третьи караулили Фокса в коридоре и дали команду начинать спектакль. Новоявленный палач, который должен был привести приговор в исполнение, занял позицию посередине раздевалки и делал вид, что разминает мышцы перед игрой.
Фокс зашел в раздевалку со своей фирменной «блатной» улыбочкой, протянул руку своему покровителю и тут же отлетел к стене. Мой тезка уже в возрасте 13 лет был горой мышц. а в 15 и вовсе превратился в подобие Халка. Его и так природа щедро наградила богатырским телосложением, а он еще с первых классов занимался греблей. Рука толще чем бедро Фокса, а кулак размером с его голову. Удар был нанесен с размаху и такой силы, что челюсть Фокса превратилась в крошево, стоматологи потом долго с ней мучались.
Дело удалось замять, поскольку все клялись и божились, что Фокс сам споткнулся и ударился челюстью об деревянную скамью раздевалки. Сам он не рискнул раскрывать правду и эту версию подтвердил. Смотреть на него было жалко, откровенно говоря. Мало того, что челюсть перекошена, так еще вид как у побитой собаки. Вчера любимчик «авторитетов» и член их элитного клуба, а сегодня скатился в самый низ иерархической лестницы. Зато в школе вновь воцарился порядок.
Класс у нас был выпускной. После экзаменов многие ушли и из трех классов сформировали два новых. Класс «А» набирался из тех кто набрал лучшие оценки, класс «Б» из тех, кто набрал оценки похуже. Я по результатам экзаменов попал в элитный класс «А». После нашего бандитского отряда 9 «В», новый класс казался сборищем ботанов. Тихо, без драк и разборок. Но потом привык, оказалось, что спокойная жизнь – штука неплохая. Долгое время все держались отдельными группами, дружили только со своими прежними одноклассниками, однако к концу учебы более-менее передружились.
Дружбе способствовал волейбол. В нашу школу вернулся парень, который после третьего класса перевелся в школу поближе к дому. Он жил на другом квартале и до нашей школы ему приходилось долго топать. Но в том году в его школе 10-е классы решили не набирать (началось сокращение старших классов в русских школах).и он вернулся к нам. Он-то нас и заразил волейболом. Ух какие у нас зарубы были…. Делились на две команды и вперед. Любимым предметом у всех стала физкультура, каждая игра становилась событием, которое потом обсуждали несколько дней.

 

Наш бандитский район стал понемногу очищаться от ворья. Этому способствовали драконовские сроки за кражи. Ребята, промышлявшие квартирными кражами («домушники»), говорили, желающих сидеть 10 лет больше нет. Ту же десятку больше не хотели схлопотать автоугонщики. Если в 1992—1993 автоугоны стали бичом в Ташкенте, то к 1995 они практически прекратились. Домушники, карманники, автоугонщики либо занялись менее наказуемым ремеслом, либо уехали на «гастроли» в Россию и Казахстан, где законы были более либеральные.
Я уже выше упоминал зелье под названием «насвай», немного расскажу о нем. Эта гадость в 1995 стала сверхпопулярной в Ташкенте. Зеленые шарики с отвратным запахом, сделанные из табака, извести, золы и куриного помета считались дешевой заменой сигарет. Их «закидывают» под губу и ловят небольшой кайф. Губы разъедает эта дрянь капитально. У тех, кто употребляет насвай годами, нижняя губа оттопыривается как у Анджелины Джоли.

 

Кстати, об Анджелине Джоли. В 1995 вышел фильм «Хакеры», который стал культовым. Многие из моего поколения захотели стать программистами после этого фильма. В этом фильме играла Джоли, покорившая сердца миллионов пылких юношей. И не только сердца… Малолетние прыщавые рукоблуды, по всему миру, пересматривали «Хакеров» каждую ночь ради прелестей молоденькой Анджелины, а не только из любви к компьютерам, как они объясняли родителям свое подозрительное пристрастие к фильму.
Видеомагнитофона у нас в семье тогда еще не было, так что «Хакеров» я посмотрел в то время только один раз по телевизору. Как и фильм «Детки». Сейчас о нем уже мало кто помнит, а тогда он стал сенсацией. Откровенный фильм о наших американских сверстниках. О наркоте, о беспорядочных половых связях и о том, к чему они могут привести. На всех пацанов в классе он произвел впечатление. Помню как те, кто уже имел половые связи, бросились проверяться на СПИД. Потряс фильм тогдашнюю молодежь, задел за живое. Некоторые даже травкой баловаться бросили на какое-то время. Не хотели превращаться в подобия героев «Деток». С малолетства опускаться на дно.

 

Глава недаром имеет гангстерские мотивы в названии и рассказ про мой бандитский район – только прелюдия. Время было по-настоящему жуткое, от пули или бомбы в автомобиле не был застрахован никто. Жертвой киллера или случайной пули в бандитской разборке мог стать самый обычный человек, оказавшийся не в том месте, не в то время. Были случаи, когда снайперы устраивали пристрелки по живым мишеням или получали пробное задание, которое заключалось в том, что надо застрелить какого-нибудь прохожего в парке. Убить могли кого угодно, от дворника в парке, до самых популярных людей страны.
1 марта 1995 все СНГ потрясла новость об убийстве Листьева. Его любила вся страна, это не преувеличение. «Взгляд», «Поле чудес», «Час-пик», «Тема» были откровением для советских и постсоветских зрителей. Все уже привыкли к ежедневным новостям о заказных убийствах, но в них сообщалось о гибели малоизвестных или непопулярных (а то и вовсе одиозных) личностей. А тут такое, погиб самый популярный телеведущий.
В эфире федеральных каналов стояла траурная заставка с надписью «Владислав Листьев убит». Все программы были сняты с эфира, только эта жуткая заставка. Вечером (или на следующий день, уже не помню точно) был прямой эфир из Останкино, где собрались журналисты, политики, чиновники в погонах и без, друзья и родственники Листьева. Много говорили о разгуле преступности в стране, высшие милицейские чины и тогдашний главный прокурор страны клялись и божились, что убийство будет раскрыто в кратчайшие сроки. Обещали навести порядок и нещадно бороться с организованной преступностью. Все это были пустые слова. Беспредел никуда не делся, а убийство Листьева не раскрыто до сих пор…

 

20 марта 1995 теракт в токийском метро устроила секта «Аум синрике». Молодежь спросит, нам-то какое до этого дело? А вот самое непосредственное, потому что в середине 90-х эта секта пустила корни в России и других бывших союзных республиках. Хватало у нас адептов новоявленного гуру по имени Секо Асахара, а сколько появилось адептов других сект… Жуть, что творилось.
В первой половине 90-х расплодились всякие кришнаиты, сайентологи, пятидесятники, свидетели Иеговы. и еще десятки сект. На Украине тысячи стали адептами Марии Дэви Христос и Белого братства. Люди отрекались от родных, отдавали своим гуру последние гроши, отписывали им квартиры. Это было самое настоящее умопомрачение.
Через несколько лет, когда я уже учился в университете, столкнулся со свидетелями Иеговы. Их деятельность уже была запрещена на территории республики, но сектанты никуда не делись и продолжали совращать слабых духом. Ходили по квартирам, вылавливали в толпе студентов, пенсионеров и начинали их обрабатывать.
Столкнулся я с ними вот как: еду на занятие по физкультуре в Вузгородок, выхожу из метро и направляюсь к универу. Навстречу идут три чудика с безумными глазами. Останавливаются передо мной и один из них (видимо главный в группе) говорит:
– Молодой человек, можно вам задать вопрос?
– Пожалуйста – отвечаю я и внимательно осматриваю троицу. Судя по глазам, типичные наркоманы. Думаю про себя: наверно денег сейчас попросят. Но вместо просьбы дать пятачок на косячок, услышал нечто иное.
– Вы думали о смерти? – ошарашил меня иеговист и начал треп про то, что надо готовиться к неизбежному, не грешить и тому подобное.
– Ребят, вы чего? Мне 18 лет, я еще пожить хочу. На всю катушку. А вы мне тут советуете к смерти готовиться…
– Но понимаете…
– Да не хочу я ничего понимать. Мне это не интересно.
– Ну тогда возьмите книгу, почитайте…
– О чем?
– О том, что говорил наш Господь… – и далее новая лекция. Слушать это у меня уже не было ни малейшего желания.
– А как ваша церковь называется? – спросил я, заранее зная ответ.
– Свидетели Иеговы.
– Спасибо за беседу ребят, но я – атеист. Извините, но мне пора на занятие – и двинулся мимо них.
– Возьмите книгу! – крикнул мне вслед главный из иеговистов.
– Спасибо, но я не хочу это читать!

 

А кто-то книжку брал и подсаживался на религиозный опиум. Одна мамина знакомая стала сектанткой, семья еле отбила ее у секты. В православную церковь водили на беседы со священником, психолог с ней работал. С трудом, но удалось вернуть к более-менее нормальной жизни. Ее удалось вернуть, но скольких не удалось… Скольким несчастным сладкоречивые агитаторы затуманили мозг, обобрали до последней копейки и довели до самоубийства или обрекли на рабское существование в своих коммунах.
Власти республики в начале 90-х никак не реагировали на деятельность сектантов. Тревогу забили мусульманские священники, когда в сети сектантов стали попадать не только русские и корейцы, но и узбеки. Вот тогда власти и начали закручивать гайки, сектантов быстро загнали в подполье.

 

Год назад я вновь услышал про свидетелей Иеговы. По работе выехал на наш объект в соседнем городе, Мне в помощь отрядили местного спеца. Нам надо было перепроверить схемы теплосетей, разобраться с тем, какие тепловые камеры функционируют, а какие больше не используются.
Долго искали камеру-фантом. На схемах есть, а найти не можем. Искали-искали, обошли все закоулки, но ничего похожего на камеру не нашли. Как выяснилось позже, на схему ее нанесли по ошибке. Пока искали, прошли мимо странного дома. Обычный с виду дом, но с небольшой башенкой и крестом на башенке. Спрашиваю у коллеги:
– А это что за дом такой? С крестом.
– А это молельный дом свидетелей Иеговы. Они еще в 90-х его построили и с тех пор здесь собираются.
– Так они же запрещены…
– Ну да. Но вроде никому не мешают, больше свои книжки не раздают. Вот их никто и не трогает.

 

9 мая 1995 страна с размахом отметила 50-ти летний юбилей великой победы. Волна очернительства нашей истории на телевидении стала спадать, в эфир вернулись советские фильмы про войну. В Чечне, вроде бы, дела пошли на лад. После взятия Грозного и других крупных городов появилась надежда на скорое окончание бойни и наступление долгожданного мира. Никто и подумать не мог, насколько обманчива эта надежда.
14 июня 1995 две сотни чеченских боевиков во главе с Басаевым вторглись на территорию Ставропольского края. Жертвой налета стал город Буденновск. Басаевские головорезы разгромили РОВД, городскую администрацию, подожгли Дом детского творчества и захватили местную больницу. В больнице было 650 пациентов и 450 медработников. Туда же согнали еще почти тысячу заложников из ранее захваченных зданий. По дороге к больнице боевики расстреляли почти сотню человек, пытавшихся оказать сопротивление или сбежать.
Был неудачный штурм, показательные казни заложников, долгие переговоры. Помню лицо Черномырдина, который по телефону пытался договориться об освобождении заложников с Басаевым. Помню и кадры с заложниками, которых боевики выставляли в виде живого щита перед окнами. Роженицы с грудными детьми, стоящие под прицелом боевиков и умоляющие спецназовцев не штурмовать больницу, до сих пор стоят перед глазами. Не хочется это вспоминать, но и забыть невозможно. Жуткие кадры.
19 июня боевики освободили большинство заложников и покинули больницу. Им обещали приостановить боевые действия в Чечне и свободный проезд до мятежной республики. 20 июня на территории Чечни были освобождены последние 123 заложника. Жертвами нападения на город стали 147 человек. Басаев стал террористом №1 в России, на него была устроена охота, но расплата за Буденновск и другие его преступления наступила только в 2006 году.

 

Может показаться, что я специально выискиваю только негатив и сгущаю краски, но нет, это не так. Просто время такое было, что негатива море разливанное, а позитива кот наплакал. Не свихнуться окончательно, не впасть в депрессию помогали КВН и Задорнов. Он в те годы жег напалмом своими рассказами про тупых американцев, веселил страну и поднимал народу самооценку. Задорнов тогда четко уловил настроения общества, в котором явно нарастал антиамериканизм, пришедший на смену обожания Запада и всего западного в 80-х.
Особая тема в его выступлениях была посвящена американским законам, точнее законам отдельных городов и штатов. Как можно было не засмеяться, если законы и правда бредовые? Например, в Индиане законом установлено, что значение числа Пи составляет 4, а не как во всем мире – 3,14. В Луизиане запрещено грабить банк и стрелять в банковского кассира водяным пистолетом, а в Небраске официально запрещено продавать дырку от пончика. В Калифорнии запрещено есть мороженое, стоя на тротуаре и взрывать ядерные устройства в черте города, иначе придется заплатить штраф 500 долларов. Смех, да и только.
Но это ладно, 16 марта 1995 года штат Миссисипи принял еще один удивительный закон, над которым потом долго стебались все кому не лень. Закон о запрете рабства. Нет, это не шутка. Как ни парадоксально звучит, но в штате Миссисипи до 1995 года рабовладение не было запрещено местным законом. А что не запрещено, то разрешено. Вот тебе и США, вот тебе и «Луч надежды» для всего мира, как однажды сказал Обама.
Американцы нас называли «Империей зла», но в России еще в 1861 было отменено крепостное право, а в США на федеральном уровне запрет на рабство был закреплен 13-й поправкой к конституции 18 декабря 1865. На четыре года позже нас. На уровне штатов же процесс растянулся на столетие с лишним и завершился только в 1995. А если вспомнить, что расовая сегрегация (которой у нас никогда не было) в США была запрещена только в 50-х годах XX века, то встает вопрос: а точно ли заокеанская держава – «Светоч демократии»? А ведь она себя таковой считает и постоянно об этом твердит.

 

Впрочем, главу про 1995 год хочется завершить на более мажорной ноте. Было одно событие, которое тоже связано с США и, на мой взгляд, является позитивным. Меня сложно упрекнуть в симпатиях к этому государству, а тем более к американской политике, но это и правда великая страна, которая много чего добилась. Там есть много толкового, что можно позаимствовать, да и умные головы всегда водились в изобилии. И те, кто был рожден на американской земле, и те, кто эмигрировал из других стран: Томас Эдисон и Альберт Эйнштейн, Роберт Фултон и Элайша Отис, Никола Тесла и Александр Белл, братья Райт и Вернер фон Браун, Генри Форд и Уолт Дисней.
Умные головы из компании Microsoft в 1995 перевернули мир, выпустив операционную систему Windows 95. Можно по-разному относиться к «винде», те же линуксоиды и яблочники ее сильно не любят, но именно с выпуска Windows 95 началась тотальная мировая компьютеризация. Пользователи получили простую и понятную в использовании операционную систему, которую можно было установить на «железо» от огромного количества производителей. Успеху новой операционки способствовал выход пакета офисных программ Office 95, который заменил старые dos`овские программы и конечно же легендарный пасьянс «Косынка».
Сотни миллионов человек начали знакомство с компьютером благодаря 95-й «винде». Один из них я. Мой первый компьютер был на переходном 586-м процессоре (брат-близнец Pentium I, только от другого производителя), именно с Windows 95 на борту. На этой шайтан-машине был набран текст дипломной работы, сделаны первые фотожабы и прочитаны последние 5 частей «Хроник Эмбера». Эх… ностальгия.
Назад: 13. 1994. Иллюзия возрождения и шампунь «Лимончики»
Дальше: 15. 1996. Год перелома